Артур Барткевич: Если бы Орбан был премьер-министром Польши, он бы потребовал санкций против России

Когда в немецких офисах отключают горячую воду из-за дефицита газа, Виктор Орбан объявляет о скором подписании нового газового контракта с Москвой. Однако, прежде чем он похвалит свой прагматизм, стоит понять, почему он может себе это позволить.

 Артур Барткевич: Если бы Orbán был премьер-министром Польши, он бы потребовал санкций против России

Виктор Орбан в канцелярии премьер-министра во время встречи с премьер-министром Матеушем Моравецким, 14 мая 2018 г.

Почему Виктор Орбан блокирует ужесточение санкций против российского энергетического сектора в Евросоюзе? Почему он гарантирует себе дальнейшие поставки нефти и газа из России и даже публично заявляет, что Украина не выиграет войну, предполагая, что нужно искать какой-то пакт с Москвой? Он делает это просто потому, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе риски, связанные с такой политикой, для Венгрии относительно невелики, а выгоды очевидны.

Помимо моральной оценки позиции правительства в Будапеште, политика Орбана действительно прагматична. Его страна борется с теми же проблемами, что и Европа в целом, — инфляцией и призраком экономического кризиса и рецессии, которые могут распространиться по всему континенту. Поэтому скорейшее прекращение войны на Украине, вне зависимости от условий, в которых она происходит, выгодно с точки зрения Будапешта. А поскольку окончание войны, которое можно назвать победой Украины (возвращение к границам 24 февраля), — это перспектива месяцев или даже лет, Орбан предлагает более простое решение: пусть Россия победит, а вернемся к что это было.

-zOjP_n4PPN «>Но стал бы Орбан, сохраняя такой холодный прагматизм, проводить ту же политику, если бы он был, например, премьер-министром Польши или премьер-министром Литвы, Латвии или Эстонии? Ну нет — что должны осознавать все вислинские апологеты политики венгерского премьера в отношении войны на Украине. Венгрия отличается от Польши, как и от стран Балтии, а в некотором смысле и от Германии, тем, что если и находится в имперском списке кремлевских блюд, то занимает далекое положение.

Почему? Во-первых, современный московский империализм, предложенный Владимиром Путиным и его окружением, глубоко укоренен в истории, о чем свидетельствуют квазиисториософские рассуждения российского лидера, предшествующие вторжению на Украину. Так уж получилось, что исторически Венгрия, хотя и находилась в советской сфере влияния после 1945 года, никогда не входила в состав Российской империи. Причем это направление в экспансии царизма никогда не имело первостепенного значения — Россия колонизировала восток и прорезала себе путь на запад, она тоже жадно смотрела на юг, мечтая о Босфоре и Дарданеллах, но о Будапеште ей никогда не снилось. Если она и умиротворила его — как во время Весны Наций — то делала это только для сохранения статус-кво, а не для расширения своей империи.

То, что может быть прагматичным для Будапешта, например, в Польше, было бы недальновидной и самоубийственной политикой

Во-вторых, что более важно, Венгрия не стоит на пути России на Запад. В составе западных союзов они также не представляют угрозы для важнейших центров Российского государства — Москвы или Санкт-Петербурга. Совершенно иная ситуация с Прибалтикой и Польшей, которые в случае подчинения Украины Кремлю стали бы еще одной естественной целью восстановления Российской империи. Прибалтика отрезает Россию от Балтийского моря и перекрывает доступ в Калининградскую область (так же, как украинский Донбасс отделял Россию от незаконно аннексированного Крыма), а Польша является барьером, отрезающим Россию от Запада, который Кремль — с войска, стоящие на реке Одре, могли сдерживать гораздо эффективнее, чем Ныне. Говорить о санкциях, нефти, газе и угле без его учета невозможно.

Только учет этих факторов позволяет говорить о прагматизме или его отсутствии. То, что может быть прагматическим для Будапешта, например, реализованным в Польше, было бы недальновидной и самоубийственной политикой: ценой нескольких лет мира и процветания она подвергла бы нашу страну смертельной опасности, в которой сегодня находится Украина. . Да, Польша и страны Балтии находятся в гораздо лучшем положении как члены мощного военного союза, но Кремль уже доказал, что в своем империализме он может делать большие ставки на одну карту. Прагматизм требует учета различных сценариев.

-S9osByyOvj»> Вот почему Орбан в качестве премьер-министра Венгрии может заигрывать с Путиным. Но будь он премьер-министром Польши, он, вероятно, потребовал бы ужесточения санкций против России с такой же, если не большей решимостью, как Матеуш Моравецкий и его правительство. что он такой прагматичный.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Артур Барткевич: Если бы Орбан был премьер-министром Польши, он бы потребовал санкций против России
Кто Дмитрий Федосюк, которого якобы застрелил Андрей Зельцер