Черноморские проливы и Конвенция Монтрё. Живое ископаемое, которое до сих пор раздражает Россию

Морские проливы всегда имели стратегическое значение как места для управления судоходством и проходом между разделенными массивами суши. Их функционирование на протяжении столетий определялось обычным морским правом, но с развитием цивилизации, усложнением и оформлением международных отношений обычай перестал быть достаточным. Многие ключевые резервуары имеют свои собственные соглашения, определяющие, что и кому разрешено. Одним из таких районов являются Черноморские проливы, также известные как Турецкие проливы, которые после позорного нападения России на Украину приобрели дурную славу после того, как Турция запретила их использование российскими кораблями, ссылаясь на Конвенцию Монтрё.

Резюме. Турецкие проливы названы в честь Дарданелл и Босфора и Мраморного моря между ними. Поскольку они полностью принадлежат одному государству и составляют его территориальное море, Турция должна иметь полное право свободно решать, разрешать или запрещать проход данного судна или судна. Однако в силу интересов великих держав было решено, что необходимо законодательно гарантировать свободу судоходства через проливы. Отсюда идея принять конвенцию.

Бурная история

Турецкий контроль над проливами был солью в глазах Российской империи с тех пор, как она расширила свои границы до Черного моря побережья в восемнадцатом веке. В отличие от портов на севере страны, незамерзающие черноморские порты были отличной отправной точкой для торговых путей в Средиземном море. Россия всегда пыталась тем или иным образом закрепить за собой контроль над проливами и, что удивительно для этой страны, чаще всего выбирала войну.

–REKLAMA–

По Кючук-Кайнаржскому договору 1774 года, после победоносной пятой войны с Османской империей, Россия гарантировала своему военно-морскому флоту право свободного плавания в Черном море и проливах. Адрианопольский договор 1829 года, заключенный после Восьмой мировой войны, подтвердил право прохода через Босфор и Дарданеллы для русских торговых судов. В результате дальнейшего ослабления Османской империи в 1833 году в селении Хюнкар-Искелеси под Стамбулом был подписан договор, который позволял России влиять на политику Турции, в том числе предписывать ей закрыть проливы для кораблей других стран. Договор продлился всего восемь лет, поскольку еще в 1841 году Великобритания, Россия, Франция, Турция, Пруссия и Австрия заключили Лондонскую конвенцию, вновь запрещающую всем иностранным кораблям пересекать проливы в мирное время. После окончания Крымской войны 1853-1856 гг. Черное море было полностью демилитаризовано, а Лондонский договор 1871 г. вновь разрешил Турции и России держать в этом районе военно-морские флоты, но корабли не могли проходить через проливы.

 Черноморские проливы и Конвенция Монтрё

1798. Флот под командованием Федора Ушакова проходит Босфор на пути в Средиземное море, чтобы присоединиться к борьбе против Франции в рамках Второй коалиции. Картина Михаила Иванова.

Переломным моментом стало начало Первой мировой войны, в которой Османская империя выступила на стороне Центральных держав, и в результате в 1918 году оказалась в числе побежденных, несмотря на Дело в том, что после кровавой кампании в Галлиполи против Антанты 1915 г. удалось сохранить контроль над проливами. К тому же империя перестала существовать и на ее месте появилась Турция, хотя когда 10 августа 1920 года в Севре был подписан мирный договор, это все же было сделано с представителями султана Мехмеда VI.

Территория Османской империи была поделена, и Турции пришлось довольствоваться четвертью ее площади. Строгие условия договора, союзные войска, особенно греческие, над территорией Турции и преданность Греции Восточной Фракии вызвали восстание в армии и обществе, что привело к двоевластию. Султан оставался в Стамбуле под защитой британских войск, а в Анкаре создавался новый центр силы под руководством Мустафы Кемаля-паши (Ататюрка), объявившего об отказе от Севрского договора. Победоносной кампанией против греков и союзников войска Ататюрка вытеснили их из Черноморских проливов в октябре 1922 года. Через месяц монархия была упразднена и установлена ​​республика.

Черноморские проливы и Конвенция Монтрё. Живое ископаемое, которое до сих пор раздражает Россию

Мраморное море и Черноморские проливы на Карта 1915 г.
(London G.W. Bacon& Co.)

22 ноября в Лозанне началась международная конференция по новому мирному договору с Турцией, и турецкое правительство было одним из полноправные участники. По вопросу о проливах 24 июля 1923 г. была принята конвенция, устанавливающая полную свободу судоходства и прохода в мирное и военное время, за исключением случаев, когда Турция является одной из воюющих сторон. В этом случае Турция получала право всеми способами блокировать проход кораблей и кораблей враждебных стран, но при этом корабли и суда нейтральных стран сохраняли за собой полную свободу судоходства. При этом были демилитаризованы берега Босфора и Дарданелл и острова в Мраморном море. Выполнение решений контролировалось Международной комиссией по проливам в составе представителей одиннадцати заинтересованных государств.

Турцию не устраивали такие решения, лишавшие ее де-факто суверенитета над стратегической частью территории, но у еще молодого и слабого государства не было иного выхода, кроме как согласиться. Однако с годами Турция окрепла, и международная обстановка изменилась настолько, что это открыло путь к изменению положений 1923 года.

Конвенция Монтрё

В связи с итальянской агрессией в Эфиопии и усилением влияния Германии на Балканах Турция стала восприниматься Францией и Великобританией как потенциальный ценный союзник в регионе. В доработке был заинтересован и Советский Союз. Следовательно, 11 апреля 1936 года турецкое правительство обратилось к Лиге Наций с просьбой созвать новую конференцию для обсуждения и изменения статуса проливов. Конференция прошла 22 июня в швейцарском городе Монтрё. Переговоры с Турцией, Болгарией, СССР и Румынией. Франция, Великобритания, Греция, Япония, Югославия и Австралия продержались почти месяц — до 20 июля. Италия, бывшая участницей Лозаннской конвенции, участия в конференции не принимала, но из-за войны в Эфиопии не принимала участия в деятельности Лиги Наций.

Конвенция состоит из двадцати девяти статей, четырех приложений и протокола, который разрешает Турции ремилитаризировать зону пролива. Конвенция Монтрё действует и сегодня и является одним из четырех примеров международных соглашений, не подпадающих под действие морского права, поскольку они были заключены до ее принятия.

Монтрё сегодня.
(JoachimKohler-HB, Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International)

В отношении гражданских судов наиболее важные положения Конвенции Монтрё включить вторую статью, гарантирующую право прохода через проливы в мирное время всем торговым судам, независимо от флага и груза, и четвертую и пятую статьи о свободе торгового мореплавания во время войны. Если Турция не участвует в войне, права прохода для всех кораблей такие же, как и в мирное время. С другой стороны, если Турция вовлечена в войну, она может заблокировать проход кораблей из воюющих с ней стран, но она должна пропускать корабли из стран, не участвующих в войне, но только днем ​​и по назначенному ей маршруту. /р> <р>Статьи с восьмой по двадцать вторую были посвящены военным кораблям. В их случае право свободного прохода зависит от того, принадлежат ли они к одному из причерноморских государств, от класса и водоизмещения конкретного отряда. Как правило, в мирное время проливы открыты для судов всех флагов, но турецкое правительство должно быть уведомлено за восемь дней (в случае черноморских стран) или за пятнадцать дней (в случае других стран) о намерении пройти конкретный корабль заранее. В уведомлении должны быть указаны порт назначения, типы, названия и количество судов, а также даты входа и выхода из Черного моря. Изменения могут быть внесены за три дня.

Суммарный тоннаж одной группы кораблей из одной страны не может превышать 15 000 тонн, а его максимальный размер — девять кораблей. Исключение было сделано для двух случаев. Первый касается кораблей, принадлежащих причерноморским странам, которые могут водоизмещением более 15 000 тонн, но в этом случае самый крупный корабль не может сопровождаться более чем двумя эсминцами. Гораздо интереснее второе исключение, содержащееся в Приложении III к Конвенции и касающееся трех старых учебных кораблей японского флота — «Асама» (1896 г.), «Якумо» (1898 г.) и «Иватэ» (1898 г.), водоизмещением каждого свыше 9000 тонн. Согласно приложению, через проливы могут пройти любые два из трех вышеперечисленных кораблей, а их полное водоизмещение будет считаться допустимым 15 000 тонн.

Асама в Англии, 1902 г., цвет.

При этом суда, заходящие в проливные порты, и суда, получившие повреждения при пересечении проливов, не засчитываются в квоту. Кроме того, ограничение тоннажа не распространяется на вспомогательные и снабженческие корабли, если они проходят через проливы в одиночку, а их вооружение составляет не более двух 105-мм корабельных орудий и двух 75-мм зенитных орудий.

Как правило, проливом не могут пройти подводные лодки, если только они не принадлежат Черноморскому государству, построены или закуплены в другом месте и движутся к намеченному месту постоянной стоянки. Точно так же и наоборот: выйти из Черного моря могут только подводные лодки, идущие на ремонт. В обоих случаях турецкому правительству необходимо получить подробную информацию о месте строительства или ремонта подводной лодки. Причем такие суда могут проходить через проливы только днем ​​и по одному.

Положения конвенции, касающиеся авианосцев, неоднозначны. С одной стороны, нигде прямо не указано, что корабли этого класса не могут проходить через проливы. С другой — Приложение II, в котором описаны категории боевых кораблей и их характеристики применительно к положениям конвенции (водоизмещение и вооружение), перечислены большие надводные корабли (капитальные корабли) и легкие надводные корабли и указано, что авианосцы к ним не относятся к любому из этих классов независимо от водоизмещения. Исключение авианосцев из обоих классов кораблей при разрешении прохода через проливы только кораблям двух упомянутых групп привело к выводу, что авианосцы любой страны не допускаются через Черноморские проливы. Попутно стоит отметить, что статья пятнадцатая запрещает любые полеты с палуб иностранных военных кораблей, проходящих через проливы. aria-describedby = «caption-attachment-147493» loading = «lazy» width = «640» height = «309» class = «size-shareaholic-thumbnail wp-image-147493» alt = «» />

HMS Аргус — первый британский авианосец, введен в строй в 1918 году.

Во время войны, в которой Турция не является воюющей стороной, корабли государств, не участвовавших в войне, могут по-прежнему пользоваться свободой прохода на описанных выше условиях. Однако проход участвующих кораблей запрещен, если только их деятельность не вытекает из Соглашения Лиги Наций или судно не отрезано от порта приписки. В таком случае он может вернуться к нему, пройдя через проливы тем или иным путем, но не может вести никаких боевых действий в проливах. Напротив, когда Турция является одной из стран, находящихся в состоянии войны, ситуация проще: конвенция оставляет за турецким правительством полную свободу действий в отношении открытия или закрытия проливов.

< /р> <р>Турция может ограничить передвижение военных кораблей в Босфор и Дарданеллы и в ситуации, когда чувствует непосредственную угрозу нападения другой страны. Тогда он имеет те же права блокировать проход кораблей, что и во время войны. Чтобы избежать произвольного использования аргумента о чувстве опасности, сведения о закрытии проливов для кораблей данной страны должны быть представлены в Лигу Наций, а Совет Лиги Наций будет голосовать за то, будут ли действия турецкое правительство были оправданы.

Как известно, Лиги Наций больше не существует и ее заменила Организация Объединенных Наций. Таким образом, ситуация со статьей 21 неясна. Некоторые эксперты признают, что право оценивать обоснованность применения этой статьи Турцией остается за Генеральной Ассамблеей ООН, однако это не является устоявшейся и общепринятой точкой зрения. С момента окончания Второй мировой войны эта статья ни разу не цитировалась, поэтому практика в этом отношении не сложилась.

Вторая мировая война

Турция оставалась нейтральной на протяжении большей части Второй мировой войны . . . Мало того, это была, пожалуй, единственная страна, подписавшая пакты о ненападении с Британией, Советским Союзом и Третьим рейхом. Она не объявляла войну Германии до февраля 1945 года, но к концу войны непосредственных контактов между войсками обеих сторон не было.

Тем не менее, несмотря на нейтралитет и подписанные соглашения, бушующая вокруг война создавала в Турции оправданное чувство угрозы. Как потом выяснилось, это было во что бы то ни стало оправдано, ведь при разделе сфер влияния между Германией и Советским Союзом последний обеспечил себе свободу действий в районе проливов. Следовательно, турецкое правительство закрыло проливы для кораблей всех стран, участвовавших в войне. В 1939 году берега обоих проливов были уже основательно укреплены, и несколько раз артиллерийским огнём прогонялись необъявленные суда и корабли.

Это был особенно невыгодным для Кригсмарине, который, таким образом, был лишен возможности поддержки вермахта в наступлении на южную часть Советского Союза. В 1941 году, до начала операции «Барбаросса», Германия пыталась оказать давление на турецкое правительство, чтобы оно согласилось на проход нескольких подводных лодок через проливы для действий в Черном море, но Анкара оставалась непреклонной. Немцы были вынуждены транспортировать по железной дороге и внутренним водным путям (Дунай) шесть подводных лодок типа IIB в разобранном виде.

Ситуация повторилась во время отступления немцев из Черного моря в 1944 году. Кригсмарине хотело эвакуировать через проливы три уцелевших подводных лодки, но на этот раз Турция не позволила. В результате экипажи трех самонаводящихся подводных лодок у берегов Турции, а офицеры и матросы были интернированы до конца войны.

<р>Немецкая подводная лодка U19 тип IIB, самозатонувшая 11 сентября 1944 г.
(HU 1012, собрания Имперских военных музеев)

Это не означает, однако, что только турки проплыли через проливы. Запрет судоходства распространялся только на военные корабли, а для торговых судов, даже если они были де-факто военизированными, Босфор и Дарданеллы оставались открытыми. Через проливы регулярно проходили торговые суда, перевозившие хром или сырую нефть из Румынии в Германию. Торговля, в основном свежими продуктами питания, между Турцией и оккупированными Германией греческими островами в Эгейском море также стала обычным явлением. Из-за германского владычества в Эгейском море, после завоевания Греции, через проливы проходили в основном немецкие, румынские, болгарские и итальянские корабли, хотя формально дорога была открыта для всех.

Соблюдать Конвенцию Монтрё при переходе через проливы экипажам кораблей приходилось демонтировать и прятать под палубу любое вооружение, которое было распространено на торговых судах во время войны, а радиостанции турками были опломбированы. Во время войны работа пушек и радиостанций была милитаризована, поэтому при переходе через проливы этим членам экипажа приходилось ради вида носить гражданскую одежду вместо мундира. Кроме того, проходящие юниты должны были нести гражданские флаги.

Холодная война

Советский Союз считал Конвенцию Монтрё вредной для своих интересов из-за строительства турецких военных объектов на берегах проливов и введения возможности закрытия проливов для судов во время войны. Если в 1936 году у Москвы еще не было сил противостоять конвенции в одиночку, то в 1945 году Сталин располагал мощной и закаленной в боях армией (часть которой находилась в Болгарии, недалеко от Босфора) и вместе с Уинстоном Черчиллем и Франклин Делано Рузвельт спланировал послевоенный порядок. Такая позиция позволяла мечтать о пересмотре конвенции и обеспечении беспрепятственного захода советских кораблей в Средиземное море.

Пользуясь преимуществом В момент выгоды и действуя с позиции силы, Москва отвергла возможность заключения нового пакта о дружественных отношениях с Турцией и потребовала отмены Конвенции Монтрё и установления совместной охраны над проливами, включая возможность строительства советских военных базы в их районе. Главным препятствием было отсутствие однозначного предлога для силового решения, ведь Турция на протяжении всей войны сохраняла нейтралитет. Столь жесткая позиция Советского Союза привела к твердому отказу от его претензий со стороны турецкого правительства, хотя западные союзники в целом согласились с необходимостью модификации вопроса о контроле над Черноморскими проливами.

Советские протесты в проливах, а также в северо-восточных районах Турции, на которые жаловались Армянская и Грузинская ССР, спровоцировали в Турции бурные антисоветские беспорядки. Москва хотела использовать их как предлог, чтобы представить Турцию миру как фашистскую страну, выдвигая самые тяжкие обвинения каждые несколько месяцев после окончания войны. Был также рассмотрен вопрос о разрыве дипломатических отношений с Анкарой.

Сталин не собирался довольствоваться только зоной черноморских проливов. В то же время он вел кампанию по подчинению богатого нефтью Ирана. Это уже вызвало серьезную озабоченность в Соединенных Штатах, которые подпитываются ядерными бомбами и проводят все более антисоветскую внешнюю политику. Президент Гарри Трумэн решил действовать и в марте 1946 года отправил линкор USS Missouri в Дарданеллы в знак поддержки Турции против советского ультиматума. Весной этого года секретарь американского посольства в Москве Джордж Кеннан прислал свою знаменитую «длинную телеграмму», а Уинстон Черчилль выступил в Фултоне с речью о «железном занавесе». Вот-вот должна была начаться холодная война и ни о каких уступках со стороны Запада Москве уже не могло быть и речи.

В августе Советский Союз возобновил свой ультиматум против Турции, но Турция, на стороне которой были англичане и американцы, снова отказалась. Советская агрессивная риторика и преувеличенные оценки американской разведки о подготовке СССР к вторжению в Турцию вызвали дискуссии в американских военных кругах о возможности ядерного удара по заводам Урала и кавказской нефтяной промышленности. К такому столкновению Сталин не был готов и был вынужден отступить. Американцы, отметив, что их твердый ответ сработал, в течение следующих месяцев пересмотрели свою внешнюю политику и перешли от работы с Советским Союзом к доктрине сдерживания.

В 1946–1947 годах Турция получила значительную американскую военную помощь и стала важным союзником в этой части мира. В 1949 году был подписан Североатлантический договор и создана НАТО. Начало Корейской войны укрепило молодой союз. Американский ядерный зонтик давал ощущение безопасности и стабильности, способствуя экономическому развитию. Это привлекло другие страны, ищущие защиты от агрессивного Советского Союза, и дало американцам возможность открыть новые базы, окружающие страну и позволяющие наносить ядерные удары с многих направлений. Таким образом, Греция и Турция вступили в НАТО в 1952 году, что в конечном итоге похоронило мечты Советского Союза об изменении Конвенции Монтрё.

Это не означало, однако, что русские полностью отказались от интереса к черноморским проливам. Все время, особенно с 1960-х годов, Советский Союз строил планы завоевания проливов в случае войны с НАТО. По итогам учений в Черном море изданы публикации, в том числе «Морские десантные операции в условиях ядерной войны», «Руководство по заносу десанта» и «Морская десантная операция по контролю входа в пролив Босфор». Пользуясь свободным проходом судов, советский флот при каждом удобном случае производил последующие измерения в этих водах, создавая подробные описания физических и гидрологических условий обоих проливов и свыше тысячи островов в их окрестностях.

Также неоднократно проводились учения по высадке десанта, в основном на побережье Болгарии. Например, в ходе маневров «Родопы-67» было декантировано более 6000 солдат и 1200 единиц техники. Ключевую роль сыграла поддержка с воздуха, оказываемая, в том числе, бомбардировщиками средней дальности. Во время высадки планировалось семь ядерных ударов. Маневры также использовались для поиска новых способов расчистки подходов к пляжам, в том числе подрыва мин глубинными бомбами, что оказалось безуспешным. Последующие учения продолжались до конца холодной войны, в том числе «Кувшин-71», «Крым-76», «Дерьмо-82» (с участием подразделений 6-й польской воздушно-десантной дивизии) и «Кувшин-83». Всего за годы «холодной войны» в Черном море было проведено четырнадцать крупных морских десантных учений.

Кто-нибудь видел здесь авианосец?

Как было сказано выше, конвенция неоднозначно относится к авианосцам. В 1936 году вопрос об авианосцах был фактически второстепенным. Этот класс кораблей только зарождался, и не было никаких признаков того, что Советский Союз собирался их строить в обозримом будущем. Даже после начала «холодной войны» существовавший, привычный запрет на проход авианосцев через проливы был на руку Москве, так как у нее еще не было своих авианосцев, а запрет защищал южные районы страны от возможная атака авианосцев НАТО. Ситуация начала меняться в 1970-х годах, когда ВМФ СССР захотел иметь собственные авианосцы, и местная судоходная промышленность смогла их производить. Кроме того, производственной площадкой была выбрана верфь в Николаеве (ныне Николаев на Украине), расположенная на Черном море.

Первыми советскими авианосцами были два крейсера-вертолётоносца (также классифицированные как противолодочные крейсера) проекта 1123 «Кондор» водоизмещением около 15 тыс. тонн. Никаких разногласий в контексте пересечения Черноморских проливов они не вызвали. Согласно Приложению II к Конвенции авианосец — это надводный корабль любого водоизмещения, спроектированный или перестроенный преимущественно для использования в море авиации. Крейсера «Москва» и «Ленинград» использовали только вертолеты, что не равносильно самолетам для целей Конвенции Монтрё. Следовательно, поскольку Конвенция не содержит отдельного положения о вертолетах, нет и запрета на использование вертолетами проливов.

Дело осложнилось 18 июля 1976 года, когда 40-тысячный корабль «Киев» со сплошной полетной палубой и использованием как вертолетов, так и самолетов Як-38 прошел через проливы в Средиземное море. Был ли Киев авианосцем и нарушил условность? Зависит от того, кого спросить. Официально ни одно из государств, подписавших Конвенцию Монтрё, не подавало официального протеста. С другой стороны, независимые аналитики, юристы и даже некоторые политики публично высказывали мнение, что Киев — это авианосец. -describedby=»caption-attachment-147497″loading=»lazy»width=»640″height=»327″class=»size-shareaholic-thumbnailwp-image-147497″alt=»»/>

Kijew in фото 1987 года.
(ВМС США)

Оценка сводится к двум вопросам: Конвенция Монтрё запрещает проход авианосцев? А Киев был авианосцем? Только утвердительный ответ на оба вопроса нарушил бы конвенцию. Поскольку предполагалось, что конвенция запрещает проход авианосцев, остается ответ на второй вопрос: были ли «Киев» и второй корабль проекта 1143 «Кречет» (Минск), а также более поздние корабли типов 1143.3 (Новороссийск), 1143.4 (Баку) и 1143.5 (Адмирал Кузнецов) были/являются авианосцами?

Советский флот классифицировал «Киев» как противолодочный крейсер. Джейн описала корабль как «интересный гибрид, способный обойти конвенцию Монтрё» и классифицировала его как авианосец. Начальник военно-морских операций ВМС США адмирал Элмо Зумвальт в 1972 году, приводя фотографии со спутниковой разведки во время строительства «Киево», также именовал его авианосцем. Так же, как следующий начальник военно-морских операций адмирал Джеймс Холлоуэй III.

Определению класса корабля должно помочь выявление его основных конструктивных особенностей. Kijew имел длину 273 метра, ширину 49 метров и полное водоизмещение 41 370 тонн. Наклонная полетная палуба имела длину 180 метров, а в носовой части располагались пусковые установки ракет класса «вода-вода». По сравнению с западными авианосцами артиллерийско-ракетное вооружение советского корабля было однозначно сильнее и включало в себя, в том числе, четыре спаренные пусковые установки ПКР П-500 «Базальт», две зенитно-ракетные установки «Шторм-М», два 76,2-мм автомата АК-726. спаренные орудия, две глубинные реактивные установки РБУ-6000 и два пятиствольных торпедных аппарата калибра 533 мм.

Однако самым опасным оружием Кижева была авиагруппа, состоящая максимум из двадцати пяти самолетов и вертолетов (Як-38, Ка-25 и Ка-27). В зависимости от своего состава корабль мог выполнять широкий круг задач, типичных для западных авианосцев, в том числе: противовоздушную оборону корабельных группировок, борьбу с подводными лодками, дальнюю разведку, радиотехническую разведку, нанесение ударов по морским и наземным целям, непосредственную поддержку сухопутных войск . Отсюда следует, что противолодочная борьба была лишь одной из многочисленных задач, решаемых Киевом.

Хотя ракетно-артиллерийское вооружение существенно, без палубы в воздухе поместился бы эсминец или крейсер водоизмещением около 6000 тонн. Все лишнее водоизмещение использовалось для возможности воздушных операций. Принимая во внимание все вышеизложенное, а также акцент, сделанный в конвенции на конструкцию корабля и его вооружение, а не на заявленные задачи, подлежащие выполнению, следует считать, что «Киев» и другие советские дирижабли являются авианосцами.

Из вышеизложенного видно, что проход советских воздушных крейсеров через Черноморские проливы фактически является нарушением положений Конвенции Монтрё. Однако в мире политики многое не так, как кажется здравому смыслу. Поскольку ни одно из государств, подписавших документ, особенно Турция, не заявило протеста по этому поводу, де-юре конвенция нарушена не была. Сменявшие друг друга правительства в Анкаре приняли российскую классификацию описанных кораблей как воздушно-десантных или противолодочных крейсеров. Хотя Турция и оставалась членом НАТО, она предпочитала не выделяться и не обострять отношения с могущественным соседом, который, в конце концов, мог расторгнуть конвенцию, что также имело бы негативные последствия для Турции. По этой причине такое положение вещей сохраняется и по сей день.

Для полноты картины также стоит дополнить вопрос о крейсерах типа 1143.5. В настоящее время в составе ВМФ России имеется только один корабль этого типа — «Адмирал Кузнецов», классифицированный в Советском Союзе, а затем и в России как тяжелый авиационный крейсер (тяжелый авиационный крейсер). Фиговым листком, оправдывающим название крейсера со сплошной полетной палубой, с которой могут работать классические самолеты взлета и посадки, является его вооружение двенадцатью пусковыми установками противокорабельных ракет П-700 «Гранит» и двумя пусковыми установками глубинных бомб. В качестве курьеза стоит добавить, что китайский «Ляонин», получившийся в результате реконструкции незавершенного тяжелого авиакрейсера проекта 1143.6 «Варяг» (являющегося деликатной модернизацией проекта 1143.5), классифицируется как типичный авианосец и как таковой не может пройти через Черноморские проливы.

