Авианосцы против Ирана — есть ли смысл?

Авианосцы — проявление американской сверхдержавы, их задача — обеспечить возможность проецировать мощь в различных регионах мира. Но выгодно ли США содержать корабль такого класса для сдерживания Ирана? Администрация президента Джо Байдена с самого начала указала, что не Исламская Республика представляет наибольшую угрозу безопасности США. Угроза кроется в Индо-Тихоокеанском регионе и растущей роли военно-морского флота КНР, кропотливо строящего свой авианосный флот.

Такого же мнения придерживается и лейтенант-коммандер Стивен Уолш, написавший свои комментарии в статье «Прекратить отправку авианосцев в CentCom». Программа развития китайского флота привела к давно анализируемой проблеме правильного (читай: эффективного) развертывания американских авианосцев. Еще в августе 2021 года Вашингтонский институт ближневосточной политики, американский аналитический центр, изучающий внешнюю политику США на Ближнем Востоке, сомневался, что сдерживание Ирана принесет долгосрочные выгоды.

После войны в Персидском заливе в 1991 г. ВМС США вообще держали в оперативной готовности не менее одного из десяти авианосцев в районе Персидского залива (с ударной группой, включавшей также крейсер и три-четыре эсминца) и один десантный корабль.

—REKLAMA —

Боялся ли когда-нибудь Иран авианосцев?

Или, говоря иначе: американские корабли отпугивают Иран и держат его связанными по рукам в водах Персидского залива? Точно нет. В августе 2021 года Майкл Эйзенштадт и Генри Михм опубликовали статью «Сдерживают ли авианосцы Иран?», в которой подчеркнули, что с 1991 года авианосцы ни разу не отвечали огнем на удары по американским интересам, организованные Ираном или проиранскими шиитскими ополченцами. В разное время Центральное командование США (ЦЕНТКОМ) вообще имело в своем распоряжении либо один, либо два авианосца.

USS John C. Стеннис идет в Персидский залив, 2012 г.
(Рэнди Р. Браун, ВМС США)

Несмотря на такую ​​мощь, авианосцы хранили молчание после бомбового удара 1996 г. (приписывается ливанской «Хизбалле» и Ирану) на здании, где проживают семьи американских военных в Аз-Захране, Саудовская Аравия. Они не применялись после многочисленных атак проиранских ополченцев, унесших жизни более 600 американцев в Ираке после 2003 года, и десятков ракетных обстрелов посольства США и военнослужащих США в Ираке с 2019 года.

Вашингтон не принял ответных мер, когда в июне 2020 года иранская система ПВО «Раад» сбила беспилотник RQ-4A. Более того, когда в январе 2020 года — после убийства Гасема Сулеймани — иранские ракеты упали на иракские авиабазы ​​Айн-Аль-Асад в западной части провинции Анбар и в Эрбиле в иракском Курдистане, авианосец не использовался ни для какой операции против Ирана. /p>

База Айн аль-Асад, 12 января 2020 г.
(Армия США/Спец. Дерек Мастард)

Авианосная группа Амортизатор имел как минимум один успех. В апреле 2015 года иранский военно-морской конвой, пытавшийся доставить оружие боевикам-хуситам в Йемене, повернул назад, когда к нему подошли американские корабли во главе с авианосцем «Теодор Рузвельт». Регулярные ежедневные полеты боевых самолетов вблизи колонны вынудили иранских офицеров изменить курс, но не отбили у Ирана охоты доставлять оружие группировке «Ансар Аллах». Следует, однако, отметить, что морская блокада, в том числе принуждение противника к отказу от перевозки контрабанды (или комбинирование над другими методами), может осуществляться и без участия авианосца. Это видно по наличию многонациональных военно-морских сил, созданных в сентябре 2019 года для обеспечения свободы судоходства в Персидском заливе.

Одной из самых серьезных реальных угроз стабильности в регионе на сегодняшний день представляется контрабанда оружия для боевиков-хуситов. Ограничения, введенные резолюцией 2216 Совета Безопасности ООН, не помешали Ирану передать повстанцам легкое вооружение, противотанковые гранатометы, баллистические ракеты и находящиеся в обращении боеприпасы. В июле совместная американо-британская группа добилась значительных успехов в борьбе с незаконной контрабандой. В то же время 5-й флот решил предложить вознаграждение за информацию, которая может помочь в перехвате оружия, наркотиков и других незаконных поставок по всему региону.

Вышеизложенное означает, что во времена относительного мира с Ираном на море можно обойтись гораздо более простыми средствами, тем более, что ВМС Ирана не готов к большому морскому бою с гораздо более сильным противником. Тегеран явно расширяет свой надводный и подводный флот, но только для ведения преследований и ведения партизанской войны. Примеры включают два последних случая кражи (или попытки) БПЛА Saildrone Explorer из США.

