Анджей Войтына: Столь необходимое восстание меньшинства в MPC

Я против искусственного гашения конфликта и размывания оси текущего спора внутри МПК во имя якобы защиты авторитета и престижа НБП.

 Анджей Войтына: столь необходимый бунт меньшинства в РПП < /p>

Слова большой признательности принадлежат проф. Джоанна Тырович и проф. Пшемыслава Литвинюка за мужественное публичное противодействие нарушениям в управлении НБП, которые существенно ограничивают выполнение ими своих конституционных обязанностей и присяги. Аргумент о том, что их протест наносит удар по престижу и доверию к центральному банку и угрожает финансовой стабильности, полностью ошибочен, поскольку репутация НБП и без того находится на низком уровне, в основном из-за ее президента.

Наконец, этот протест создает возможность показать более широкой аудитории регресс этого важного в настоящее время учреждения, возглавляемого президентом Адамом Глапинским. Даже если в результате протеста регресс не обратится быстро, следует надеяться, что он остановится или, по крайней мере, замедлится. Эта надежда была бы больше, если бы Сенат как можно скорее выступил в защиту независимости выдвинутых им членов MPC.

Две оговорки в начале. Во-первых, в статье не рассматривается вопрос о том, было ли оправданным прерывание (или приостановка) цикла ужесточения денежно-кредитной политики. На мой взгляд, это было не оправдано, но это отдельная, хотя и родственная и важная тема. Во-вторых, я игнорирую более широкий контекст — тот факт, что уничтожение НБП является частью, вероятно, более широкой идеи о подрыве институциональных достижений экономической трансформации после 1989 года и положительных последствий членства в ЕС.

Моё внимание сосредоточено на более глубоких причинах конфликта в MPC, упущенных из виду в недавних дискуссиях. Без понимания их сути трудно найти контрмеры, которые могли бы предотвратить закрепление разногласий среди членов Совета на весь срок полномочий, следствием чего стали бы неоптимальные или даже вредные для экономики и общества решения.

Причины кризиса

Есть три более глубокие причины кризиса в ПДК:

1. Отсутствие гарантий, предохраняющих созданные в условиях либеральной демократии институты от прогрессирующей дисфункциональности и даже вырождения по мере движения политической системы к самодержавию;

2. Ошибочное решение президента Анджея Дуды, а затем Сейма назначить Адама Глапинского на второй срок, несмотря на веские аргументы против;

3. Трудное для понимания и морально предосудительное постановление МПК, принятое единогласно в конце предыдущего срока о внесении изменений в регламент, что значительно ограничило возможность честного исполнения обязанностей коллег из нового Совета и определенно усилило и без того чрезмерную роль президента Глапинского.

Психологические или личностные факторы играют очень важную роль в функционировании коллегиальных органов, входящих в состав крупных институтов с ключевой миссией для общества. Принятые организационные решения с разной степенью детализации призваны снизить риск возникновения и сохранения разногласий, основанных на несущественных факторах, и облегчить принятие наилучших решений.

Проблема в том, что среда, в которой работают учреждения, подвержена изменениям, иногда радикальным изменениям. Возможна ситуация, когда существующие концепции и основанные на них организационные решения используются в новой среде таким образом, который не соответствует первоначальной миссии учреждения.

Это подводит нас к первой более глубокой причине конфликта в НБП. Что ж, институциональные решения относительно центрального банка, принятые в Польше, в том числе метод отбора членов MPC, во многом основывались на Законе о Банке Франции. Эта система хорошо работала в первые десять или около того лет. Независимость центрального банка уважали все основные политические силы, и выборы членов MPC обычно основывались на существенных предпосылках. Они часто расходились в оценках экономической ситуации и соответствующей реакции денежно-кредитной политики, но не были связаны своей лояльностью к политическому лагерю.

Эта передовая практика постепенно разрушалась, и принцип независимости центрального банка был окончательно перевернут с ног на голову. Президент НБП трактует этот принцип все больше как независимость от текущего состояния экономических знаний и состояния экономики и все меньше как независимость от сферы политики. Отсутствие действенного механизма демократического контроля (подотчетности) позволяет использовать формальную самостоятельность НБП для проведения денежно-кредитной политики, подчиненной интересам действующей власти.

