Анджей Х. Ясинский: Догоняем ли мы? Или мы просто преследуем?

Подавляющее большинство польского потенциала НИОКР находится за пределами компаний. Это означает, что более 60 проц. «Научное производство» создавалось вне предпринимательского сектора, в основном в научно-исследовательских учреждениях, т.е. «дальше от рынка».

 Анджей Х. Ясинский: Мы в погоне? /> </p><p class = Технологический разрыв между польской экономикой и ведущими высокоразвитыми странами (КВР) в целом оценивается в несколько десятков лет, хотя не во всех сферах он так велик. Некоторые, например проф. Аркадиуш Свидетель считает, что он до сих пор не уменьшается, хотя есть и те, кто считает, что в последнее время этот разрыв сократился. Такое положение содержится в стратегическом документе «Научная политика государства», подписанном министром образования и науки и одобренном Советом Министров. Однако этот документ не содержит данных, которые позволили бы сделать такое заявление.

В любом случае, в нынешней глобальной технологической гонке мы должны стремиться как можно быстрее догнать лидеров пелотона, сократив при этом отставание. Но действительно ли мы догоняем эти страны или просто гоняемся за ними? Поэтому давайте проверим, растет ли уровень технологических инноваций в нашей экономике. Мы проанализируем промышленность как представитель польской экономики.

 Анджей Х. Ясинский: Догоняем? Или просто догоняем?

Стагнация инноваций

Динамика основных показателей промышленных инноваций в Польше за 15 лет (2006–2020 гг.) представлена ​​на рисунке. В первые три-четыре года анализируемого периода наблюдалось снижение всех показанных показателей, которые затем стабилизировались до конца анализируемого периода. Лишь доля инновационных компаний в отрасли за последний год анализа явно увеличилась, однако отсутствие данных за 2021-2022 годы не позволяет сказать, совпадение ли это или начало перманентной повышательной тенденции. Таким образом, в 2009 г. произошел слом уровня инновационности отрасли – начался стагнация инновационной деятельности, продлившаяся практически до конца анализируемого периода. Это явилось результатом специфического развития расходов на инновационную деятельность промышленных предприятий — см. таблица (текущие цены в млрд злотых).

Как мы сравниваем с другими европейскими странами? С учетом синтетического индекса инноваций (Summary Innovation Index) в 2006 г. Польша занимала пятое место (с конца) среди государств-членов Европейского Союза, а в 2020 г. – четвертое место (с конца). Так что мы ухудшили свое место в инновационном рейтинге ЕС, что понятно именно из-за этой стагнации.

 Анджей Х. Ясинский: Догоняем? Или просто догоняем?

Финансовые ограничения

Если мы совершенно произвольно предположим, что деньги 2020 г. имели стоимость между 3/4 и 4/5 их стоимости, рассчитанной в ценах 2006 г., то есть примерно 15-16 млрд злотых, это означает, что инвестиции в инновации в последний год анализа были на самом деле меньше, чем 15 лет назад. Так в чем же могут быть причины снижения внутренних затрат (в постоянных ценах) на инновации в промышленности? Основные причины:

— мировой экономический кризис 2008 года, затронувший и Польшу (тогда проще всего было сэкономить на исследованиях и инновациях),

— высокая скорость притока растущих средств из фондов Европейского союза (произошло постепенное замещение внутренних расходов иностранными средствами),

— распространение т.н. мусорные контракты (предприниматели нашли более простой и дешевый способ повысить эффективность своих компаний, т.е. низкую оплату труда).

Почти каждое техническое новшество основано на новых знаниях или, возможно, на новом применении накопленных знаний. Производство знаний требует больших затрат на исследования и разработки, короче говоря, на исследования и разработки (НИОКР). Вот почему KWR вкладывает все больше средств в исследования и разработки. О масштабах финансовых усилий данной страны в этой области свидетельствует доля расходов на НИОКР в национальном доходе (ВВП), т.е. Интенсивность НИОКР. В трех самых инновационных экономиках Евросоюза, т.е. скандинавских, он уже много лет превышает 3% при среднем показателе по ЕС 2,20%. в 2020 г. Однако в Польше в 2006–2017 годах этот показатель оставался на уровне всего около 1%. (так!). Это, кстати, одна из основных причин сохранения упомянутого технологического разрыва. Только за последние три года анализируемого периода доля НИОКР в ВВП увеличилась до 1,21%. (2018) и 1,32 процента. (2019) и 1,39 процента. (2020). Тем не менее, мы все еще шестые (снизу) в ЕС по уровню интенсивности НИОКР. Придется немного подождать реальных последствий этого роста из-за того, что между первыми деньгами, потраченными на исследования, и появлением ощутимых результатов обычно проходит 2-3 года.

Однако это было бы большим упрощением. Поэтому нам необходимо глубже изучить промышленность, чтобы определить структурные причины низкого уровня инноваций в польской экономике.

Что ж, когда в нашей литературе рассматривается проблема инноваций, трудности, барьеры и небрежность, связанные с инвестициями во внедрение, производством новых продуктов, коммерциализацией и распространением (так называемая диффузия инноваций) и их финансированием, обычно пишутся критически и с беспокойством. Это заключительные задачи инновационного процесса. Однако обычно мы забываем, что рыба портится с головы. Я имею в виду первоначальную работу в этом процессе, которая касается инициирования, создания и проведения исследовательских проектов. И это не менее важные вопросы, потому что решения по этим вопросам часто влияют на судьбу последующих результатов исследований.

