Александра Гавликовская-Фык: Дождитесь конца года

На мой взгляд, сокращение импорта сырья Европой окажет огромное влияние на российскую экономику, — считает Александра Гавликовска-Фык, директор программы по энергетике аналитического центра Forum Energii.

Александра Гавликовская-Фик: В ожидании конца года

Доктор Александра Гавликовска-Фик специализируется на энергетической политике и нормативных актах Европейского Союза, в частности, в области внутреннего рынка электроэнергии, энергетической безопасности и преобразования с низким уровнем выбросов. В течение пяти лет была руководителем проекта «Энергетика», а затем программы «Международные экономические отношения и энергетическая политика» в Польском институте международных отношений.

Каково значение сырья из России для нашей широко понимаемой энергетической системы, включая транспорт и отопление? Сильно ли мы зависим от России? Какое сырье волнует больше всего: нефть, газ или, может быть, уголь?

Мы зависим от импорта всех этих энергоресурсов из России, и самое главное, от импорта сырой нефти. Своей нефти мы практически не производим, целых 97 процентов. то, что мы потребляем, поступает из импорта, и более 65 процентов этого объема. только что из России. Эта зависимость в случае нефти, используемой в производстве топлива, а также в других отраслях экономики, является наибольшей. С газом ситуация немного другая. Мы производим 20 процентов, 80 процентов для собственных нужд. Мы импортируем газ, более половины которого поступает из России. Это все еще много, но в прошлом эта связь была в основном 100%. Десяток лет назад мы импортировали газ только с Востока. Стоит напомнить, что сейчас мы завершаем строительство Балтийской трубы, которая соединяет нас с газовыми ресурсами Норвегии. Мы перестанем покупать газ у России в конце года. Остался еще уголь. Мы его крупный производитель, около 20 процентов импортируем. то, что мы используем, в основном для целей выработки тепла в домашних хозяйствах и небольших котельных, в основном на востоке страны. Из них 75 проц. родом из России.

В связи с тем, что наша энергетика по-прежнему во многом базируется на угле, который мы добываем сами, мы находимся в меньше зависит от сырья из России, чем другие европейские страны?

Из-за того, что уголь в течение многих лет доминировал в нашем энергетическом балансе, Польша на самом деле не сильно зависела от импорта ископаемого топлива. При рассмотрении всех потребностей в энергии во всех секторах и из всех источников наша зависимость составляет 46%. В среднем по ЕС на самом деле немного больше. Плохая новость, однако, заключается в том, что наша зависимость от энергии неуклонно росла в последние годы. Это было связано с тем, что потребность экономики в энергии росла быстрее, чем ее производство из угля.

Ввести санкции против России — в основном финансовые, но и касающиеся продажи некоторых технологий в Россию — уже сократить поставки ископаемого топлива с этого направления?

Пока не видно, но в результате этих санкций среднесрочные возможности добычи сырья и отправки его в Европу через Россию снизятся. Я думаю, что можно похоронить газопровод «Северный поток — 2», потому что компания, которая его эксплуатирует в ЕС, подала заявление о банкротстве. В долгосрочной перспективе российские компании не смогут обойтись без импорта технологий, особенно когда речь идет об эксплуатации ресурсов из нетрадиционных мест, таких как шельфовые месторождения. Но ситуация настолько динамична, что касается действия санкций, что можно ожидать каскадных эффектов, в том числе проблем с доступностью сырья.

Предположим, что ЕС и Польша ограничатся импортом сырья из России. Как быстро мы сможем восполнить этот дефицит? Придется ли нам считаться с резким падением производства энергии и ее нормированием?

На эти вопросы нет ясного и простого ответа. У нас есть обязательные системы запасов, национальные или глобальные, такие как нефть. Основные поставки последуют в ближайшее время. Мы на пороге весны, поэтому проблем с отоплением ощущаться не должно. В случае с газом нам придется подождать до конца года. К тому времени у отрасли, на долю которой приходится большая доля внутреннего потребления, будут проблемы. Таким образом, эта приостановка импорта приведет не только к проблемам с доступностью газа, но и, возможно, к другим продуктам.

Возможно, самый простой способ — обеспечить поставки нефти, поскольку для этого не требуется передающая инфраструктура, такая как поставки газа? < /б>

В случае с нефтью основным вариантом диверсификации для нас является морской путь. У нас уже есть нефтепорт, который может значительно увеличить масштабы приема сырой нефти таким образом. А нефтяные компании давно диверсифицируют источники поставок, например, у них есть контракты с Саудовской Аравией и США. Это глобальный рынок, который работает немного иначе, чем рынки газа и угля. Международное энергетическое агентство, имеющее глобальные запасы, уже работает над успокоением рынков.

