Анатолий Кинач, экс-премьер-министр Украины: Мы выбрали курс на Европу

У нас нет другого пути, кроме интеграции с Европой. Это значит, что мы построим скоростную железную дорогу до Польши, прогнозирует Анатолий Кинач, президент Союза промышленников и предпринимателей Украины, бывший премьер-министр Украины.

Анатолий Кинач, Экс-премьер-министр Украины: Мы выбрали курс на Европу

посоветует ли украинская экономика и предприниматели после двух месяцев войны?

Война нанесла нам огромный ущерб, больше всего погибло много солдат и простых граждан. Экономика также сильно пострадала, особенно когда российская агрессия ударила по высокоразвитым восточным регионам страны. По нашим оценкам, около 35 процентов наша промышленность. До 2014 года Донецкая и Луганская области поставляли около 21% от общего объема. всей промышленной продукции и около 15 процентов. ВВП Украины. Именно тогда, в 2014 году, по этим регионам пришелся первый удар, а теперь еще один. По прогнозам Всемирного банка, с которыми мы согласны, ВВП нашей страны упадет на целых 45 процентов. Инфляция может составить 20%. Эти цифры конечно могут быть разными, но это зависит от развития боевых действий. 5 миллионов наших граждан покинули страну, а семь миллионов переехали в центральную и западную Украину, что также важно для экономики. Около половины экономически активного населения лишились источников дохода. Поэтому большой задачей для всех нас является не только победа в войне, но и обеспечение условий для возвращения в страну всех уехавших. Конечно, мы очень благодарны Польше за такую ​​большую помощь беженцам. Однако, если не будет условий для возвращения сюда, мужчины, которые все еще находятся в стране и воюют, уедут за границу к своим семьям.

Есть голоса, многие из которых навсегда останутся в Западной Украине или за границей…

Мы знаем об этом. Утрата человеческого потенциала является большой угрозой для нашей экономики. Кроме того, не только люди, но и целые заводы переезжают из районов, которым угрожают боевые действия, на запад страны, например, в Закарпатскую или Львовскую области. К настоящему времени эвакуировано около 140 заводов, и более 1000 уже поступили на эвакуационные процедуры.

Как работают эти подпрограммы?

Компания желает переехать, и запрос рассматривается правительством с участием нашего профсоюза и местных органов власти, куда завод должен быть перенесен. Государство финансирует транспортировку заводского оборудования, а местные власти организуют все, что связано с инфраструктурой, включая подключение к электросети. Очевидно, что это сложный и дорогостоящий процесс, но мы должны это сделать. Нужно использовать все возможности, чтобы наша экономика зарабатывала сама, а не только на иностранную помощь рассчитывала. Нам нужна не только рыба, но прежде всего удочка.

Как будут развиваться события дальше?

В любом случае, позвольте мне сказать откровенно, нас ждут очень трудные времена. Наше государство сейчас платит 2 тыс. гривен в месяц внутренним беженцам. Это 50-60$, так что не много. Но это тоже нагрузка на бюджет. Вот почему важно, чтобы люди вернулись к работе и сами зарабатывали деньги. Во всяком случае, я знаю, что аналогичная проблема может возникнуть и в Польше: беженцам лучше найти работу там, хотя, наверное, на всех ее не хватит. К счастью, я вижу, что в нашем обществе есть такое единство и сплоченность, которых никогда не было, даже в начале нашей независимости. Путин, наверное, не понимает, что воюет не только с нашей армией, но и со всем народом.

Украину придется перестраивать. Президент Зеленский недавно упомянул, что отдельные регионы будут делать это на основе партнерства с разными странами. Какой, по вашему мнению, должна быть организационная модель проектов реставрации?

Это будут большие задачи. Мы оцениваем стоимость восстановления только дорожной инфраструктуры в 80 миллиардов долларов. Общий масштаб разрушений, вызванных российской агрессией, составляет один триллион долларов. Я надеюсь, что с международной помощью удастся найти деньги не только из новых фондов специальной помощи, но и из замороженных российских активов. Однако важны не только ресурсы, но и правильное управление ими. Здесь потребуются специальные программы использования этих средств, а также соответствующий надзор за ними и прозрачные процедуры. Причем то, о чем я говорю, должно касаться защиты не только проектов реконструкции, но и будущих инвестиций. Хотелось бы, чтобы инвесторы и впредь чувствовали себя в нашей стране хорошо, были защищены четкими процедурами и эффективными судами. В любом случае, я думаю, что сегодняшний военный кризис имеет, кроме своих плохих сторон, и хорошую сторону: он ускорит внедрение европейских стандартов. У нас нет другого выбора, мы выбрали курс на Европу.

