Что может выиграть Китай от войны на Украине

Кризис вокруг Украины вызывает сравнения с ситуацией на Тайване. Это часть более широкой проблемы того, как Китайская Народная Республика будет реагировать на неоимперскую политику Российской Федерации. В краткосрочной перспективе Пекин мог бы многое выиграть от этого, рискуя относительно небольшим. Москва в какой-то мере преследует китайские интересы, в то же время углубляя в невыгодную для себя диспропорцию в и без того неравноправном партнерстве с Китаем. Однако в долгосрочной перспективе прогнозы уже не столь оптимистичны, а слухи о смерти Запада оказываются преувеличенными.

В американских публичных дебатах наиболее важным возражением против чрезмерного участия в Европе и Украина озабочена, в частности, отвлечением Вашингтона от Азии. Сторонники этого аргумента во главе с Элбриджем Колби и Орианой Скайлар Мастро подчеркивают, что переброска сил и ресурсов на Старый континент подрывает возможности США в Тихом океане и предлагает Пекину попытать счастья с Тайванем. По их мнению, у США нет сил сдерживать и Китай, и Россию одновременно, поэтому следует сосредоточить внимание на более серьезном вызове Китая, даже если это означает пойти на уступки в Европе.

» & # x1f1fa; & # x1f1f8; & # x1f1f8; не должны становиться более военными в Европе, так как это отвлекает их от сдерживания & # x1f1e8; 🇳». Такие тезисы все чаще появляются в заокеанских дебатах. Короткая ветка на эту тему 1/н. https://t.co/fVDX6BhxxY

& mdash; Марек Стефан (@ MStefan92) 14 февраля 2022 г.

Противники этой концепции, в том числе Эдвард Луттвак, утверждают обратное. Направляя войска в Польшу, в том числе, Вашингтон демонстрирует свой авторитет как союзника и лидера либерального мира. Кроме того, бремя операций на Тихом океане ложится на плечи ВМС США, а роль сухопутных войск на этом театре военных действий, несмотря на противоположные мнения в рядах армии США, ограничена. В Европе все наоборот — сухопутные войска играют первую скрипку, а флот в первую очередь должен обеспечивать безопасность морских коммуникаций в Атлантике. Несмотря на модернизацию, ВМФ России имеет слишком ограниченные ресурсы, чтобы соблазниться воевать за контроль над морем против всего НАТО.

Это хорошо видно на учениях авианосцев ВМС США. В Европе большое внимание привлекли перемещения авианосца «Гарри С. Трумэн» (CVN 75) и его группы. Между тем учения, проводившиеся в конце января и начале февраля в Филиппинском море, остались незамеченными. В них приняли участие авианосцы USS Carl Vinson (CVN 70) и USS Abraham Lincoln (CVN 72) и универсальные десантные корабли USS America (LHA 6) и USS Essex (LHD 2) в сопровождении японского вертолетоносца «Хьюга». Ясно, что реагировать на стремление России привлечь к себе больше внимания не значит отворачиваться от Азии и Тихоокеанского региона.

Напротив, способность Соединенных Штатов вести два региональных конфликта одновременно — это совсем другое дело. Кроме того, партнерство с Китаем позволило России перебросить на Украину многочисленные подразделения из Дальневосточного военного округа. Но опять же, это только половина всей картины. Часть частей перебрасывается с Байкала на Дон, но одновременно происходит усиление дислоцированных на Курилах сил. В декабре прошлого года противокорабельные системы впервые были развернуты на необитаемом вулканическом острове Матуа посреди архипелага.

А Китай?

