Адам Малыш: Нам нужна идея, новая система

Адам Малыш о неудачном сезоне польских прыгунов, возможной смене тренера команды и поиске преемников действующих чемпионов.

Адам Малыш: Нам нужна идея, новая система

< p class = "t - 20 pb-2 md: pb-3"> Адам Малыш — директор Польской лыжной ассоциации координатор прыжков с трамплина и комбинированного

Вы чувствуете облегчение, что этот сезон наконец-то подходит к концу?

На самом деле это была очень трудная зима. И для меня, и для всего состава: персонала, игроков, тренеров. Не удалось, как редко когда-либо. У нас позади трудные времена, но я верю, что то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Нам нужно быть позитивными и учиться на своих ошибках. Знание того, как усвоить такие уроки, всегда является ключом к успеху.

Что это за запросы, которые нужно изменить?

Дело не в том, что мы абсолютно уверены в определенных вещах прямо сейчас и знаем, как они должны выглядеть в будущем. Мы все время разговариваем, анализируем ситуацию. Самое главное будет принять решение о будущем тренерского штаба. Посмотрим, подойдет ли нам предложение, представленное Михалом Долежалом, то есть Польской лыжной ассоциацией.

Когда вы примете решение по поводу трейнера?

Через неделю-две после окончания соревнований в Планице (25-27 марта — прим. ред.). В то же время мы хотим, чтобы персонал выбирал тренер. Я не вижу другого выхода, у него должна быть хоть какая-то свобода действий.

Может ли сегодня Польская лыжная ассоциация позволить себе нанять каждого тренера в мире?

У нас нет бездонного бюджет. Нужно трезво относиться как к финансовым ожиданиям потенциального нового тренера, так и к тому, что он может нам предложить. Я также хочу вас успокоить: мы не можем позволить себе абсолютно всех, но наш бюджет позволяет нам нанять действительно хорошего тренера. Думаю, подобные возможности есть и у других ведущих федераций.

Решение остается за вами, будете ли вы консультироваться с игроками при выборе тренера?

Мне поручено поговорить с тренерами и принести «продукт» в PZN. Я считаю, что стоит поговорить с прыгунами, но выбор будет за профсоюзными властями. Не может быть, чтобы за игроками был отдан решающий голос, потому что тогда могут возникнуть странные ситуации, когда один хочет работать с данным тренером, а другой категорически не хочет.

Стоит ли нам судить об окончании сезона в целом, или мы должны смотреть на него через призму Олимпийские игры?

Игры искажают перспективу. Давид Кубацки завоевал медаль, а Камиль Стох дважды был близок к подиуму, но через несколько недель во время чемпионата мира по полетам мы оказались вне топа. Надо оценивать сезон комплексно. Многое происходило, мы переживали взлеты и падения как представительство. Не хватило одного броска формы, после которого игроки сохранят высокий уровень.

Насколько сильно повлияла турбулентность аппаратного обеспечения, не всегда передающего контроль над результатами представления?

Такие события всегда влияют на игрока, этого нельзя избежать. Изначально оборудование было не таким, каким должно быть, потому что финн, отвечающий за его контроль, Мика Юккара, докучал нам. Позже прыгуны получили все, что у нас было. Никогда в предыдущие годы мы не носили столько гидрокостюмов, как в этом сезоне.

Глядя на пересечения с контролером Юккарой с точки зрения всего сезона, у вас все еще остается впечатление, что с поляками обошлись несправедливо?

Мы имеем право так думать, поскольку у него все время были сомнения насчет нас. Наши игроки зачастую тратили на контроль несколько минут, а другие – несколько. Такие события вызывают сомнения в неравном обращении.

В последнее время вы много говорите о том, что «надо делать ставку на молодежь». Значит ли это, что в следующем сезоне мы будем чаще видеть более молодых игроков на чемпионатах мира?

Мы хотим, чтобы наши талантливые игроки получили шанс в самых важных соревнованиях. Ведь мы часто видим подобные истории: молодой прыгун успешно выступает в Континентальном кубке, переходит во взрослую команду, начинает забивать, делает успехи. Так делают немцы, словенцы и австрийцы. Они прыгают иногда лучше, иногда хуже, но их видно. Мы хотим, чтобы для нас это было похоже, потому что пока этот скачок между соревнованиями более низкого и более высокого ранга слишком велик для наших игроков. Они хорошо смотрятся на соревнованиях более низкого уровня, а затем умирают, когда дело доходит до соревнований на уровне Кубка мира.

Может у вас голова не поспевает за талантом?

В нем много элементов. Нужна логическая идея, новая система. Год назад мы объединили команды А и Б, поначалу это дало эффект. Младшие последовали за старшими, год назад 11 игроков забили на чемпионате мира. Теперь он перестал работать. Мы хотим что-то сделать, мы ищем решение.

Каковы ваши конкретные идеи по улучшению ситуации?

Ведь вы видите, что это не пустые слова: мы все время действуем, ищем решения, какую-то золотую середину. Мы обмениваемся тренерами, создаем системы… Результаты, однако, неудовлетворительны. Дело не в том, что у нас в Польше плохие тренера, а в том, что нам нужен лейтмотив, может быть, иностранный. Мы думали, что со Стефаном Хорнгахером у нас все получится. Работа штаба руководствовалась конкретной идеей того времени и должна была опуститься на дно пирамиды. Никто не ожидал, что Хорнгахер покинет команду. Мы слышали много жалоб от тренеров, которые не имели возможности увидеть, как тренируются лучшие тренера. Теперь все будет иначе. Мы хотим оказать давление на тренера персонала, чтобы он делился своими знаниями и помогал другим. Диалог необходим, беседа — ключ к успеху.

Вы не боитесь, что некоторые из опытных игроков бросят лыжи после олимпийского сезона?

Это очень деликатная тема, особенно когда речь идет о прыгунах старшего возраста, которые составляют костяк команды. Каждому из них предстоит определиться со своим будущим. Мы, как PZN, точно ни на кого не будем давить. Никто из прыгунов не спросил у меня совета по этому поводу.

Стимулом остаться может быть то, что у них нет преемников…

< p class = "статьяBodyBlock - абзац" id = "block-id-R90xO_rYps">У нас в стране всегда были очень талантливые прыгуны, мы регулярно завоевывали медали в юниорских соревнованиях. Сейчас таких мест на пьедестале нет, но это не значит, что талантливых игроков не хватает. Есть братья Йойкос, Ян Хабдас и Адам Нижник, которые недавно боролись с проблемами со здоровьем. Это прыгуны, у которых есть потенциал выиграть медали.

Программа, запущенная совместно с Lotos «Ищем преемников мастера» — гарантия того, что сегодняшние трудности являются временными?

Его создание около десятка лет назад означало, что больше игроков остаются во время прыжков, молодежь не рассыпается. Они соревнуются, у них есть оборудование и стипендии, они могут развиваться. Наличие таких программ крайне важно. Не только у нас, у каждой страны свое представление о развитии молодых прыгунов.

Все эти программы, системы и деньги, вливающиеся в польский конкур, связаны с вашими успехами…

Никогда не думал об этом так, хотя знаю, что оказал большое влияние на развитие прыжков в наша страна.

Вы завидуете своим молодым игрокам тем возможностям, которые у них есть сейчас?

Конечно смотрю и завидую! В мое время у нас не было ни такого оборудования, ни таких возможностей. Сегодня нужны ресурсы и идеи для привлечения молодежи в спорт. Я рад, что мы все еще успешны.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа