Алоизи З. Новак: Новые экономические вызовы для Польши

Достижение структурного конкурентного преимущества требует интеграции деловых и технологических стратегий на микро- и макроуровне. Это кажется серьезной проблемой для нашей страны.

Алойзи З. Новак: новые экономические вызовы для Польши

Высокая инфляция, рост процентных ставок, перспектива замедления экономического роста при реальной угрозе рецессии, пессимизм на финансовых рынках ключевых экономик мира – вот лишь некоторые из тревожных тенденций в мировой экономике. Некоторые из них появились с последствиями пандемии. Текущие угрозы мировой экономике, а также новые, возникающие в результате агрессии России в Украине, подводят к анализу потенциала экономических возможностей и угроз, в частности применительно к польской социально-экономической действительности.

Возвращение к довоенному геополитическому статус-кво становится невозможным и неприемлемым для большинства международного сообщества. Для мировой экономики есть как минимум три дополнительных фактора риска, и они оказывают на них совместное влияние. В первую очередь речь идет о ситуации на энергетическом рынке в мире, особенно в Европе. Но и о нарастающем продовольственном кризисе, теперь помноженном на жестокие действия российской армии на Украине. Наконец, не менее важным фактором риска является прогрессирующее изменение климата, влияющее, в том числе, на понимание важности вопроса углеродной нейтральности. Климатические бедствия уже вызывают более чем в три раза больше перемещений, чем конфликты.

Уроки для будущего мировой экономики

Если в этом анализе мы ограничим важный, в конце концов, элемент политического влияния, геополитической и военной стратегии для будущего мировой экономики, то один из фундаментальных вопросов: какие выводы для мировой экономики, но, возможно, прежде всего для Польши? , вытекают из этих трех великих глобальных угроз?

Уже на последующих фазах пандемии все более и более правомерным становился вывод о том, что — скажем несколько пафосно, но, наверное, правильно — мир после нее будет другим. И не только с социальной или политической точки зрения. Во время пандемии общественное мнение о том, что демократическая элита не в состоянии в полной мере справиться с преодолением эпидемического кризиса, а политическая и социальная напряженность, казалось, возобладало. Также трудно отрицать, что эпидемия углубила разделение на бенефициаров и аутсайдеров современной глобализации. Неравенство растет, и оно ставит под сомнение базовые ценности, на которых основано современное общество.

В этом смысле глобальная пандемия коронавируса и, прежде всего, ее последствия заставляют, в частности, для размышлений и дискуссий о роли и значении государства, а также о качестве его элиты в современных системах. Представляется оправданным вывод о том, что повышение интегрирующей, регулирующей и стимулирующей роли государства в экономике не означает подмены рыночной конкуренции, например, за счет политики протекционизма или, что еще хуже, экономического национализма.

Хорошо функционирующее государство – это миф?

Я разделяю мнение о том, что государство должно обеспечивать «видение и динамическое движение» экономики. Пандемия и последствия войны наглядно свидетельствуют о том, что хорошо функционирующее государство также ценит роль государственного сектора и поддерживает его финансовыми и организационными инструментами. Также сделать государственный сектор ключевым партнером частного сектора. Тем более, что в условиях эпидемий и войны государственный сектор способен чаще и в большем объеме брать на себя риски, которые частный бизнес не может вынести в одиночку. Так же, как неправомерен и подход, показывающий исключительно выгоду от прямого или косвенного государственного участия в экономике. Точно так же следует отложить в сторону схематичную и неосведомленную о реалиях экономику многих высокоразвитых стран, считая государство неэффективным и способным лишь исправлять рыночные ошибки. В системных решениях необходимо в большей степени использовать теоретические и практические достижения как Дж.М. Кейнс и Дж.А. Шумпетер. Синтез этого подхода кажется мне сейчас крайне необходимым, особенно в польских условиях.

Ввиду существующих реальных угроз и указанных выше рисков, с точки зрения Польши, в первую очередь заслуживает обсуждения вопрос о характере и методах обеспечения энергетической безопасности нашей страны. Хотя следует признать, что Польша сделала нашу страну менее уязвимой к последствиям войны на Украине, построив газовый порт и близкую достройку Балтийской трубы, так же как и вся Европа будет остро нуждаться в новых, стабильных источниках энергии. .

Надо честно сказать, что в польских реалиях без привлечения т.н. Польские чемпионы, шансы на финансирование крупных, необходимых, ключевых инвестиций в энергетику кажутся очень ограниченными. Именно польские энергетические компании будут нести наибольшую ответственность за обеспечение безопасности энергоснабжения в период трансформации энергетики. Польский шельфовый проект предусматривает строительство ветряных электростанций мощностью около 5,9 ГВт к 2027 году. К 2040 году планируется построить еще 11 ГВт. По данным Агентства энергетического рынка, на конец февраля 2022 года доля ВИЭ в общей установленной мощности всех источников электроэнергии в Польше составляла 32 процента, а сами ветряные электростанции — 12,25 процента. процент. Эти цифры показывают, насколько велик энергетический потенциал природных ресурсов.

В то время как инвестиции в возобновляемые источники становятся все более популярными среди отечественных финансовых учреждений и организаций, включая финансирование проектов, связанных с передачей и распределением, из-за масштаба проектов, дополнительных крупных финансовых ресурсов от банков и иностранных инвесторов, а также ЕС средства понадобятся. Польша гарантировала финансирование трансформации энергетики из двух источников: бюджета ЕС и механизма продажи квот на выбросы CO2 – EU ETS. Они пока заморожены.

В польских условиях в сфере трансформации энергетики решающую роль играет потенциал крупнейших государственных компаний. И значительно вырастет. Orlen Group, PZU и PGNiG уже решили в своих бизнес-стратегиях активно поддерживать преобразование климата и энергетики.

Однако наиболее важными будут реальные решения польских компаний по софинансированию инвестиций в малые ядерные реакторы ММР. В декабре 2021 года PKN Orlen и Synthos Green Energy — дочерняя компания группы Synthos, сотрудничающая в рамках стратегического партнерства с GE Hitachi Nuclear Energy, подписали инвестиционное соглашение, направленное на создание компании специального назначения для развития ядерных технологий и строительства малые и микроатомные реакторы. PKN Orlen и Synthos Green Energy получат по 50 процентов акций. акций общества и такое же количество голосов на собрании акционеров. KGHM Polska Miedź и Tauron Polska Energia подписали письмо о намерениях относительно сотрудничества в области исследований, разработок и строительства источников энергии с низким уровнем выбросов, включая использование малых модульных ядерных реакторов SMR.

Эти примеры, дополнительно относящиеся, в частности, к с изменением климата, старением населения и затратами на постсоветскую реформу здравоохранения требуют активного состояния. Таким образом, государство и его институты проявляют понимание своей роли в современной социально-экономической реальности. Активное государство — это не произвольное государство, а государство, осуществляющее экономическую деятельность для заполнения важной с точки зрения экономических интересов государства рыночной ниши. Это не обязательно противоречит мнению о том, что экономический успех нашей страны на протяжении многих лет во многом основывался на умелом использовании предпринимательства граждан. По мнению сторонников полностью свободного рынка, поддержка и стимулирование деятельности государственных структур только искажает конкуренцию, так как они призваны получать справедливую прибыль. Это очень односторонний подход. Конечно, инвестиции польских крупных компаний в преобразование польского энергетического сектора должны быть не только социально ответственными, но и прибыльными. Компании, зарегистрированные на бирже, также выражают интересы своих заинтересованных сторон.

Инновация — первая необходимость

И пандемия, и, возможно, даже в большей степени последствия и последствия российской агрессии против Украины ставят перед польской экономикой второй ключевой вызов — в плане инноваций. Все инициативы, направленные на концентрацию НИОКР вокруг смежных отраслей, и попытки создать экосистему, способствующую коммерциализации исследований, становятся еще одним очень важным фактором, способствующим развитию. Для этого необходимо определить и понять роль лиц, принимающих на себя риски (включая университеты) для социально-экономического развития. Роль государственных структур, а также значение фондов ЕС для политики инновационного развития и децентрализации в пользу инициатив местного самоуправления являются решающими.

К сожалению, в списке 27 стран ЕС, в котором Еврокомиссия оценивала отдельные страны с точки зрения инноваций, мы занимаем не очень высокое место. Мы находимся на 24-м месте в недавнем европейском рейтинге инноваций. Однако фактом является и то, что пандемия ускорила цифровую трансформацию польских компаний. Многие предприниматели поняли, что автоматизация процессов и деятельности на основе Big Data дает им шанс получить конкурентное преимущество. Роботизация медленно, хотя и слишком медленно, становится ключевым элементом адаптации наших компаний к изменениям на внутреннем и внешнем рынках. Для государственных и частных компаний цифровой мир все чаще становится инструментом их совершенствования, а также аниматором фундаментальных изменений в их идентичности, культуре и операционной модели.

