База Шредингера. Что Китай делает в Камбодже?

Слухи о возможном открытии китайской базы в Камбодже ходят уже несколько лет. Новая глава обсуждения началась с The Washington Post 6 июня. Информация газеты в целом оказалась верной, но всех, кто, независимо от своих взглядов, ждал вторую китайскую заграничную базу, ждало жестокое разочарование. В то же время присутствие Китая на объекте, в который до недавнего времени вкладывались США, содержит в себе в двух словах хронику ошибок Вашингтона в отношениях с Пномпенем.

Появились первые сведения о якобы попытках Пекина Создание базы в Камбодже появилось осенью 2018 года и сразу же вызвало опасения. Этот объект предоставит китайскому флоту широкий спектр возможностей, включая шахматы Вьетнама и взгляд на руки Таиланда и Малайзии. Китай также получит дополнительные возможности для проецирования мощи в южной части оспариваемого Южно-Китайского моря и в стратегически важном Малаккском проливе.

Более подробная информация была опубликована летом The Wall Street Journal со ссылкой на дипломатические источники. 2019 года. Выяснилось, что речь шла не о строительстве базы, а о предоставлении одной из военно-морских баз Камбоджи сроком на тридцать лет. После этого контракт будет автоматически продлеваться каждые десять лет.

Дальнейшие детали неясны. Задействовано присутствие военнослужащих, хранение техники и швартовка кораблей. Кроме того, китайским военнослужащим должно было быть предоставлено право передвигаться по своей части базы с оружием и камбоджийскими паспортами. Кроме того, доступ к китайской части базы возможен только с согласия Китая. Указывалось, что, скорее всего, это была база Реам возле Сиануквиля (Krŏng Preăh Seihănŭ). В предыдущие годы некоторые инвестиции были сделаны американцами, возводившими набережные и пирсы.

Осенью 2020 года начался очередной акт. Он начался со сноса зданий, построенных в Реаме в 2012 году с помощью США. Ранее шла речь об их переводе. Фактически власти Камбоджи не ответили на вопросы посольства США, говоря лишь о суверенном праве инвестировать и изменять инфраструктуру. При этом на базе была расчищена площадь примерно 25 га. По данным Минобороны Камбоджи, эти шаги направлены на дальнейшее развитие инфраструктуры и повышение безопасности.

Это были не единственные изменения в Ream. The Washington Post сообщила, что Центр дружбы Вьетнам-Камбоджа, созданный Вьетнамом, был вынесен за пределы базы в прошлом году. Такой шаг был продиктован стремлением избежать конфликтов между вьетнамскими и китайскими военными. Газета также цитирует дипломатов западных стран. Они указывали на очень большие ограничения в передвижении по базе во время визитов иностранных делегаций, в том числе американского военного атташе. В таких ситуациях китайские солдаты должны были носить форму, очень похожую на камбоджийскую, или вообще носить штатское.

Как сообщает The Washington Post, во время церемонии подписания соглашения о расширении базы в Реаме , запланированное на 8 июня, должно было объявить об открытии северной части базы Китай. Хотя министерство иностранных дел Китая отказалось от комментариев, газете удалось связаться с официальным лицом в Пекине, которое частично подтвердило разоблачения. Он признал, что на самом деле Китай получит доступ к части базы, но она не будет исключительно для военного использования. Ученые тоже найдут там место. Кроме того, Пекин не должен заниматься деятельностью, проводимой в камбоджийской части базы.

О контракте было объявлено 8 июня, как и было запланировано. Его размах не оказался впечатляющим, хотя на церемонии присутствовали высшие военные чины Камбоджи и китайский посол. Расширение будет включать в себя обновление существующей инфраструктуры и возведение нескольких новых зданий, госпиталя, причала с причалами для двух судов, мастерских, сухого дока и эллинга. Все будет финансироваться за счет китайского гранта.

Часть базы, предоставленная Китаю, имеет площадь 0,3 квадратных километра, и она не будет включать ни одного из запланированных новых объектов — с одно исключение. Вышеупомянутый китайский чиновник признал, что в Реаме будет построена наземная станция для спутниковой навигационной системы BeiDou. Ненамного, но, вероятно, повысит эффективность системы в регионе. Учитывая, что, как и GPS, BeiDou имеет и военное применение, это будет ощутимая прибыль для Народно-освободительной армии Китая.

Вопреки твердым убеждениям, Китай ничем не отличается в своем поведении от других держав, в том числе от США — ненавистный образец, который надо подловить и прогнать. Поэтому следует ожидать, что исследования в Реаме будут прикрытием для разведывательной деятельности, например, ELINT и SIGINT, или картирования морского дна для нужд военно-морского флота. Так много для начала. Что дальше? Неизвестно.

Журнал ошибок

Камбоджа рассматривается в регионе как вассальное государство Китая. Мнение во многом оправдано, Пномпень слишком часто становится исполнителем Пекина на форуме АСЕАН, но нужен нюанс. Политическое влияние Китая в стране держится на одном столпе: премьер-министре Хун Сене и его окружении. Находясь у власти с 1985 года, Хун Сен — еще один авторитарный политик, возглавляющий коррумпированную систему, преследующий оппозицию и обвиняемый в нарушении прав человека. Мечта, стереотипный партнер Пекина. Китай гарантирует, что он останется у власти, в обмен на что премьер-министр остается верным вассалом. По мнению камбоджийской оппозиции, устранение Хун Сена и его окружения означало бы радикальное падение китайского влияния, по крайней мере, политического.

