Александра Шленска: Не только королева Бона

В 2013 году по инициативе ZASP Александре Шленской было посмертно присвоено звание Героини польского кино. Однако нельзя забывать, что она превыше всего ценила и любила сцену: она была выдающейся драматической актрисой, более 30 лет связанной с варшавским театром Атенеум.

 Александра Сленская: Не только королевская Бона

Александра Сленская в главной роли в Историческая серия Януша Маевского «Królowa Bona»

Ее настоящее имя Александра Васик. Когда после войны она училась в Государственном драматическом училище при Театре им. Юлиуша Словацкого в Кракове (в 1947 году окончил PWSA), как сообщается, один из его преподавателей, Веслав Гурецкий, решил, что «Вонзик» — не броское имя для будущей звезды. А может причина была совсем в другом? Но об этом через мгновение. Во всяком случае, в колледже о ней говорили «та самая из Силезии», поэтому на ум пришло сценическое имя.

Ее актерский талант заметили и отшлифовали выдающиеся актеры и довоенные педагоги, в т.ч. Людвик Сольский, Юлиуш Остерва и Александр Зельверович. Дебютировала на театральной сцене в спектакле «Словацкий» еще будучи студенткой: ролью Розы в спектакле «Бартош Гловацкий» Ванды Василевской в ​​реж. Юзеф Карбовский. Немного случайно, потому что в качестве замены больной актрисы. И тем не менее театральные критики и зрители оценили его «завораживающее юношеское великолепие». Уже тогда она обладала недюжинной статной красотой – была высокой и стройной, с острыми чертами лица и красивыми рыжими волосами. Но своим профессиональным успехом и признанием зрителей она обязана таланту и необыкновенному трудолюбию.

Мисс из Катовице

Она не была «девушкой из ниоткуда», без известного имени. А может быть, проблема именно в этом происхождении из послевоенной Польши? Она родилась в состоятельной буржуазной семье 4 ноября 1925 г. в многоквартирном доме в Катовицах на улице Понятовского, 34. Ее отец, Эдмунд Васик во II РП, был заместителем директора округа Польского государства. железных дорог и он был известным активистом Силезского восстания, а в 1935–1938 годах был депутатом Сейма Польской Республики. Александра воспитывалась (вместе с младшим братом) в очень хороших бытовых условиях; ее родители могли себе позволить частые посещения театров, куда с удовольствием водили дочь-подростка. Так Александра-подросток подхватила «эстрадный жук» и захотела стать актрисой.

Ее далеко идущим планам помешала начавшаяся война. Но заботливая мать, чтобы не допустить отправки дочери на принудительные работы в Третий рейх, отправила Александру к родственникам в Вену. «Там за ней ухаживала какая-то тетя, и она работала и училась актерскому мастерству», — сказал в интервью «Dziennik Zachodni» Щенсный Зигмунт Гурский, доктор естественных наук, магистр физики, единственный сын актрисы, плод ее первого брака. с Чеславом Горным. — Ее огорчили комментарии на эту тему, она предпочитала не объяснять, что это побег с принудительных работ, не все это поняли. Именно в Вене они встретили мать печали» (по: Павел Пиотрович, «Холодная королева», Kultura.onet.pl). После войны первые годы была связана с Краковом, на сцене Театра им. Юлиуш Словацки сыграла в нескольких спектаклях (особенно она оценила свою игру в роли Стеллы вместе с Юлиушем Остером в «Фантазиях» Словацкого), приобрела опыт и признание, но столица ее влекла.

Дебют на экране

Однако до переезда в Варшаву она дебютировала перед камерой в «Краковском времени». В 1947 году она снялась в важном послевоенном фильме Ванды Якубовской. «Последний этап» (премьера: 28 марта 1948 г.) — «полудокументальный рассказ, основанный на воспоминаниях, о судьбе узниц нацистского лагеря смерти Освенцим-Биркенау; изображение человеческих страданий и трагедий, но и человеческой борьбы за достоинство» (по: Filmpolski.pl), где Александра Шленска, несмотря на то, что по первоначальному замыслу режиссера было сыграть одну из заключенных польских женщин, она сыграла роль «жестокая, безжалостная, хотя и не лишенная некоторых человеческих черт, Оберауфсехерин» — надзирательница за женщинами, обреченными на истребление. Образом персонажа послужила женщина-садистка из СС Ирма Грезе, которую заключенные называли «прекрасным зверем». После войны Грезе за свои преступления повесили на виселице — 13 декабря 1945 года в Хамельне.

Александра Шленска в эсэсовской форме и с фырканьем в руке выглядела перед камерой крайне правдоподобно. Неужели юная актриса — нордической красоты и холодных глаз, а благодаря нескольким годам в Вене прекрасно говорившая по-немецки — поняла, что многие зрители будут ассоциировать ее с этой ролью на долгие годы? Во всяком случае, после премьеры фильма «Силезия» ей приходили письма с угрозами и оскорблениями, ее даже обвиняли в сотрудничестве с Германией! Актриса достойно переносила эти оскорбления, хотя еще в конце жизни жаловалась на журналистов, расспрашивавших о «немецких нитях» в ее карьере. В последнем интервью, которое она давала — и давала очень редко — на страницах «Życie Literackie» в 1989 году, можно было прочитать: «Тема немецких женщин в актерской игре меня немного раздражает. Это не профессиональный термин. Мы не играем в национальности!». Неудивительно, впрочем, журналистов, ведь Силезия за свою карьеру несколько раз играла немку, как на сцене, так и перед камерой. «В фильме я играла двух немок (…) и они были другими, нарисованными разными средствами, в других произведениях, несущих другой посыл. Позже я играла американку, француженку, русскую, многих персонажей из скандинавского репертуара, и все спрашивают о немках». К сожалению, вторая немка, которую сыграла Александра Шленская, снова оказалась охранницей концлагеря Освенцим. В 1963 году она сыграла роль Лизы в «Пассажирке» в реж. Эдвард Мунк, где на борту океанского лайнера бывшая узница Марта узнает в Лизе свою мучительницу… А «немецкое клеймо» дополнило роли в Театре «Современник» в Варшаве.

От Аксера до Варминского

Она переехала в столицу Александровской Силезии в 1949 году — ее нанял Современный театр, которым руководил Эрвин Аксер. В ноябре того же года Аксер поставил «Немцев» Леона Кручковского, которые сам поставил. В своем дебюте на варшавской сцене Силезии она сыграла немку Лизель, вдову старшего сына семьи Зонненбрух, сторонника Гитлера. Кстати, в этом спектакле, опять же поставленном Аксером, актриса вновь сыграла главную роль — в 1955 году она вышла на сцену Национального театра в роли Рут Зонненбрух — дочери профессора, художницы, путешествующей по «немецкой Европе», пытающейся сделать «человеческий жест» (помогает Иоахиму Петерсу сбежать).

Однако не будем демонизировать эти «немецкие нити» в художественных достижениях Александры Силезской. Они не должны заслонять ее выдающиеся актерские способности. И в этом не было недостатка в богатых достижениях Силезии. Она уже играла интересные роли при Аксере, но профессиональных высот достигла благодаря Янушу Варминьскому.

Януш Варминьский, уроженец Варшавы, 1922 года рождения, награжденный Крестом Доблести, бывший солдат Армии Крайовой, вошел в историю польского театра как «один из режиссеров-рекордсменов европейского масштаба: он занимал должность руководителя театра «Атенеум» в общей сложности 44 года. Он стал директором в 1952 году и с двухлетним перерывом между 1958 и 1960 годами был им до самой смерти в 1996 году». (после: www.teatrateneum.pl). Как мы можем прочитать в биографии на сайте театра «Атенеум», в первые годы своего руководства Варминьский не только соблюдал требования социалистического реализма, но и «выбирал из бумажной литературы те пьесы, в которых замечал хотя бы тень конфликты. (…) С 1956 года он смог создать «театр индивидуальных причин» своей мечты, реалистический театр, основанный на хорошей литературе и солидном, надежном и измеримом мастерстве: актерском мастерстве, режиссуре и сценографии. В основном его интересовала современная литература, которая была магнитом для публики, изголодавшейся по разным постановщикам, и «идеологически правильные» трактовки классики. Действительно, в Атенеуме также играли классические произведения, например, «Ричард III» Шекспира был известным событием (…). Однако современные, зарубежные и польские авторы имели преимущество в репертуаре, по крайней мере, в первые два десятилетия управления. Появились известные и модные американские драматурги: Теннесси Уильямс («Трамвай «Желание»), Артур Миллер («Смерть коммивояжера»)».

Уже в 1952 году Александра Силезская появилась в качестве гостя на досках Атенеума (в «Справе Родзинной» Ежи Лутовского), а через год сыграла главную роль в «Мисс Маличевской» Габриэлы Запольской. В 1956 году она устроилась на постоянную работу в Атенеум, а в частном порядке стала женой Януша Варминьского. Они сформировали дуэт поддержки, и Силезия «была его [Варминьского] музой на протяжении многих лет совместной жизни и оказала значительное влияние на форму Атенеума».

Шленска сыграла более 30 ролей в Атенеуме, в среднем по одной в год. Ведь дело не в количестве. Качество имело значение — и это было исключительным. Она играла современных женщин, а также королев и аристократок в классике театра. Не злоупотребляя выразительными средствами, а используя свою природную крутость и самобытность, она создавала многомерных, неочевидных персонажей.

«В данный момент я чрезвычайно поглощен исследованием психологической сложности каждого персонажа. Потому что, будь то классическая или современная работа, или представляет философские, политические или моральные проблемы, человек имеет право быть сложным везде», — сказала она в 1964 году (после: «Александра Шленска 1925-1989», под редакцией Б. Ласочки, Варшава 1990 г. ). Она замечательно играла, среди прочих Бланш в «Трамвае «Желание»» Теннесси Уильямса (1958), Мать Иоанна Ангелов в «Демонах» Джона Уайтинга (1963), Инес де Кастро в «Мертвой королеве» Анри де Монтерлана (1964). Моника Мокжицка-Покора в биографии на сайте Culture.pl подчеркивает, что Александра Сленская «была близка драматургии Антония Чехова и Августа Стриндберга. .

Королева и профессор

Она была перфекционисткой и титаном в работе. С 1973 г. она читала лекции в PWST в Варшаве, а в 1987 г. была назначена доцентом. К воспитанию будущих актеров и актрис она относилась очень серьезно – как и ко всему, что делала сама. Особенно среди молодых возрастных групп это вызывало страх. Ее иногда называли «королевой холода» как в артистических, так и в студенческих кругах. Но Силезия действительно была героиней польской сцены.

Помимо игры в «Атенеуме», она находила время для частых выступлений в чрезвычайно популярном в то время Телевизионном театре — всего она сыграла в нескольких десятках спектаклей. Более того, она занималась дубляжом. Ее наибольшим успехом на этом поприще стало озвучивание главной героини британского сериала «Елизавета, королева Англии». В оригинале ее играла Гленда Джексон — эта выдающаяся актриса, ведь не знавшая польского языка, как сообщается, была очень впечатлена тем, как Силезии своим голосом удалось идеально передать характер и эмоции королевы.

Александра Силезская была предрасположена играть правителей и аристократок, надменных и знатных женщин. О ней знали режиссеры, поэтому в ее актерских достижениях немало таких ролей. Она была, между прочим, Мария Стюарт из драмы Юлиуша Словацкого в телеспектакле Иренеуша Каницкого (1965), Телимена в «Пан Тадеуш» Мицкевича реж. Адам Ханушкевич (Телетеатр, 1966), жена короля в «Болеславе Смелом» (1971) — художественном фильме режиссера Витольда Лесевича, графиня Мария Потоцкая в сериале «Большая любовь Бальзаки» (1973, реж. Войцех Солярж) ). Все эти персонажи были лишь прелюдией к роли всей ее жизни.

Что ни говори, а венцом (!) ее актерской карьеры стало выступление в историческом сериале Януша Маевского «Królowa Bona» (премьера первой из 12 серий состоялась на телевидении в канун Рождества 1980 года). Ее Бона Сфорца была чрезвычайно убедительна — хотя, возможно, не в первой части, когда она играла роль 24-летней Боны, молодой жены короля Сигизмунда I Старого. В то время актрисе было 55 лет, что было заметно и обеспокоило некоторых зрителей. Но как зрелая королева Бона оказалась незаменимой. Так что, когда Януш Маевский снимал «Эпитафию Варваре Радзивилловне» (1982), в роли матери Зигмунта Августа (Ежи Зельник) не могла не быть Александра Шленска – персонаж Боны Сфорца прощался со зрителями кино и телевидение.

Она сыграла еще несколько ролей в театре «Атенеум», поставила несколько спектаклей, но ее здоровье начало подводить. Летом 1989 года она уехала в Карловы Вары на лечение, но когда вернулась в Польшу, оказалось, что она неизлечимо больна. Умерла 18 сентября 1989 г. В 2013 г. по инициативе ЗАСП Александре Шленской было посмертно присвоено звание Героини польского кино.

 Александра Силезская: Не только королева Бона

Александра Шленская в роли графини Идалии и Ян Свидерский в роли Речницкого в «Фантазиях» Я. Словацкого. Театр Атенеум, 1973 г.

Хартвиг ​​Эдвард/НАК

 Александра Силезская: Не только королева Бона

Кадр из фильма» Последний этап» (1948). Вторая слева — Александра Силезская в роли Oberaufseherin в KL Освенцим-Биркенау

archiwum Filmu/Forum

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Александра Шленска: Не только королева Бона
Канал Европы