Живое ископаемое

Вернемся к вопросу в конце предыдущего раздела. Почему Турция предпочла закрыть глаза на советские авианосцы, чем рискнуть отказаться или изменить положения Конвенции Монтрё? Потому что с 1936 года международное морское право было значительно либерализовано в части свободы прохода через проливы, целиком находящиеся в пределах территориальных вод данной страны, и новые положения были бы невыгодны для Турции.

Ключевым документом остается Конвенция ООН по морскому праву, составленная в Монтего-Бей в 1982 г. и действующая с 16 ноября 1994 г. Сразу стоит отметить, что Турция — одна из немногих стран мира, не подписавших конвенцию. Эта конвенция ввела в морское право понятие «транзитный проход», обеспечивающее свободу плавания морских судов (в том числе всех судов) и проход воздушных судов (в том числе военных) в проливах, целиком лежащих в территориальных водах одного или больше государств, используемых в международном судоходстве с целью непрерывного, быстрого и непрерывного транзита между одной частью открытого моря и другой частью открытого моря. Более того, подводные лодки могут пересекать эти проливы в подводном положении и этот закон не может быть приостановлен государствами пролива. Это касается таких ключевых проливов, как Гибралтар, Калетан, Баб-эль-Мандаб, Ормуз и Малакка.

Важно отметить, что, с точки зрения Турции, положения Конвенции по морскому праву, касающиеся проливов, используемых в международном судоходстве, не меняют режима проливов, в отношении которых международные соглашения были заключены значительно раньше, и до сих пор действуют и регулируют в целом или частично вопрос прохода. Это касается Балтийских проливов, Магелланова пролива, проливов Аландских островов и черноморских проливов. Прекращение действия Конвенции Монтрё означало бы фактическую потерю Турцией контроля над движением судов в Дарданеллах и Босфоре. Так что на советские авианосцы лучше было закрыть глаза, чем рисковать более серьезными последствиями, тем более, что маленькое и замкнутое Черное море не подходит для эксплуатации авианосцев. Переходы через проливы в основном касались выхода кораблей, построенных в Николаеве или идущих туда на ремонт.

Моряки на американском эсминце USS McFaul (DDG 74) приближается к Дарданеллам.
(ВМС США/Специалист по массовым коммуникациям 3-го класса Эдди Харрисон)

Турция, однако, хотела бы съесть печенье и иметь печенье. Поддерживая Конвенцию Монтрё, она хотела бы построить альтернативный пункт пересечения Средиземного и Черного морей, над которым она имела бы полный контроль. Эта идея воплотилась в Стамбульский канал, о котором в 2010 году объявил тогдашний премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган. Это будет полностью искусственный канал, параллельный Босфору, расположенный к западу от Стамбула.

В своих заявлениях о канале Эрдоган утверждает, что он не подпадает под действие Конвенции Монтрё. Однако дело обстоит сложнее, так как соглашение 1936 года включает Дарданеллы, Мраморное море и Босфор как черноморские проливы. Так что даже если бы новый канал не был бы включен в его положения, по сути это ничего не должно было бы изменить, ведь судам пришлось бы проходить через Дарданеллы на тех же условиях.

Почему Турция хочет обойти Конвенцию Монтрё, которая ставит ее в привилегированное положение по сравнению с положениями Конвенции по морскому праву? Официально речь идет о том, что движение гражданских судов в Босфоре настолько велико, что угрожает безопасности судоходства. Это верно. Еще в 1994 году Турция ввела дополнительные правила, регулирующие движение судов в проливе, не ущемляя, однако, их права на свободный проход. Несмотря на протесты ряда стран, турецкие решения были приняты Международной морской организацией.

Гавань Хайдарпаша, расположенная в устье Босфора к Мраморному морю.
(Myrabella/Wikimedia Commons/CC BY-SA 3.0)

Неофициально строительство канала и давление с целью не подпадать под действие Конвенции Монтрё может быть кивок в сторону США и шаг к налаживанию отношений с Вашингтоном после раннего сближения Турции с Россией. Благодаря этому решению американцы могли вводить в Черное море всевозможные боевые корабли на неограниченный срок. Это, однако, может вновь обострить международную ситуацию вокруг проливов, которые несколько раз в истории становились военными целями России.

Черное море проливы во время войны на Украине

24 февраля 2022 года Россия без объявления войны напала на Украину. Позже в тот же день посол Украины в Анкаре Василий Боднар призвал Турцию закрыть проливы Черного моря для российских кораблей. Первоначально Турция оставила этот призыв без ответа, но нарастание масштабов российской агрессии и усиление давления со стороны международного сообщества привели к изменению мнения.

