Диагностика рака имеет важное значение

Симптомы рака легких неспецифичны, говорит проф. доктор хаб. n. med. Иоанна Хоростовска-Винимко, пульмонолог. /?t = изменить размер: заполнить: 948:592, увеличить: 1 1x, https://i.gremicdn.pl/image/free/37e39edd1884f0e190c06bf4a69fa59a/?t = изменить размер: заполнить: 1896:1184, увеличить: 1 2x «>

Диагностика при раке - ключ

проф. Иоанна Хоростовска-Винимко: Диагностические и терапевтические центры должны работать согласованно со своими специальностями.

Сколько времени это длится принимать для диагностики больного с подозрением на рак легкого?

Рак легкого — сложный вид рака, потому что его симптомы неспецифичны и обычно развиваются незаметно. Рак легких чаще встречается у людей с другими респираторными заболеваниями, особенно с ХОБЛ или фиброзом, или у курильщиков, поэтому некоторые симптомы, такие как одышка и кашель, могут не вызывать беспокойства. Основным диагностическим исследованием на этом этапе является рентгенологическое исследование органов грудной клетки, т.н. рентген. К сожалению, это тест с ограниченной чувствительностью, и иногда он не показывает симптомов текущего заболевания. Рак легких — это рак, который имеет много лиц. Симптомом может быть как круговая тень в легком, так и рецидивирующая пневмония той же локализации. Это может быть и внешне невинное изменение характера кашля у человека, хронически кашляющего в течение многих лет, или постепенно усиливающаяся одышка. Другим симптомом является кровохарканье, которое обычно побуждает вас срочно обратиться к врачу, но, к сожалению, обычно возникает на более поздней стадии заболевания. Независимо от характера недомогания больному необходимо пройти более подробную визуализирующую диагностику, преимущественно компьютерную томографию, которая позволяет более точно оценить изменения в легких, обосновать подозрение на опухолевое заболевание и принять решение относительно дальнейшей диагностики. Это этап углубленного исследования, направленного на однозначное подтверждение или исключение опухолевого происхождения изменений в легких. Для этого необходимо взять у них биопсию для патоморфологического анализа. У нас есть широкий спектр методов забора материала путем пункции либо через стенку грудной клетки, либо через стенку бронха во время бронхоскопии. Также мы часто собираем материал для исследования, пунктируя увеличенные лимфатические узлы, а потом еще и оцениваем наличие метастазов, т.е. стадию опухоли.

Доступ к диагностике во время пандемии значительно ухудшился.

Трудна ли диагностика?

Описанные мной процедуры требуют специального оборудования и, прежде всего, опытной и слаженной команды врачей и медсестер. Игольчатые биопсии через грудную стенку выполняются во многих центрах под контролем компьютерной томографии, что позволяет проводить гораздо более точное проведение. Это означает, что интервенционные радиологи также участвуют в диагностическом процессе. Невероятный прогресс достигнут в области эндоскопических методов. Бронхоскоп оснащен ультразвуковой насадкой, которая позволяет очень точно проколоть пораженный участок или лимфатический узел непосредственно через бронхиальную стенку.Они доступны во многих пульмонологических центрах в Польше. У нас также есть современные методы бронхоскопии, которые позволяют нам достичь даже очень мелких бронхов. Еще одной новинкой, все более широко применяемой в Польше, также является криобиопсия, т.е. эндоскопический забор материала для исследования с помощью замораживающего зонда. Все эти мероприятия преследуют одну цель: получить наилучший материал для патоморфологической оценки. Это решающий шаг в диагностике рака легкого. Подводя итог, да, диагностика рака легкого сложна и требует участия специалистов многих специальностей, она также должна проводиться в специально оборудованных центрах. Что касается времени, необходимого для постановки диагноза, то оно зависит, во-первых, от того, насколько типична клиническая картина. Если при скрининговом исследовании легкого обнаруживается так называемая круглая тень, то есть одиночное образование, то диагноз, как правило, намного короче и план действий ясен с самого начала. Управление менее специфическими симптомами может быть намного сложнее. Второй очень важный вопрос: есть ли у диагностического центра доступ ко всему спектру методов визуализации, методик биопсии, есть ли у него опыт сбора соответствующего биопсийного материала и, наконец, есть ли у него прямой доступ к опытной патоморфологической лаборатории, выполняющей полный спектр диагностических тестов на рак легких. Последний элемент имеет решающее значение, поскольку патологоанатом обычно имеет очень тонкий биопсийный материал, который используется не только для установления диагноза, но и для дальнейших молекулярных тестов. Достаточно, чтобы один из этих элементов не работал должным образом и путь больного удлинялся. Поэтому трудно однозначно определить, сколько времени занимает процесс диагностики рака легких в Польше, потому что мы наблюдаем огромные различия в этом отношении. Как я уже сказал, решающим элементом, несомненно, является оборудование и доступ к опытным специалистам.