Для этих операций иранцы использовали в первом случае вспомогательный корабль «Шахид Базжар», а во втором — фрегат «Джамаран» типа «Муджа», т.е. не очень технически совершенные подразделения. На практике это была разновидность действий скоростных моторных лодок Pasdaran, преследующих американские суда, такие как патрульный корабль USS Firebolt в апреле 2021 года или эскорт подводной лодки USS Georgia в следующем месяце. Иранцы ничего не делают по поводу присутствия американского дирижабля в регионе, кроме запугивания макета Нимица во время учений в июле 2020 года.

Авианосец (или два) понадобится, если на кону вооруженный конфликт с аятоллами — скорее в виде помощи оказываемой Израилю. Операция против иранских ядерных объектов, в крайнем случае, потребует планирования и возможного размещения в этом районе самолета. Если он там вообще понадобится, т.к. Израиль планирует атаковать сам, и требует от союзника оказания технической помощи, которой должны быть летающие танки KC-46A Pegasus.

Поэтому целесообразность сохранения авианосец в районах вызывает сомнения.Свойства ЦЕНТКОМ. Израиль и другие страны помогают выполнить задачу по удержанию Ирана от расправления крыльев. Однако не следует забывать, что присутствие авианосца в том или ином регионе является не только выражением желания иметь больший контроль над военными и политическими делами, но и признаком престижа. С другой стороны, содержание судов этого класса в регионах, где они не являются незаменимыми, отрицательно влияет на их доступность в других местах, увеличивает затраты и сокращает время ремонта и обслуживания или удлиняет время пребывания моряков в море, что не обязательно оказывает положительное влияние. на их семейную жизнь. С наступлением эпохи Байдена американская политическая сцена размышляет о том, откажется ли президент от отправки авианосца на Ближний Восток.

Китай, Европа или Иран?

Решения министерства обороны лишают Индо-Тихоокеанское командование (IndoPaCom) и Европейское командование самолетов, необходимых для стратегической конкуренции. Растут требования перестать отдавать предпочтение CENTCOM. Некоторые симптомы смены тренда можно было заметить в конце декабря 2021 г., когда Вашингтон принял решение не направлять авианосец «Гарри С. Трумэн» в район Персидского залива. Вместе с авиационным компонентом и кораблями охранения, которые вместе образуют авианосную ударную группу 8, он остался в Средиземном море.

Министр обороны США Ллойд Остин уже заявлял, что этот шаг оправдан напряженной обстановкой. на российско-украинской границе. Трумэн должен был обеспечить проекцию силы в случае угрозы со стороны России напасть на любого члена Североатлантического альянса. В марте было решено, что Трумэн останется там дольше. В середине августа его присутствие в Средиземноморском бассейне закончилось, но из-за все еще опасной ситуации в Восточной Европе Трумэна сменил USS ​​George H.W. Буша (CVN 77) с ударной группой CSG 10.

Трумэна везут на буксирах на базе в Норфолке.
( ВМС США/специалист по массовым коммуникациям 2-го класса Натан Т. Бирд)

Рост потенциала Китайской Народной Республики, и в частности ее военно-морского флота, побуждает Вашингтон задуматься о правильном управлении морскими силами. В июне был спущен на воду «Фуджиана», третий китайский авианосец и первый, почти такой же большой, как американский самолет Джеральда Р. Форда. Он присоединился к Шаньдуну и Ляонину, но Пекин определяет Fujiana как первый полноценный авианосец и заявляет, что хотел бы иметь вместе шесть кораблей этого класса. Остается загадкой, будет ли Ляонин, который сейчас рассматривается как экспериментальная единица в разработке китайских авианосцев, будет включен в общее количество.

Внимание CENTCOM к Ирану не совсем соответствует Стратегии национальной обороны Дональда Трампа 2018 года, в которой установлено правило 4 + 1. Согласно ему, Иран был классифицирован как четвертая по величине угроза для США после Китая, России и Северной Кореи. Отдельной категорией являются негосударственные террористические группировки. Стратегические ориентиры — это одно, а фактические решения — другое. В то время, когда Трамп находился в Овальном кабинете, список перевернула так называемая «кампания максимального давления». Согласно ему, Иран представлял наибольшую угрозу, подменяя стратегические цели — соперничество с Китаем и Россией.

Администрация Байдена отказалась от силовой политики в отношении Ирана. В марте 2021 года президент подписал «Временные стратегические направления национальной безопасности», которые отошли от тактики «максимального давления». Позиция США стала более примирительной, сдвинув Вашингтон на более дипломатический курс, который наблюдался у бывшего демократа Белого дома Барака Обамы. Поэтому появляется все больше аргументов в пользу того, что постоянное присутствие американского авианосца на Ближнем Востоке было лишь результатом лоббирования ЦЕНТКОМа в Пентагоне, а не реальными потребностями ВМС США.

< p> См. также: Новая версия JLTV с большей огневой мощью

Старшина 2-го класса Джеймс Эванс

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Авианосцы против Ирана — есть ли смысл?
Кто Константин Худолей и как погиб