Показательно здесь заявление председателя с предпоследней пресс-конференции, когда, несмотря на все более опасную аналогию в экономической ситуации, он решил использовать пример Турции. В отличие от этой страны, сказал он, независимость центрального банка в Польше не подвергается нападкам. Парадокс в том, что нам даже не нужна такая атака со стороны правительства, так как НБП под руководством действующего президента, похоже, предпочитает принцип фискального доминирования принципу независимости центрального банка и отвечает предвыборным финансовым ожидания своего политического лагеря.

Интересно, что в этом контексте глава НБП назвал себя «шумпетеристом» на последней пресс-конференции. Поэтому стоит отметить, что Йозеф Шумпетер, видный представитель австрийской школы, считал, что экономическая наука должна быть нейтральной, поскольку зависимость от политики очень затрудняет объективный анализ. Как продолжает Линда Юэ в своей поучительной книге о том, что великие экономисты сделали бы сегодня, Шумпетер высоко ценил аполитичную британскую государственную службу, которая обеспечивала стабильность капиталистической системе.

Так проф. Джоанна Тырович и проф. Пшемыслав Литвинюк не больше шумпетеристов, чем сам президент? И что, пожалуй, самое интересное, управляющий НБП как шумпетер на самом деле должен быть доволен «бунтом меньшинства» в МПК. Этот бунт обещает запустить специфический процесс «созидательного разрушения», в результате которого будет преодолено монопольное положение президента и, как следствие, повысится эффективность работы центрального банка.

Что президент сделает с президентом

За недостатком места опустим вторую более глубокую причину нынешнего конфликта в КПМ, а именно печально известную роль президента Анджея Дуды в избрании Адама Глапинского на второй срок. После первого срока президент прекрасно знал или, по крайней мере, должен был знать, на какого кандидата он указывает. Тем более мы должны постоянно предупреждать о той большой потенциальной опасности, которая может возникнуть для экономики от сотрудничества двух господ в случае победы оппозиции на выборах. Злоупотребление президентским вето вкупе с перетрансформацией президента НБП в «ястреба-лидера» может затормозить развитие польской экономики на долгие годы.

Неприятное наследие предыдущего термина

Перейдем к третьей, более глубокой, но более непосредственной причине кризиса в действующем ПДК, а именно к неприятному наследию, оставленному членами предыдущий срок Совета. Это не только слишком низкие ставки и слишком высокая инфляция, но и институциональный дефект в виде «прощального» регламента МПК, который существенно ослабляет позиции и самостоятельность нынешних членов.

Следует помнить, что в принятой в Польше модели центрального банка независимость отдельных членов от президента и правления почти так же важна для качества принимаемых решений, как и независимость всего НБП от политической власти.

Именно поэтому так обидно и стыдно, что четыре члена нынешнего СКП подписали совместное заявление с президентом, опубликованное на сайте НБП 11 октября сего года. Во-первых, подписавшиеся не сочли уместным или осмелились написать, кто такие «некоторые члены», которых они критиковали. Без него, как иронично комментируют, можно предположить, что это акт самокритики.

Во-вторых, можно прочитать, что «члены ПДК должны оставаться независимыми», но неизвестно от кого и от кого. Однако из дальнейшего чтения становится ясно, что четыре члена полностью принимают устав, введенный предыдущим Советом. Подписавшиеся под этим заявлением провели внутри СКП четкую разделительную линию — ее определяют не экономические взгляды, а безоговорочная верность линии президента. Последние два парламентских назначения в Совет скорее усилят и закрепят эту разделительную линию.

Некоторым конкретным утешением может, однако, стать мусор в сообщении центральных банков, которым является «важное заявление НБП», опубликованное днем ​​позже. Утешает только то, что ни один из членов MPC не подписал его. Кроме того, ни у кого не хватило смелости его подписать. Кстати, если напомнить членам Совета о «зарплате в размере свыше 37 тыс. злотых в месяц», возможно, также стоит напомнить, сколько зарабатывают директор отдела социальных коммуникаций и курирующий его член правления, допустившие публикацию такого постыдного документа.

