Бригида Кузняк: Бесценные источники во время войны

Досадное событие не должно понизить ранг дипломатических отношений с Москвой. Их содержание выгодно и нам, и Украине, — говорит проф. UJ Бригида Кузняк.

 Бригида Кузняк: Бесценный источник во время войны

Как юрист определяет то, что произошло 9 мая на кладбище Мавзолей советских воинов в Варшаве?

По законодательству, в том числе международному праву, это является нарушением личной неприкосновенности дипломата. Разделим здесь понятный гнев виновных, их чувство обиды и эмоции всех адресатов — все мы чувствуем каплю горького удовлетворения. Но, оставив это в стороне, вернемся к вопросу о дипломатии — у нее есть свои правила.

-dEBmiKR9CO»> Итак?

Дипломатия — это официальная деятельность государственных органов, поддерживающих и осуществляющих международные отношения на профессиональном уровне. Но они также люди, которые, чтобы управлять ими эффективно и безопасно, должны быть защищены. И в-третьих, дипломатия – это искусство достижения целей, требующее особых усилий. Человеческая команда заслуживает физической защиты, гарантированной жестким законом, а также стандартами дипломатического протокола, требующего особой осторожности и деликатности.

Так на практике?

Это означает, с одной стороны, запрет на принудительные меры, арест или задержание. И — требование дипломатического протокола — относиться с должным уважением. С другой стороны, речь идет об обеспечении защиты и предотвращении атак. Эта защита имеет три стороны: государство должно иметь законы, запрещающие нарушения неприкосновенности дипломатов, и оно обязано преследовать и предотвращать такие нарушения.

У нас есть законы, у нас есть правоохранительные органы, но предприняли ли мы достаточные шаги, чтобы предотвратить это?

Известно, что была нота польских властей российской стороне, в которой послу Андрееву рекомендовалось не участвовать в подобном мероприятии и указывалось, что оно будет носить провокационный характер. Но нужно было добиться эффективной полицейской охраны — раз уж дипломат туда ездил.

Но так получилось. Что теперь?

Судебное разбирательство должно быть проведено, виновные должны быть наказаны. Польское государство также должно предпринять действия, которые отделяются от этих действий — указать, что они не являются официальными, утвержденными и одобренными действиями. Ибо обязанности государства больше, чем предупреждение посла. Этого не было, и как польское государство мы не выиграем, как и украинцы.

Мог ли дипломат разрешить запрещать или навязывать форму в годовщину окончания войны ?

Отметим, что посол ни на кого не нападал, он пришел на кладбище с цветами. Да, это было вероломно и провокационно, но до этого дошло, поэтому его нужно было защищать. Запретить было невозможно, но иногда т.н. дипломатические маневры или болезни.

Что это?

Это уловка. В том, что истинные причины иска не раскрываются полностью. Юлиан Сутор, видный специалист по дипломатическому праву, приводит пример 17 сентября 1993 года. Министр обороны России Андрей Грачев должен был присутствовать на церемонии прощания с последними российскими солдатами, покинувшими Польшу в тот день в Варшаве. Однако когда в Москве осознали символичность этой даты, Грачев внезапно заболел — врачи рекомендовали ему трехдневный профилактический отдых, как раз 16-18 сентября. Конечно, российский посол не хотел сегодня «заболеть», но польская сторона могла пойти на другой маневр.

Закрыть кладбище советских воинов?

Статья 26 Венской конвенции гарантирует дипломатам свободу передвижения, но за исключением зон, въезд в которые запрещен или ограничен по соображениям государственной безопасности. И, на мой взгляд, не было никаких препятствий считать это кладбище достойным закрытия на несколько дней, именно из соображений безопасности. И само собой разумеется, что, например, там вдруг нашли неразорвавшийся снаряд, рухнувшее дерево или что-то подобное. Можно было просто сказать, что возможное нападение, которое могло произойти в этот момент на любых иностранных дипломатов, не было безопасным для польской стороны.

Конечно, нет. Как вы это обосновываете?

Суть международных отношений заключается в их двусторонности. И сегодня мы можем рассчитывать на взаимность, то есть на то, что к польским дипломатам в России могут плохо относиться, с ними может что-то случиться.

Идет война. Хотя мы и не участвуем в нем напрямую, но мы явно встали на сторону Украины, но и с Россией мы не порвали дипломатических отношений, потому что, видимо, считаем эти польско-российские отношения нужными и выгодными, как для нас, так и для украинцев. И этот инцидент — хотя и вполне понятный в эмоциональном плане — нарушает выполнение дипломатической работы.

Чем полезны дипломатические отношения в военное время?

Обычно они выполняют несколько функций. Представительный, т.е. в основном выступающий с заявлениями, участие в торжествах. Но и функцию защиты интересов своей Родины и заботы о ее гражданах. Дипломаты делают шаги и шаги в этом направлении, т.н. демарш. Переговорная функция, т.е. общение между сторонами, и информационная функция – так называемая белая разведка, которая использует законные методы для сбора данных о том, что происходит в стране пребывания. У нас также есть рекламная и консульская функции.

Какие сегодня самые важные?

Защита интересов и забота, переговоры и информация. Это называется 3д.: демарши, опровержение ложных или вредных сведений о своей стране и désavouer, то есть умаление значения каких-то неблагоприятных событий. Польша должна попытаться убрать значение этого инцидента с кладбища советских солдат и попытаться предотвратить возмездие. Несмотря на войну и имиджевые потери, стоит поддерживать дипломатические отношения. И мы должны обеспечить их бесперебойную работу.

Является ли такой инцидент подходящим моментом для понижения дипломатических отношений? Увольнение польского посла из Москвы или высылка русского посла из Варшавы?

Это всегда политическое решение, а не юридическое. Вам предстоит взвесить, что выгоднее, учитывая все имеющиеся у вас данные. До сих пор мы считали, что нам — и, думаю, Украине — выгоднее поддерживать польско-российские дипломатические отношения. Вопрос в том, что дальше. Но не этот инцидент должен влиять на наши решения. К сожалению, эмоции — вполне понятные — были напряженными. Дипломатия военного времени — это хождение по минному полю, самое сложное — определить правильный путь и решить, идти ли дальше.

Каковы будут последствия понижения отношения?

В дипломатии человек в учреждении поддерживает отношения с лицом того же ранга и класса на пятно. Польский дипломат поддерживает контакты со своими коллегами в России. Если мы понизим уровень отношений, мы потеряем некоторые источники информации и коммуникации. А они в условиях вооруженного конфликта могут быть неоценимы.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Бригида Кузняк: Бесценные источники во время войны
Драги: Путин не хочет мира, санкции против России могут ужесточить