Дьявол кроется в структурах

Во-первых, давайте посмотрим, как выглядит структура R&D и структура финансирования в KWR. Среди множества источников высокой инновационности их экономик помимо высоких финансовых затрат на НИОКР выделяется и проинновационная структура исследований, которая заключается в том, что: предприятиями и другими хозяйствующими субъектами (частными), (б) доля расходов на т.н. прикладных исследований больше, чем для фундаментальных (фундаментальных) исследований, (c) бизнес-сектор имеет большую часть потенциала НИОКР, измеряемого количеством нанятых исследователей, (d) расходы компаний на НИОКР преобладают над их инвестициями в машины и технические устройства необходимые для ведения инновационной деятельности. И как формируются эти структуры в Польше?

Можно выделить следующие проявления этих структурных неэффективностей в польской экономике в анализируемый период:

— Ok. 60 процентов расходы на НИОКР поступали из государственного бюджета (государственный бюджет плюс средства из фондов ЕС); в 2020 году — 55,9 процента. Таким образом, инвестиции в исследования и разработки в значительной степени зависели и до сих пор зависят от состояния государственных финансов;

— расходы на фундаментальные исследования преобладали над прикладными исследованиями; в 2020 году они были даже вдвое больше. При этом вторые «ближе к рынку», чем первые;

— Подавляющее большинство польского научно-исследовательского потенциала находится за пределами компаний (все еще более 60% в 2020 году). Это означает, что более 60 проц. «Научное производство» создавалось вне предпринимательского сектора, преимущественно в научно-исследовательских учреждениях, т. е. «дальше от рынка»;

— Между тем почти три 3/4 польских инноваций были основаны на собственных идеях и решениях, разработанных в компаниях. Это включает следовательно, польские технические инновации представляют собой относительно низкий уровень инноваций;

— В инновационной деятельности промышленных предприятий затраты на основные фонды и нематериальные активы превышали затраты на НИОКР, т.е. предприятия в основном развивали техническую инфраструктуру (включая здания, другие сооружения, транспорт и т.д.). Лишь в 2020 г. пропорции более или менее выровнялись с небольшим преобладанием расходов на НИОКР (44,4%). Это хороший знак!

В каждом из пяти пунктов структурные пропорции польской промышленности противоположны пропорциям высокоразвитых стран. Всегда ли он должен быть с нами вверх ногами? Отраслевая структура инновационной деятельности в польской промышленности также должна вызывать беспокойство. Ну, а по данным Центрального статистического управления с учетом количества инновационных компаний, расходов на инновации, государственной поддержки инноваций и доли компаний, сотрудничающих с другими субъектами в ходе инновационной деятельности, в 2019-2020 гг. подразделения/производства, относящиеся к средне-низкопрофильным и низкопрофильным «царствующим» технологиям, таким как: производство кокса и продуктов нефтепереработки, добыча каменного и бурого угля, добыча металлических руд.

Что дальше?

Так что же нам делать, чтобы сократить отставание в технологиях и как можно быстрее догнать Европу? Если бы мне нужно было ответить на этот вопрос одним предложением, я бы сказал так: если мы не в состоянии перепрыгнуть через финансовые усилия страны в исследованиях и разработках, то давайте, по крайней мере, попытаемся радикально реструктурировать НИОКР и их финансирование. Между тем, цитируемый правительственный документ не касается этих тем. Описательный способ формулирования целей «Государственной научной политики» не позволит оценить их реализацию через несколько лет. Эти цели можно определить как набор благочестивых желаний, которые всегда актуальны и, что еще хуже, автаркичны. Например, есть такая запись: «Мы должны стремиться к увеличению влияния исследований, проводимых учеными, работающими в польских организациях, на мировую науку». Здесь, наверное, закралась ошибка, потому что, на мой взгляд, должно быть наоборот, а именно, мы должны опираться на опыт тех стран, за которыми гонимся. Предположение о «стремлении к технологической независимости» Польши при таком большом отрыве также кажется неверным. Таким образом, одной из целей должно стать более широкое открытие нашей экономики для притока новых научно-технических знаний из КВР, а также приведение к увеличению объемов финансирования НИОКР из частных источников и финансового участия со стороны многочисленные государственные казначейские компании, на которые правительство имеет прямое влияние.

Подводя итог и упрощая, без производства новых научных и технических знаний не будет роста инноваций. Однако эти знания, созданные в ходе исследований и разработок, стоят очень дорого. Таким образом, необходимо четко и постоянно увеличивать затраты на инвестиции в НИОКР. В то же время государственная поддержка должна быть буксиром частных расходов со стороны бизнеса. Кроме того, необходимы соответствующие корректировки структур финансирования инновационных исследований и разработок, существующих в высокоразвитых странах. Эти требования касаются, в частности, Польши, если мы хотим быстрее догнать Европу. Неслучайно по уровню инновационности экономики мы находимся на четвертом-пятом месте в конце рейтинга ЕС, а по интенсивности НИОКР — на пятом-шестом. Так что нужен прорыв, а не продолжение.

На данный момент — вопреки тому, что говорит премьер-министр Матеуш Моравецкий — Польша не является двигателем (инновационного) успеха в ЕС, а скорее, как пишет Эдвин Бендык, один из последних вагонов в составе.

проф. доктор хаб. Анджей Х. Ясински работает на факультете менеджмента Варшавского университета. Его последняя книга называется «Современная инновационная сцена: вызовы для предпринимателей и менеджеров» (Poltext, 2021 г.)

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Анджей Х. Ясинский: Догоняем ли мы? Или мы просто преследуем?
Поляк в отпуске чаще всего расплачивается картой в Италии, Германии и Хорватии