Во время встречи президента Путина и председателя Си по случаю открытия зимних Олимпийских игр в Пекине китайская сторона в целом продемонстрировала поддержку России. Хотя о самой Украине ведущие говорили расплывчато, они поддержали Москву в том, что касается напряженности в отношениях с США. Китай повторил российскую риторику с критикой расширения НАТО. Особенность Китая заключалась в том, что он назвал пакт «устаревшим пережитком холодной войны». Пекин призвал Вашингтон и его союзников отреагировать на «законные опасения России по поводу своей безопасности». Причины нежелания Китая вступить в НАТО очень просты: альянс рассматривается как одна из основ могущества США, и в последние годы все чаще проталкиваются идеи настроить его также против Китая.

< p> Две недели спустя, выступая на Мюнхенской конференции, министр иностранных дел по вопросам безопасности Ван И (вместе с Путиным на заглавном фото) занял более примирительную позицию. Хотя он поставил под сомнение благотворное влияние расширения НАТО на мир и стабильность в Европе и назвал альянс «продуктом холодной войны», он сразу же призвал к его модернизации и модернизации. Он также признал, что у соседей России также могут быть опасения по поводу своей безопасности, что не меняет правомерности опасений России, которые следует уважать. Однако это произошло не из-за изменения подхода Китая к этому вопросу, а из-за давления со стороны председателя конференции Вольфганга Ишингера.

Что касается самой Украины, Пекин привержен полному уважению ее суверенитета. Ван подчеркнул, что Украина должна быть не линией фронта в соперничестве сверхдержав, а мостом между Востоком и Западом. Это тоже не изменение позиции. Китай по-прежнему придерживается своей риторики времен холодной войны об уважении суверенитета, невмешательстве во внутренние дела других стран, нахождении на передовой борьбы за мир во всем мире и против империалистов, даже если это совсем другое. В случае с Украиной это означает сочувственный нейтралитет по отношению к России.

<

На данный момент сложно сказать, является ли решение Путина признать Донецк и Луганск КНР удивила Китай. В интервью госсекретарю Энтони Блинкену министр Ван сказал о необходимости уважать «законные интересы безопасности каждой страны» и соблюдать положения Устава Организации Объединенных Наций. Это было повторением позиции Китая, представленной на специальной сессии Совета Безопасности ООН. В настоящее время сложно оценить, является ли такое изменение риторики свидетельством недовольства Пекина слишком далеко идущими действиями Москвы или, скорее, попыткой умиротворить Запад. Тем не менее, дестабилизирующие действия России в Европе и на Ближнем Востоке в целом выгодны Китаю.

Странам нашего региона следует обратить особое внимание на китайскую риторику. Как отмечает Юстина Щудлик из PISM, Китай не признает Центральную и Восточную Европу ни самостоятельным регионом, ни частью Запада. Скорее это буферная зона между Россией и Западом, где Пекин может признать «особые права». Москва, по крайней мере, в случае бывших советских республик. Любые разногласия между странами региона и Брюсселем и Вашингтоном рассматриваются как выгодные для Китая, потенциально разрушающие единство и ослабляющие Запад. В течение последних 25 лет Пекин не скрывал своих усилий вбить клин между Соединенными Штатами и их европейскими союзниками. Обеспечение нейтралитета Европы считается одним из ключевых условий победы в противостоянии с Америкой.

Баланс прибылей и убытков

Теоретически китайско-российское сотрудничество является беспроигрышным примером, при этом Китай получает больше выгоды. Однако реальность как никогда сложна. Россия в какой-то мере отвлекает внимание США от Азии и пытается вбить клин в трансатлантические отношения. В случае с Европой российское военное давление рассматривается в Пекине как ледокол для китайского экономического проникновения. Президент Франции Эммануэль Макрон предупреждал о таком сценарии еще два года назад, но пока мало что сделал для его предотвращения. Цели Москвы и Пекина схожи, и, что особенно важно, Китай не несет здесь никаких издержек. Хуже, если эскалация между Россией и НАТО выйдет из-под контроля и Китай начнет ощущать последствия конфликта, например санкции.