Ответом на эти глобальные вызовы нынешней пандемии и военного времени является важность объединения эффективной и конкурентоспособной рыночной системы с государством для облегчения и поддержки структурных экономических изменений. Экономическое развитие должно достигаться в большей степени за счет выхода на более высокие ступени в цепочке создания добавленной стоимости в продукте и за счет более быстрого изменения структуры экономики, в которой все большую долю будут иметь отрасли с более высокой производительностью и уникальностью. С этой точки зрения желаемая структурная политика становится реальной возможностью повысить инновационность польской экономики. Достижение структурного конкурентного преимущества требует интеграции деловых и технологических стратегий на микро- и макроуровне. И это кажется серьезной проблемой для Польши. Установленные государством правила игры должны найти выражение в моделях управления, стратегических приоритетах и ​​целях польских предприятий. Однако именно они в конечном итоге определят выбор этих моделей управления.

Где угрозы, а где возможности?

Польская социально-экономическая реальность после пандемии коронавируса и во время войны в Украине сталкивается не только с угрозами, но и с возможностями. Хотя война всегда является трагедией, она создает, как это часто бывало в истории Европы и мира, и новые импульсы развития. Возникнет проблема альтернативных издержек – на что могут быть потрачены расходы, понесенные на модернизацию польских вооруженных сил, и какое влияние это могло бы оказать на увеличение желаемых компонентов ВВП таким образом? Но польская военная промышленность, в том числе и ради государственной безопасности, может способствовать модернизации важных секторов экономики. Как было сказано ранее, возможности также должны быть связаны с потенциальным успехом и изменением структуры экономики за счет последовательно проводимой энергетической трансформации.

Однако этот потенциально оптимистичный вариант связан с выполнением нескольких важных условий. Модернизация польской экономики будет невозможна без выхода из тупика нынешнего катастрофического уровня инвестиций. Работа нынешней инфляционной спирали здесь крайне контрпродуктивна. Большой проблемой и потенциальным барьером является финансирование растущего внутреннего, а со временем и внешнего долга. Однако охлаждать экономику непродуманным ограничением важных общественно необходимых бюджетных расходов не стоит. За благоразумием многих стран Европейского Союза в этом отношении стоит последовать.

К 2050 году экономика ЕС должна стать современной и конкурентоспособной с низким уровнем выбросов углерода. Существует проект по расширению компетенции ЕС в областях, ранее зарезервированных для государств-членов, таких как политика в области здравоохранения, энергетическая безопасность, оборона и внешняя политика. Перед лицом пандемии и, в частности, войны на Украине, Польша должна занять реалистичную и прагматичную позицию по этим вопросам. Время пандемии и войны создает новые интеграционные вызовы. Они становятся важным фактором успеха или неудачи данной страны.

Это тоже факт, что и в Польше большая роль местных и региональных властей оказалась успешной. Польские, румынские и венгерские регионы предоставляют помощь и приют подавляющему большинству из более чем 5 миллионов украинских беженцев. Нет противоречия между желаемой эффективностью, активностью государственных институтов в экономике и очевидными преимуществами региональной политики Евросоюза.

Смысл в том, чтобы эти два сектора экономики дополняли и работали вместе. Первая атомная электростанция в Польше будет построена в гмине Хочево. Однако судьба инвестиций, имеющих стратегическое значение для страны, не кажется полностью предрешенной. — На данный момент ее инвестор не относится к нам как к партнеру, он не советуется с нами и не соглашается с нами, — жалуется Веслав Гембка, мэр гмины Хочево. Пандемия выявила и подчеркнула важность социального капитала.

Наконец, открытым вопросом для обсуждения остается перспектива присутствия Польши в еврозоне. Эта тема не должна быть своего рода табу в реалиях польского публичного дискурса. Наоборот, пора снова начинать дискуссию.

проф. доктор хаб. Алоизи З. Новак – ректор Варшавского университета, в прошлом он был деканом факультета менеджмента Варшавского университета

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Алоизи З. Новак: Новые экономические вызовы для Польши
Война на Украине выльется в рост инфляции в Польше [Отчет]