Каковы будут последствия прекращения импорта ископаемых видов топлива из России на их цены, а затем и на цены самой электроэнергии? Беспокойство по поводу доступности сырой нефти вызвало бум цен на нее, как и в случае с газом. С другой стороны, квоты на выбросы CO2 с начала конфликта были дешевле. Во вторник их цена составляла менее 69 евро за тонну, тогда как до вторжения России в Украину она составляла около 95 евро. Это немного облегчит рост цен на энергоносители?

Мы, конечно, должны признать, что сырье будет дороже. Если рыночная цена — в их будущем дефиците, то мы увидим ее в ценах на нефть и газ. На рынке сырья будет нервозно, на рынке разрешений тоже. Мы видели во время пандемии, что эти цены резко упали, а затем так же сильно выросли. Но сценарии, при условии, что сырье подорожает, сформулировать сложно, потому что ситуация очень динамичная. Отключение импорта из России точно не обойдется без затрат.

Некоторые комментаторы считают, что рынок квот на выбросы CO2 начинает ценить изменения в климатической политике ЕС. На ваш взгляд, падение цен на эти сертификаты не перманентно?

Я бы не стал сводить последнюю скидку на эти надбавки только к ожиданиям финансовых институтов, что климатическая политика ЕС будет внезапно свернута вспять. Уже существуют правила, которые приводят к снижению участия финансовых учреждений на этом рынке. Это также может быть одним из источников снижения котировок сертификатов. Я бы не сказал, что это конец климатической политики ЕС.

На цены сырья будет влиять то, что будет с его российским производством: упадет ли оно или будет перенаправлено на другие рынки, кроме европейских. Способна ли Россия быстро переориентировать свой экспорт, например, на Китай?

Недавно мы узнали о подписании соглашения между Россией и Китаем и строительстве нового газопровода. Но речь идет о крупных и трудоемких инвестициях в инфраструктуру. В случае с нефтью нужно помнить, что международные нефтяные компании, такие как Shell и Exxon, уходят из России. Это означало бы ограничение торговли с Россией. Масштабы ответов западных институтов и компаний огромны, и это снизит интерес к нефти и газу со стороны России. Это огромный удар по российской экономике.

Это означает, что эмбарго на ввоз сырья из России было бы экономически невыгодно для России. Некоторые комментаторы считают, что на самом деле это будет означать большие неприятности для Европы, но Россия не сильно пострадает. Вы не согласны с этим?

Экспорт энергоресурсов за прошлый год дала России доходы в размере 500 млрд злотых, что эквивалентно польскому бюджету. Россия готовилась к санкциям в финансовой сфере, но не к санкциям, связанным с энергоресурсами. Они непрерывно текут с 1950-х и 1960-х годов, даже во время холодной войны. Анализы показывают, что Россия недооценила масштаб реакции Запада на ее нападение на Украину. На мой взгляд, снижение европейского импорта сырья окажет огромное влияние на российскую экономику.

Вернемся к упомянутой Балтийской трубе. Можно ли ускорить эти инвестиции? Какая часть дефицита газа, который был бы закрыт за счет прекращения импорта из России, будет покрыта этим газопроводом?

Он покроет эту потерю на 100%. Мы импортируем из России около 10 млрд м3 газа, и это тоже мощность «Балтийской трубы». Ожидается, что он будет готов к концу года, и будет трудно продвинуться вперед. Я не хочу этого исключать, потому что, например, есть информация о том, что строительство газопровода между Польшей и Литвой может быть ускорено. Но проект Baltic Pipe годами реализуется очень быстро, и все указывает на то, что газопровод будет сдан вовремя. Это хорошие новости.

Мы меньше всего зависим от импорта угля, но его возможный дефицит довольно сильно ударит по домохозяйствам, причем самым бедным. Может ли внутренний майнинг увеличиться, чтобы покрыть этот дефицит?

Положение польской горнодобывающей промышленности сложное. Трудно рассчитывать на увеличение добычи нашими шахтами, которые, кстати, ориентированы на снабжение электроэнергетики. Мы обязательно будем частично увеличивать импорт с других направлений, кроме России. Но мы видим окончательное решение проблемы дефицита углерода в другом месте. В первую очередь необходимо изменить системы отопления домохозяйств, использующих уголь. Монтаж тепловых насосов можно значительно ускорить. Кроме того, уголь проблематичен и по другим причинам, потому что мы хотели от него уйти. Кроме того, необходимо инвестировать в энергоэффективность зданий и тепловую модернизацию. Действие не зрелищное, но действенное.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Александра Гавликовская-Фык: Дождитесь конца года
Глава СДП Шредеру: С агрессором дела не ведутся Путиным