Как с этой точки зрения вы оцениваете шансы на быстрый диагноз в Польше?

Доступ к диагностике во время пандемии значительно ухудшился. Многие боялись обращения в медслужбу, затягивали с визитом к врачу, к сожалению, также большое количество пульмонологических отделений не вели нормальную диагностическую деятельность, потому что они были преобразованы в отделения для лечения Covid-19. И именно легочные отделения обычно диагностируют больных раком легкого. Во время пандемии пациенты с Covid-19 стали приоритетом, часто лица, принимающие решения, забывали о потребностях других пациентов. Это привело к тому, что сейчас у нас огромные очереди на диагностику. При этом оценка диагностических процедур, проведенных в амбулаторных условиях, т.е. без госпитализации, крайне неблагоприятна — они порождают убыток. Поэтому в центрах стараются проводить ее в основном в условиях стационара. Действительно, некоторые пациенты должны быть обследованы в условиях стационара, хотя бы из-за инвазивного характера проводимых процедур, но для некоторых пациентов клинические обследования были бы приемлемой и безопасной альтернативой.

Значит, нельзя делать биопсию в больничной поликлинике?

Теоретически это возможно, по крайней мере, у части пациентов, но НФЗ не предоставляет нам хороших «инструментов» Это, например, кратковременные госпитализации — один-два дня, что позволит безопасно провести бронхоскопию с биопсией. , наблюдение за пациентом в течение ночи и выписка на следующее утро.На данный момент это совершенно невыгодный сценарий, поэтому мы должны держать пациента не менее трех дней, при этом оценка процедуры в амбулаторных условиях не покрывает затраты на его производительность вообще, даже если не принимать во внимание стоимость патоморфологического исследования, за которое НХФ все равно не платит. >Как вы думаете, это изменится в ближайшее время?

Есть свет в конце туннеля. В настоящее время осуществляется пилотная программа комплексных патоморфологических исследований JGPato, которая была создана в Министерстве здравоохранения в сотрудничестве с Польским обществом патологоанатомов. Его целью является, в частности, введение стандартизированных патоморфологических процедур в Польше и их оценка для каталога NHF, чтобы, наконец, они были оплачены. Это очень важный проект, и мы держим кулачки за его успех. Надеюсь, что благодаря этому в больницах больше не будут пренебрежительно относиться к патоморфологическим процедурам. Мы также нарушим очень опасную политику заключения больницами контрактов с самыми дешевыми поставщиками услуг.

Мы также ждем создания сети центров быстрой диагностики и лечения рака легких. В 2018 году Агентством по оценке медицинских технологий и тарифов подготовлен отчет по заказу Минздрава, в котором разработан проект по организации центров «скоординированной диагностики и лечения рака легкого» пациента на разных стадиях: от диагностики до лечения. Это важно, потому что они почти никогда не находятся под одной крышей.

Почему?

В диагностике и лечении рака легких участвуют специалисты многих различных специальностей: пульмонологи, торакальные хирурги, рентгенологи, патологоанатомы и биологи на молекулярном этапе диагностики, а на этапе лечения это клинические онкологи, радиотерапевты, опять же хирурги и пульмонологи. Необходимо обеспечить оперативный перевод пациента на лечение в другой центр. Эти учреждения должны сотрудничать друг с другом.

В лечении рака легкого достигнут революционный прогресс, появились новые терапевтические возможности, новые эффективные препараты, у некоторых пациентов можно даже говорить о раке легкого как о хроническом заболевании. Но такие эффекты могут быть достигнуты только при правильной и комплексной диагностике пациентов. Уже сейчас в рамках имеющейся лекарственной программы возможно молекулярно-направленное последовательное лечение современными препаратами от первой до последующих лечебных линий. Это требует соответствующей диагностики, иногда перед каждым последующим терапевтическим решением. Более того, мы все больше комбинируем различные методы терапии, здесь хорошим примером является применение одновременной химиотерапии и лучевой терапии у больных с местным прогрессированием с последующим назначением иммунотерапии. Именно поэтому диагностические и терапевтические центры должны работать согласованно, облегчать работу специалистов, создавать возможность быстрого контакта, прямого обсуждения конкретного пациента, чтобы принимались оптимальные решения.

Это требует координации и сотрудничества, и с этим трудно…

Да… У нас нет функциональной связи между отдельными центрами. У нас также нет рациональной, дружественной оценочной политики. Приведу пример — если одномоментная химио-лучевая терапия проводится легочным центром, что чаще всего означает, что больной будет транспортирован в другую больницу для проведения лучевой терапии, НФЧ возместит гораздо меньше за эту процедуру, чем если бы такое же лечение было проводится онкологическим диспансером. Не говоря уже о транспортных расходах. И это все тот же пациент — и то же лечение.

И как доступ к генетическим и иммуногистохимическим тестам? Обусловливает ли их проведение современную терапию рака легких?

Диагностические тесты биомаркеров с помощью иммуногистохимии и молекулярных методов доступны в Польше. Имеющаяся в нашем распоряжении лабораторная база также достаточна. У нас есть очень хорошие центры молекулярной диагностики в Польше. Опытный, на высоком уровне, с навыками, подтвержденными международными сертификатами, с хорошими способностями. С другой стороны, мы боремся с рядом организационных и административных проблем. Бывает, что качество биопсийных материалов, включаемых в диагностику, недостаточно. Часто причина в упущенных накоплениях. Значительное количество больниц в Польше, особенно небольших, заказывает патоморфологические услуги на стороне, на основе аутсорсинга. Бывает, что биопсийные материалы доставляются в патологоанатомическую лабораторию максимум один-два раза в неделю, что, к сожалению, может очень негативно сказаться на их качестве. Еще одна проблема – время ожидания результатов теста. Патологоанатомов в Польше крайне мало, они перегружены. Отсюда и долгое ожидание. Если больница ориентируется не на качество, а на цену, если она не заключает контракт на диагностику комплексно, а в разные центры, потому что так дешевле, то, к сожалению, этот биопсийный материал ездит по Польше, патоморфологическое исследование проводится в одном месте, а иммуногистохимия или молекулярная диагностика в другом месте…

Пилот патологии поможет?

Да, если все его элементы можно собрать воедино и внедрить в повседневную практику по всей стране. Однако есть и другие проблемы, такие как многолетнее недофинансирование пульмонологии и низкая оценка наших процедур. В этом году Минздрав подвел итоги конкурса и субсидировал закупку бронхоскопов для пульмонологических отделений – это очень позитивная деятельность. Однако настоящим прорывом может стать только создание сети центров диагностики и лечения рака легких. Этот проект, который осуществляется в министерстве уже несколько лет, дает реальную возможность улучшить уход за больными раком легких. Пожалуйста, помните, что это очень значительная группа в 23 тысячи человек. новых пациентов из года в год. А пациентов с подозрением на рак легких поступает в два-три раза больше. Надо стремиться к тому, чтобы диагноз был поставлен быстро, потому что это борьба со временем…

Когда сообщает ли он о вашем пациенте с подозрением на рак легких, адекватно ли первичная медико-санитарная помощь подготовлена ​​к этому визиту?

У нас замечательные врачи общей практики, я только что имел удовольствие наткнуться на «след» одного из них: пациент, направленный к нам на консультацию, пришел с полной документацией и четкой информацией от врача общей практики, в чем проблема, без анализов, или с устаревшими результатами анализов, которые приходится повторять по факту.Врач участкового звена здесь абсолютно ключевая фигура.Это специалист, который чаще осматривает больного, особенно людей с хроническими заболеваниями, который может выявить, например, изменение характера кашля у пациента с ХОБЛ Он является специалистом, который может направить людей из групп высокого риска в программу скрининга рака легких, проводимую в настоящее время в Польше.Без сотрудничества семейных врачей никаких изменений в другие уровни помогут.Пациенты должны приходить к нам раньше.

Материал создан совместно с MSD как часть социальной кампании «Речь Посполитая» #дышите

2023_10 PL-NON-00356 ed. 2021_10

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Диагностика рака имеет важное значение
Ян Мария Яковски исключена из Пис-клуба