Это, однако, только часть правды. Отношения между Хун Сеном и Китаем складывались годами и только в этом столетии стали критическими. Как отмечает Блейк Херзингер, отставной офицер ВМС США с многолетним опытом наблюдения за Юго-Восточной Азией, в таком повороте событий большая заслуга самого Вашингтона. Как вы можете догадаться, речь идет о наследии войны во Вьетнаме. В период с 1965 по 1974 год ВВС США сбросили на Камбоджу почти 3 миллиона тонн бомб, в основном в ходе налетов на местный участок тропы Хо Ши Минья.

Подсчитано, что удаление неразорвавшихся боеприпасов и мин, оставшихся со времен войны и правления, а затем и борьба с красными кхмерами продлится до 2025 года и обойдется примерно в 377 миллионов долларов. Тем не менее, Соединенные Штаты проявляют активность в этой области. Вашингтон должен был выделить на разминирование Камбоджи свыше 160 миллионов, а также обучает саперов.

Однако долги, оставленные правительством генерала Лон Нола в 1972–1975 годах, являются яблоком раздора. Администрация США оценивает их в 274 миллиона долларов плюс примерно в два раза больше процентов и пытается вернуть деньги как минимум с 1995 года. Эскалация произошла во время президентства Дональда Трампа, когда Вашингтон пригрозил повлиять на Международный валютный фонд, чтобы тот приостановил помощь Камбодже в случае отказа от долга. Проблема в том, что Пномпень не говорит «нет». Вместо этого он просит либо разложить погашение, либо признать часть долга гуманитарной помощью. Лон Нол в основном занимал деньги, чтобы купить еду.

Угрозы не были реализованы, но определенно испортили двусторонние отношения и еще больше толкнули Камбоджу в объятия Китая. Герцингер указывает на хаотичную и неполную помощь Пномпеню. Камбоджийскому флоту, например, не хватает денег даже на закупку топлива для кораблей, что ограничивает его возможности по патрулированию территориальных вод и исключительной экономической зоны. На этом наживаются нелегальные рыбаки из соседних стран и контрабандисты. Именно эти недостатки в предположении, что китайская помощь в модернизации и расширении Ream должна быть устранена, что было подчеркнуто в этом году на конференции Shangri La Security Dialogue в Сингапуре, подчеркнутой министром обороны генералом Теа Банем.

Доступ к части базы Реам не означает, что в Камбодже размещены иностранные войска, что запрещено конституцией страны. В то же время Китай укрепил свои позиции в качестве основного поставщика помощи и военной техники в Камбоджу. Изначально в поставки входили китайские клоны советской техники, иногда помнящие о Второй мировой войне. Со временем стали появляться более новые системы. В конце мая сухопутные войска Камбоджи хвастались реактивными установками AR2, т.е. клонами российских БМ-30 «Смерч», а также полностью китайскими 155-мм колесными самоходными гаубицами Ш-1.

Подводя итог: китайское присутствие в Риме меньше, чем ожидалось, и не представляет серьезной проблемы для интересов и присутствия США в регионе. Сопутствующие события, однако, прекрасно вписывались в схемы деятельности Пекина на сегодняшний день. В случае с первой и пока единственной китайской заморской базой в Джибути почти до конца отрицалось, что объект находится в стадии строительства. Предположительно, аналогичный маневр был предпринят в Объединенных Арабских Эмиратах. Китай должен был начать строительство некоторых портовых сооружений возле Абу-Даби, но работы были остановлены после решительного вмешательства США.

Ситуация вокруг строящегося Китаем порта в пакистанском Гвадаре до сих пор неясна, также неизвестно, к чему приведет недавнее соглашение о военном сотрудничестве с Соломоновыми Островами. Во время недавнего турне по Океании министр иностранных дел Ван И получил менее восторженный прием, чем ожидалось, в Пекине, чего опасались в Вашингтоне и Канберре. Настроения в регионе лучше всего охарактеризовал министр обороны Фиджи Иния Серуирату, заявив, что главная проблема безопасности для тихоокеанских островных государств — изменение климата и повышение уровня моря. По сравнению с этим соперничество между державами тривиально и обременительно.

Герцингер считает, что базовый вариант Реама в основном показывает ограниченность Америки в Юго-Восточной Азии . Реакция Вашингтона оказалась несоразмерной ситуации, что в регионе может быть воспринято как симптом слабости. Попытки наказать Камбоджу контрпродуктивны и в более широком масштабе. Политика Пномпеня не изменилась и повлияла на настроения в других столицах Юго-Восточной Азии. У стран там было достаточно проблем с попытками Китая наказать их за действия, противоречащие идеям Пекина.

Китай, возможно, стал крупнейшим торговым партнером стран АСЕАН, что не означает, что страны региона не хотят экономических и военных отношений с США. Наоборот & # 8211; в идеале было бы пожинать плоды работы с обеими державами. Китайские предложения рискованны, но, по крайней мере, в теории ожидается, что они принесут ощутимую пользу и, прежде всего, удовлетворят жизненно важные потребности региона в инфраструктуре. На этом фоне американская деятельность хаотична, а сам Вашингтон кажется неуверенным и лишенным идей для более широкой политики.

Читайте также: Дахау Африки. Как Франсиско Масиас Нгема превратил всю страну в частный концлагерь

ВМС США/старшина 3-го класса Денни Доу

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
База Шредингера. Что Китай делает в Камбодже?
Хорошее начало года для Pzu Group. Быстрая реализация стратегии