Богдан Горальчик: Падение Шри-Ланки, или как стать банкротом

В Шри-Ланке мы сейчас имеем дело с поистине экстраординарной ситуацией, когда практически никто не хочет брать власть в свои руки, — пишет политолог из Варшавского университета.

<р>Bogdan Gó ralczyk: Падение Шри-Ланки, или как стать банкротом< p>

Десятилетиями Азию раздирали кровопролитные конфликты: война в Корее, затем война во Вьетнаме и в Индокитае, постоянные бои партизан в Бирме/Мьянме, этнические и религиозные волнения на юге Филиппин и в Таиланде, последующие войны между Индия и Пакистан. В течение четверти века (1983–2009 гг.) власти Шри-Ланки, базирующиеся в Котте (Шри Джайварданапура), более известном как Коломбо, также вели постоянную борьбу с тамильскими тиграми. В борьбе сингальского большинства против этнических тамилов погибли десятки тысяч человек, а в 1993 году даже тогдашний президент страны.

И вот 9 июля этого года фотографии из этой страны снова обошли весь мир. Мы видели, как расстроенные и разъяренные толпы демонстрантов заняли кресло президента и сожгли виллу премьер-министра, купаясь в сопутствующем бассейне. Обоим этим политикам удалось избежать мести разъяренной толпы с помощью армии. Президент Готабая Раджапакса отправился на Мальдивы. Премьер-министр Ранил Викремесингхе временно взял на себя функции главы государства (новый должен быть избран в течение 30 дней), хотя и распустил правительство. Есть только одно определение нынешнего положения дел: совершенно непредсказуемый хаос.

Как брат брату

Как оно возникло и о чем оно? Это явно не результат предыдущей войны с тамилами, перемирие с которыми было подписано давно, т.к. 17 мая 2009 года. Однако этническая основа споров и конфликтов в стране, а также религиозная, между буддистами и последователями ислама. Однако истинная причина того, что в последнее время происходило и происходит в стране, имеет другое лицо – это кризис властных элит, ввергших государство в финансово-экономический коллапс по своей безответственности.

Уже в марте из Шри-Ланки поступила информация о нехватке топлива, затем товаров в магазинах и лекарств в аптеках. При этом растет инфляция, которая уже превысила порог в 40%, а в случае с продуктами питания достигает 60%. Начиная с апреля и мая мы наблюдали увеличение очередей за топливом и едой, закрытие школ и даже рабочих мест и офисов, а власти призвали тех, кому не нужно ездить на работу, оставаться дома, продолжая работать удаленно.

К этому добавилась ранее известная неспособность погасить принятые долги, что в случае с Китаем привело к — громкому — поглощению на рубеже 2019 и 2020 годов морского порта Хамбантота в обмен на невыплаченные долги арендованного за 99 лет. Этот поступок смутил индийские элиты, опасавшиеся чрезмерного влияния Китая в зоне их прямого влияния, то есть в Индийском океане.

-Bmyko9rO5W»>В целом премьер-министр Викремесингхе открыто признал, что за неделю до бунта мафии государство переживает «самый тяжелый финансовый кризис за последние десятилетия», а затем без особых церемоний добавил: «Страна разорена». Такое заявление заставило ужесточить комендантский час, частично введенный с 1 апреля. Положения о чрезвычайном положении были настолько строгими, а действия полиции настолько жестокими, что к демонстрациям в стране присоединились даже широкие круги шри-ланкийской диаспоры, в основном молодежь. Когда, наконец, под давлением общественности и оппозиции исключительные правила были отменены, толпы двинулись с известным успехом.

Таким образом, был свергнут правящий клан раджапаков, а именно два брата. Старший, Махинда (1945 г.р.), вступил в должность в 2005 г., а в следующем году он назначил своего брата Готабая (1949 г.р.), подполковника в отставке, главой министерства обороны. Этот дуэт положил конец конфликту с Тамильскими тиграми, и благодаря этому успеху оба брата добились политического процветания.