28 февраля турецкое правительство приняло решение о закрытии черноморских проливов к военным кораблям. Объявляя о решении, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу публично сослался на статью 19 Конвенции, заявив, что в случае войны, в которой Турция не является стороной, военные корабли воюющих государств не могут проходить через проливы, за исключением возвращения на базы. но корабли других штатов сохраняют за собой право пользоваться проливами. В то же время Чавушоглу попросил все остальные страны не пытаться в это время отправлять свои корабли в Черное море. Это была только просьба или рекомендация, но не формальный запрет, так как это потребовало бы ссылки на статью 21 Конвенции, дающую Турции право полностью закрыть проливы, но только в том случае, если Турция сочтет, что ей угрожает непосредственная опасность войны с его территории. Это было бы трудно оправдать.

Закрытие черноморских проливов имеет символическое значение, но на практике мало влияет на ход боевых действий в Украине. Под предлогом учений в начале февраля Россия запустила в Черное море корабли, которые вместе с частями Черноморского флота имели достаточный потенциал для уничтожения ВМС Украины и, возможно, проведения десантной операции. С каким эффектом и с какими потерями русский флот ведет эти операции — отдельная история. Дело в том, что в Черное море вошли пять десантных кораблей проекта 775: «Минск», «Королев», «Калининград», «Георгий Победоносец» и «Оленегорский горняк», подводная лодка проекта 11711 «Петр Моргунов» и проекта 636.3 «Ростов-на-Дону».

, российские ракетные крейсера проекта 1164 «Маршал Устинов» и «Варяг» действовали в Средиземном море. Первый принадлежит Северному флоту, второй — Тихоокеанскому флоту. Проливы были закрыты для обоих и большинства других русских кораблей. Согласно Конвенции Монтрё, через проливы могут проходить только корабли причерноморских стран, в том числе российские, возвращающиеся в свои базы базирования.

Также для Украины закрытие проливов не имеет реального значения для ход войны. Перед лицом господства России на море и хорошо функционирующего сухопутного маршрута снабжения по морю было бы как минимум неразумно.

Читайте также: Переворот Каппы. Революция, контрреволюция и первый полет Гитлера

Библиография

Дариуш Бугайски, Проход судов через территориальное море иностранного государства в праве и на практике стран Балтии и НАТО [в:] Научные журналы Военно-морской академии, № 1 (164), Гдыня, 2006 г.
Веслав Добжицкий, История международных отношений 1815-1945 гг., Научное издательство Scholar, Варшава, 2003 г.
> Ф. Дэвид Фроман, Киев и Конвенция Монтрё: авианосец, который стал крейсером, чтобы протиснуться через Турецкие проливы [в:] San Diego Law Review, т. 14: 681, Сан-Диего, 1977.
Charles W. Кобургер-младший, Винно-темное кроваво-красное море. Морская война в Эгане, 1941–1946 гг., издательство Praeger Publishers, Вестпорт, 1999 г.
Кшиштоф Кубяк, Дарданеле, издательство Альтаир, Варшава, 1996 г.
Ежи С. Лонтка, Ататюрк. Создатель современной Турции, Poznań Publishing House, Poznań 2016.
Войцех Мазурек, Черноморские проливы в военном планировании после Второй мировой войны. Часть II. Военно-географические характеристики проливов, активность войск НАТО и СССР в регионе [в:] Войны и вооруженные конфликты после 1945 г., том 6, Музей сухопутных войск в Быдгоще, Быдгощ, 2019.
Рауль Педрозо, Закрытие Турецкие проливы во время войны, Юридический институт Либера & # 038; Warfare at West Point, lieber.westpoint.edu, 04.03.2022.
Томаш Рыделек, Канал Стамбульский, или почему Эрдоган пытается обойти Конвенцию Монтре 1936 года?, Pulslewantu.pl, 04.03.2022. < br /> Владислав Зубок, Несостоявшаяся империя. Советский Союз периода холодной войны, от Сталина до Горбачува, Wydawnictwo Uniwersytet Jagiellońskiego, Kraków 2010.
Позиция США в случае, если СССР поднимет вопрос о пересмотре Конвенции 1936 года о режиме проливов, Управление Историк, лот 59 D 95: CF57.

Alexxx1979, Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Черноморские проливы и Конвенция Монтрё. Живое ископаемое, которое до сих пор раздражает Россию
Кучиньски: Пауэлл увеличивает темп