Чревоугодие, или гастрономическая аллилуйя!

Пасха – время обращения к традиционным дворянским блюдам и ностальгических воспоминаний о старых вкусах. Но возврат к ним возможен только в очень ограниченных пределах.

 Чревоугодие, или Гастрономическая аллилуйя!

Напоминаем вам текст, появившийся в «Вещи об истории» 10 апреля 2020 г.
< /p >

Изабела Дрвенска вспоминает, как в Жешинеке «ревел огонь под козой, кипели кишки в больших котлах, несколько девушек постоянно что-то терли, прилипали к огню, бросали торф в очаг». обработка мяса в & nbsp; Мала Весь: «Они натирались селитрой и солью и отправлялись в бочки. Колбасы и кровяные колбасы готовились путем набивки свиных кишок подходящей начинкой из мяса или крупы и крови. Затем колбасы коптили в стационарно установленная солонка,кухонная солонка-коптильня.В различных длительных обработках она превратилась в вырезку.Жареная колбаса,как и холодец,никогда не появлялась на нашем столе.Предназначалась она только для прислуги.Ели мы ее,однако,по-прежнему горячим, когда его вынимали из котла, в котором он варился».

-7tMlARI2dU»> У уважающей себя хозяйки дома был свой рецепт женщины. Мужской пол не допускался в таинство выпечки младенцев, хозяин дома обычно уходил в лес на всю день с дробовиком.

«Каждый муж умный и уравновешенный,

пытался ускользнуть от жены за это время,

Горе тем мужьям, которые не убежали,

И с женщинами в доме им приходилось быть.

Вы толкнули дверь и подложили торт!

См. эту вкладку! Ты надел его на мою бабушку!» (Адам Хабданк).

Тадеуш Жакей под псевдонимами Мария Лемнис и Хенрик Витри описывает это так: «Кухарка, домохозяйка и все домашние женщины заперлись на кухне. Мужчин внутрь не пускали. Самую белую пшеничную муку просеивали через сито, сотни (!) желтков с сахаром растирали в горшочках, шафран растворяли в водке, миндаль перемалывали, изюм удаляли и ванилин растирали в ступке, делали ванилин. Тесто, выложенное на формы для кексов, было накрыто льняными скатертями, потому что замерзшая женщина не росла и поперхнулась. Кухонные окна и двери были заклеены, чтобы предотвратить сквозняки. Когда их доставали из печи на деревянной лопате, на кухне нередко раздавались драматические крики и плач: слишком смуглая или севшая женщина считалась позором. Детей, вынутых из печи, клали на пуховые одеяла. Говорили шепотом, так как шум мог навредить нежному пирогу».

Особое положение на пасхальном столе занимал копченый или запеченный поросенок, фаршированный крупой, часто гречкой, с яйцом или яблоком и корнем хрена во рту. Незаменимой была и ветчина, вареная, запеченная, коптенная, украшенная мелко нарезанными желтками или гвоздикой, уложенная надписью «Аллилуйя» венками, иногда окруженная горкой из пасхальных яиц». Кроме того, были и разные другие мясные продукты. : мясное ассорти, например, ветчина, жареная баранина, жареная и копченая телятина, тетерев, дикая утка в перьях, жареная индейка, также фаршированные, например, начинка из изюма (ножки индейки, украшенные нарезанной бумагой), языки, колбаски кабанос, жареный каплун, кровяная колбаса, кролик, паштеты, паштет, свиная вырезка, говядина, филе гуся, рулет, салями, головной сыр, косуля, корейка жареная, салфетка, телячья ветчина маринованная, баранья ножка, печень, ростбиф» (В. Аулейтнер, «Встречи и расставания»). О пожаре на кухне и серьезной готовке было неуместно, можно было только разогреть ранее сваренный бульон, борщ, вскипятить воду для кофе или чая.

Глухаря подавали холодным в оперении (в Приграничье) с раскинутым хвостом, чаще всего искусно прикрепленным поваром. У такого глухаря тоже были приколоты крылья и голова. В центральной Польше тут и там подавали павлинов в перьях. Вкус оттеняли соленые огурцы, соленые грибы, маринованные белые грибы, клюква, черника, хрен, свекла, соус тар-тар, груши и сливы в уксусе, майонез и домашняя горчица.  Не могло быть недостатка в бигосе и яйцах, во многих домах яйца специально варили в «бульоне из ветчины».

и & nbsp; нужна мазурка — это типично польское блюдо родом из турецкой кухни, а рецепт сенкача поляки переняли у йотвингов, балтийского племени, жившего в Средние века в районах к северу от Мазовии.

» За столом сидело много людей, — описывает Ежи Розвадовский («Последнее поколение. На экране воспоминаний»), — но мы не могли справляемся со всем этим, хоть мы и хорошо полоскали горло напитками. Вот почему позже возникли проблемы с вставанием из-за стола, многие гуляки падали за долгую ночь в болях. «Это были счастливые времена, когда не делали различия между «полезной» и «нездоровой» пищей, терминами «калории» и «холестерин» не были известны.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Чревоугодие, или гастрономическая аллилуйя!
Европейский Союз хочет больше электрических автобусов