После войны с тамилами Готабая оставил военную службу и занял прибыльное место министра урбанизации и развития, где контролировал крупные контракты и заказы. С другой стороны, Махинда оставался у власти до 2015 года.

Цена популизма

Потом братья удалили, но не надолго. В 2019 году в результате серии террористических атак на исламистской основе сильно буддийская и националистическая, экономически сильно популистская партия, созданная Готабаей, быстро захватила власть. В ноябре того же года Готабая стал президентом, а Махинда снова премьер-министром.

С первоначальным энтузиазмом толпы был принят целый пакет весьма спорных и сомнительных с экономической и финансовой точки зрения решений, от снижения налогов до занятости до 100 000 человек. чиновники низшего звена (разумеется, сторонники правящей партии, чтобы иметь больший электорат) вне зависимости от их образования и опыта. Все политические оппоненты были определены как «террористы». Их обещали, а где можно было отдать своим, в ущерб «тем, кто не из нашего правящего лагеря».

Политическая сцена снова быстро поляризовалась и в то же время выгодно расслоилась, поскольку сторонники правящего лагеря под названием Шри-Ланка Подуджана Перамуна (SLPP), Политический фронт Шри-Ланки (ранее известный как Национальный), везде пользовались большим успехом. Произошло внезапное освобождение номенклатуры правящего лагеря. Была также проблема открытой коррупции и кумовства, начиная с клана раджапаков и их родственников. Это было доказано, в том числе знаменитые «Документы Пандоры» и дела Нирупамы Раджапаксы и двоюродного брата правящих братьев Джалии Читран, которые, как было доказано, присвоили сумму в 332 000 долларов. долларов, особенно третий, младший брат (1951 г.р.) Василия Раджапакса, который даже получил общеизвестное прозвище «10 процентов», потому что лично брал столько с каждой сделки.

Все это усугубилось пандемией Covid-19, на которую ответили радикальные местные блокировки. Это, в свою очередь, тормозило один из крупнейших источников дохода государства, то есть туристическую отрасль, которая до начала пандемии давала 12-14 процентов. ВВП и был третьим по значимости источником дохода после денежных переводов от рабочих, занятых за границей (главным образом в Индии, но также на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии) и продукции текстильной промышленности.

Одно дело последствия пандемии и многолетних карантинов, другое — последствия не до конца продуманных решений, все чаще принимаемых под давлением обстоятельств. Ключевым кажется тот, когда Кабмин объявил об отказе от закупки и производства искусственных удобрений и средств защиты растений, что сразу же подорвало следующий по важности сектор в стране, после текстиля, т.е. сельскохозяйственное производство, с которым ок. процентов населения. Уже в марте этого года в магазинах все больше не хватало продуктов, что, конечно же, быстро увеличивало уровень социальной фрустрации и неудовлетворенности.

Большое неизвестное

Однако легкого побега не было, потому что казна была пуста. На начало текущего года золотовалютные резервы не превышали 1 млрд долларов, а только на погашение рассрочки по ранее возникшим долгам потребовалось бы 7 млрд долларов. Повторное обращение за кредитами в Китай было исключено из-за неудачного опыта с портом Хамбантота. В результате сейчас транши помощи выделены только с Индией, из которой уже исчислено около 3,5 млрд долларов в виде экстренной помощи в этом году. Однако это лишь временные меры, так как госдолг государства уже превышал 100% в начале прошлого года. ВВП. Между тем потребности были и есть огромные, и они постоянно накапливались.

О драматизме ситуации свидетельствовала дилемма, с которой столкнулся кабинет министров этой весной: оставшиеся резервы он либо направит на расчеты с кредиторами, либо направит их на ввоз из-за границы необходимых продуктов питания и медикаментов. Конечно, он выбрал последнее, и Минфин заявил: «Мы восприняли эту акцию как экстренное решение, к которому прибегли в крайнем случае, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение финансового положения нашей республики». После этого кредиторам было предложено погашение в шри-ланкийских рупиях или возврат обязательств в будущем с соответственно высокими процентами.