Одним из самых известных образов этой войны является разрушенный мост в Ирпене. Я предполагаю, что многие строительные компании хотели бы восстановить его. Может, этим хотят прославиться, но думают, что не потеряют…

Конечно, такие места, как Ирпень, Буча, Гостомель, Волоновача или Мариуполь, сейчас очень известны, и многие компании наверняка захотят их восстановить. Там должны быть особо прозрачные процедуры. Каждый чиновник должен хорошо понимать, что, к сожалению, это будут инвестиции, построенные на человеческих могилах, на человеческой крови. Тем более нельзя допускать, чтобы деньги там «прилипали» к разным рукам. Дело не только в финансовой дисциплине в нашей стране, но и в моральном долге перед всеми жертвами этой войны.

Вы принимали участие в работе по приведению законодательства Украины к стандартам ЕС. Где больше всего будет сделано?

Наиболее важными вопросами, по-видимому, являются стандарты и технические ограничения, применяемые при производстве товаров и предоставлении услуг. Речь идет о качестве и безопасности, а также, например, о фитосанитарных стандартах. От этого зависит присутствие наших экспортеров на европейском и мировом рынках. Также важно обеспечить благоприятный климат для инвестиций частного бизнеса. Здесь важна реальная и эффективная судебная защита прав инвесторов, акционеров и частной собственности в целом. Защита частных инвестиций, по-видимому, имеет ключевое значение. Нам также предстоит многое сделать в системе управления госструктурами. Должностные лица должны быть обучены применению европейских стандартов.

Технические стандарты действительно могут иметь значение. Недавно во Львове возвели временные дома для беженцев, изготовленные в Польше. Я знаю, что были процедурные проблемы, потому что технические нормы, по которым строились дома, якобы не соответствовали украинским стандартам. Хотя они и соответствовали требованиям ЕС, но не самые худшие…

Это показательный пример. Ведь речь идет не только о переписывании каких-то норм, но и о модернизации нашей экономики. Это будет непросто, но я надеюсь, что когда мы получим статус кандидата в ЕС, это будет стимулировать нас к тяжелой работе. Мы перешли Рубикон и знаем, что на восток пути нет.

Судя по всему, в рамках интеграции в ЕС Украина хочет изменить ширину колеи своих железнодорожных путей на европейскую?

Мы не будем восстанавливать всю железнодорожную сеть, но не исключено, что будут построены совершенно новые высокоскоростные железнодорожные линии, уже с европейской колеей. Мы работаем над такими проектами с европейскими партнерами, в том числе с Польшей. Думаю, мы доживем до того времени, когда можно будет доехать экспрессом из Варшавы в Киев за четыре часа.

Так когда, по вашему мнению, Украина вступит в ЕС?

Самый объективный прогноз — 2024 год. Я знаю, что будут опасения по поводу пользы от этой интеграции — и здесь, и в Европе. Ведь когда Польша вместе с рядом других стран вступала в ЕС, тоже были опасения, в т.ч. можно ли сравнять экономический уровень старых и новых стран. Однако повторюсь: нам будет очень выгодно, если у нас в Украине будут европейские юридические, экономические, правозащитные и т.д. s2BYJ6xTt0″> Не помешают ли нам ужесточить сотрудничество польско-украинские исторические события?

Политические митинги не должны проводиться над могилами. Там надо молиться. Так или иначе, в течение нескольких лет вместе с господином Янушем Онишкевичем я возглавлял Польско-Украинский Совет дружбы и сотрудничества. Тогда мы искали то, что нас объединяет, а не то, что нас разъединяет. Сегодняшняя военная обстановка прекрасно проверяет дружбу. К счастью, оказалось, что на Польшу можно рассчитывать, и не только в вопросе беженцев. Поэтому я думаю, что после такого опыта, как сегодня, хороший климат в наших политических и экономических отношениях сохранится на долгие годы.

Интервью проходило в Киеве.

< h2 class = "статья articleBodyBlock - заголовок" id = "block-id-VoJ7TJZJfg"> cv

Анатолий Кинач ( 1954 г.р.), инженер по образованию, выпускник Ленинградского кораблестроительного института. Работал на верфях в Миколаеве и Таллинне. В 1995–1996, 1999–2001, а также в 2005 году был вице-премьером по экономическим вопросам. С мая 2001 года по ноябрь 2002 года он был премьер-министром. С 1996 года — председатель Союза промышленников и предпринимателей Украины. Много лет заседал в украинском парламенте, в т.ч. от Партии регионов и Партии промышленников и предпринимателей.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Анатолий Кинач, экс-премьер-министр Украины: Мы выбрали курс на Европу
Хауснер, Гроницкий: крах политики непрерывного стимулирования роста