проф. Иренеуш Домбровский, выступление на ТОК FM 17 октября. Однако он не смог объяснить, почему подписал заявление, которое было своего рода выговором, сделанным одним членам МПК другими. Я считаю, что для членов МПК, подписавшихся под «Заявлением», это было разгромное, а не спасительное выступление.

Шанс в новых правилах RPP

Как я вижу возможность управления текущим кризисом в МПК? проф. Пшемыслав Литвинюк объявляет о возможности обращения в суд, что оправдано, но трудно ожидать быстрого решения. На мой взгляд, ключевое формальное значение имеет то, будут ли изменения в регламенте обязательными для действующего Совета. Я считаю, что это не так, и что на каждый срок полномочий СКП должен принимать свои собственные правила, не путем голосования, а путем достижения консенсуса.

Во-вторых, важной частью утвержденного регламента должно быть определение способа согласования содержания сообщения. Я знаю по опыту работы в MPC, что это сложно, но во время нашего правления это всегда было успешно. Я не знаю, как шло обсуждение сообщения, и прежде всего, был ли проф. Тырович участвовал в нем независимо от того, было ли назначено голосование и было ли оно проголосовано. В любом случае не удалось договориться о позиции до такой степени, что проф. Тырович счел их приемлемыми и решил не публиковать альтернативную версию документа.

В-третьих, необходимо вернуться к формуле пресс-конференции, в которой, кроме президента, участвуют два члена СКП поочередно, но всегда с участием лица, придерживающегося резко иной точки зрения в данной месяц.

В-четвертых, в целях усиления индивидуальной субъективной ответственности членов Совета за принимаемые решения и восстановления его авторитета, обсуждение предстоящих изменений в законодательстве относительно того, не уместно ли в сложившейся ситуации оглашать итоги голосования сразу в коммюнике и, возможно, даже показывать, кто как голосовал.

Первая реакция президента НБП и подчиненных ему служб, а также его более ранние заявления и действия не указывают на то, что он должен идти в направлении восстановления хороших практик, которые следовали польскому центральному банку в прошлом. Скорее можно ожидать еще большей травли в отношении членов ВСМ, пытающихся сохранить независимость взглядов в оценке состояния экономики и попытки еще сильнее централизовать власть, с кредо «НБП — это я». Мне трудно представить, что президент НБП легко отказался бы от своих ежемесячных выступлений. Создается впечатление, что он верит в возможность навязать адресатам формулу, которая ему очень подходит для встреч, принятых президентом ПиС с избранными избирателями. Хуже того, содержание его высказываний все больше схоже с аргументами президента ПиС, указывающего на то, что глава нашего ЦБ стал культурно чужд Западу в отношении экономических взглядов. Я надеюсь, что президент НБП не сможет поддерживать эту форму общения до конца срока своих полномочий, так как это повысит риск оттока капитала и валютного кризиса. Многие экономисты смотрят выступления президента НБП и испытывают к ним все большее отвращение, особенно те, кто задается вопросом, что должен делать МПК, а не только то, что он будет делать из-за сохраняющегося в нем разделения. Они будут ждать содержательных заявлений если не от президента, то от других членов СКП. В такой ситуации было бы хорошо, если бы альтернативные пресс-релизы сопровождались альтернативными пресс-конференциями. Пока именно президент, а не коллеги из Совета, «топает ногой, как ребенок, у которого отняли игрушку» (т.е. коммуникационная монополия). Если он не намерен возвращаться к лучшим практикам центробанков, ему следует уйти с поста президента НБП и полностью вернуться в политику.

Резюмируя, я против искусственного гашения конфликта и размывания оси спора внутри МПК во имя якобы защищая авторитет и престиж НБП. На мой взгляд, доводы «хранителей» репутации НБП в целом аналогичны сокрытию дел о домашнем насилии, когда указывается, что важнее всего «благо» семьи, и на самом деле речь идет о сокрытии предосудительной практики.

проф. Анджей Войтына был членом Совета по денежно-кредитной политике в 2004-2010 годах

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Анджей Войтына: Столь необходимое восстание меньшинства в MPC
Размышления о биткойнах. Сбывается ли сценарий Рафала Заорского?