Именно возможный экономический ответный удар со стороны Запада является еще одним фактором, сближающим две страны. Мощная китайская экономика должна обеспечить России подушку безопасности, чтобы смягчить отключение от западных рынков, финансовую поддержку и рынок сырой нефти и природного газа. Последний пункт наиболее актуален для Пекина, так как снизит его зависимость от сырья, импортируемого морем из региона Персидского залива. Таким образом, снижается риск, связанный с возможным введением США длительной морской блокады Китая. Этот сценарий стал известен как «дилемма Малакки» и — также на протяжении доброй четверти века — был навязчивой идеей китайских стратегов и военно-морского флота.

Достаточно теории, давайте перейдем к практике. . Ситуация здесь уже не такая радужная. Европа и Китай снабжаются российским газом из разных источников. Поэтому перенаправление поставок требует реконструкции и расширения инфраструктуры, а это требует времени. Кроме того, даже после реализации договоренностей, подписанных Си и Путиным в начале февраля этого года, Россия будет поставлять в Китай меньше газа, чем среднеазиатские республики. Китай еще больше диверсифицирует поставки, но в ближайшие несколько или даже несколько лет не компенсирует возможную потерю европейских рынков.

До тех пор сроки строительства новых газопроводов будут зависеть от того, как сильно торопятся китайцы. Это означает сертификацию и финансирование инвестиций в российскую инфраструктуру. Финансовый сектор — еще одна пугающая сфера китайско-российского сотрудничества, и здесь тоже опасения преувеличены. Китайские банки никогда не были крупным кредитором российских банков. Пик был достигнут в 2018 году — это было всего 5%. Кроме того, китайский финансовый сектор может быть очень осторожен на российском рынке из-за опасений стать объектом санкций США.

С другой стороны, российский банковский сектор снизил зависимость от доллара с 2014 года, что не означает опережения китайского юаня. Первую скрипку играет евро, но даже в случае евросанкций потери будут не такими большими, как после аннексии Крыма. С тех пор российские банки были ориентированы на внутренний рынок. Конечно, это не означает полного иммунитета к санкциям.

По словам Якуба Якобовски из OSW, наиболее вероятным сценарием являются кредиты, предоставленные китайскими банками напрямую российским предприятиям. Остается вопрос, не будет ли эта помощь сопровождаться дополнительными условиями. Пекин годами старается не задеть российскую гордость, что не значит, что так будет и в будущем, и законопроект будет касаться Москвы напрямую. Через несколько лет может появиться требование, чтобы Россия охладила отношения со своими давними друзьями, а заодно и откровенными противниками Китая — Индией и Вьетнамом.

Уроки для всех

Какие уроки мы можем извлечь из последних недель событий? Самый главный урок для Запада заключается в том, что Россия и Китай все больше сотрудничают и могут координировать свои действия. Обе страны стремятся пересмотреть международную систему и разрушить трансатлантические структуры. Россия и Китай — часть одной проблемы, которую можно решить только сообща.

Единство Запада до сих пор и исключительная оперативного реагирования являются неожиданностью для Москвы и Пекина. В частности, для Китая твердая позиция Японии является неожиданной. Возможно, Токио хочет получить опыт, который впоследствии можно будет использовать против Китая. Безусловно, оба партнера попытаются переждать период западного единства. Впереди очень сложный период.

Следующий вопрос, как российская агрессия против Украины и китайская поддержка Кремля повлияют на глобальные позиции обоих партнеров. Россия и Китай представляли себя защитниками стран третьего мира со времен холодной войны, поддерживая их борьбу против западного империализма. Однако стремиться к пересмотру границ — значит разбазаривать имеющийся политический капитал. Неоимперские амбиции Москвы были блестяще раскритикованы послом Кении на заседании Совета Безопасности ООН.

Читайте также: Почему миссии ООН так редко бывают успешными

Жрица-служба Приездиенты Российской Федерации

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Что может выиграть Китай от войны на Украине
Рейс запускает соединение с Египтом и Косово