Точно неизвестно, как, когда и за что все это будет оплачено. С другой стороны, переговоры с Международным валютным фондом (МВФ) о реструктуризации государственного долга, которые ведутся уже много месяцев, то и дело буксуют, потому что неизвестно, что будет каждый следующий день. принесу. Никакой стабильности и предсказуемости. Возможно, решением станет, о чем все громче говорят, специальный консорциум, состоящий из представителей финансового сектора Индии, Японии и Китая. Этого хотят власти в Котте, но захотят ли эти три страны играть в одной команде?

Это объясняет, почему Шри-Ланка в настоящее время имеет дело с поистине экстраординарной ситуацией, когда практически никто не хочет править. Все боятся заоблачных, беспрецедентных вызовов и ответственности. Даже предложенный некоторыми в качестве оптимального решения кабинет «национального единства», т.е. всех партий, заседающих в парламенте, не гарантирует возвращения к нормальной жизни, ибо он по самой своей природе был бы многоцветным и представлял бы разные интересы.

Stern Account

Таким образом, на чисто внутреннее решение, наверное, трудно рассчитывать, несмотря на то, что клан Раджапаков был изгнан. Махинда потерял место премьер-министра в мае, и теперь все трое бежали за границу. Президент Готабая уехал на Мальдивы (но о Сингапуре в конце концов говорят), а Василий — в сторону США. Новый премьер-министр (теперь, после бегства главы государства, пока президент) Ранил Викремесингхе, который должен был добиться стабилизации и улучшения, не смог этого сделать. Ибо, среди многих других бед, даже недоедание, в том числе среди детей, стоит во главе вызовов, стоящих перед властями (специальной субсидии ЮНИСЕФ в размере 25 миллионов долларов вряд ли хватит).

Станет ли таким образом Шри-Ланка следующим фронтом во все более заметном столкновении сил? В каком-то смысле он уже здесь, потому что сюда давно заходит Китай, и опасаясь их, имея в виду собственные интересы, островом больше заинтересовалась Индия. Последние, как мы видим, сейчас непосредственно оказывают экстренную помощь, вероятно, не из чисто гуманитарных соображений или чрезмерной любезности.

Запада в Шри-Ланке, кроме МВФ, не очень видно. У нас есть другие проблемы и вызовы, такие как война на Украине или напряженность в Тихоокеанском регионе. Таким образом, Шри-Ланка, во всяком случае, останется в руках таких групп, как БРИКС, и уж точно столицы крупных развивающихся рынков, начиная с Нью-Дели и Пекина. Ни Запад, ни Япония, ни Австралия туда не лезут. Пекин, с другой стороны, также не хочет входить в дестабилизированные или неопределенные районы. Между тем ситуация в нынешнем районе Шри-Ланки, хоть и такая сложная и непредсказуемая, также дает — как видите — возможности для других, более крупных игроков. Кто на самом деле будет его использовать — и какой ценой, когда местные элиты полностью себя скомпрометировали?

Пример из Шри-Ланки, хотя и отдаленный, является ярким примером сценария «Как стать банкротом». Это также прозрачное доказательство рисков отсутствия воображения, дальновидности, безответственности в использовании ресурсов (материальных и человеческих) и использования национализма и популизма в качестве основы своей политической и, прежде всего, экономической программы. Как видите, жесткие требования рынка и экономический расчет невозможно заменить лозунгами и лозунгами. Рано или поздно вам выставят счет. Разочарованные люди уже выдали его властям Шри-Ланки. Проблема в том, что буквально никто не знает, что будет дальше.

Автор — политолог и китаевед, профессор Европейского центра Варшавского университета

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Богдан Горальчик: Падение Шри-Ланки, или как стать банкротом
Государственный долг
Государственный долг — благо для инвесторов