Горы женщины

2022 год был посвящен памяти Ванды Руткевич, самой известной польской альпинистки, которая 30 лет назад затерялась среди снегов и льдов Канчендзонги, третьей по высоте горы в мире. Каким был ее путь к этим заоблачным высотам? И кто проложил ему путь?

< source media = "(min-width: 705px)" srcset = "https://i.gremicdn.pl/image/free/c5ae616f18a40b68415d37f2db03e74a/?t=resize:fill:624:390,увеличить:1 1x, https://i.gremicdn.pl/image/free/c5ae616f18a40b68415d37f2db03e74a/?t=resize:fill:1248:780,enlarge:1 2x ">

G & oacute; ry are female

Польская альпинистка и альпинистка Ванда Руткевич (1943–1992) в базовом лагере во время французской экспедиции на пик К2 виден на заднем плане. Каракорум (Пакистан), июнь 1986 г.

Хотя в это трудно поверить, но первым польским туристом, добравшимся до Татр, была женщина. Герцогиня Беата Ласка прибыла в окрестности Зеленого Става Кежмарского 11 июня 1565 года. Она была дочерью Анджея Косцелецкого, кастеляна Войнича и королевского казначея. Воспитанная при дворе короля Сигизмунда Старого, рядом с королевой Боней, девушка отличалась крутым характером и любовью к приключениям. Зофия и Витольд Париски в «Большой татранской энциклопедии» сообщали об их необычном визите: «21 мая 1565 года Беата Ласка приехала с мужем в Кежмарк, где в замке устраивались торжественные приемы […] ], во время Беаты Зеленых 1565 г.; Грейс в сопровождении многочисленных горожан Кежмарка отправилась в Снежные горы и, таким образом, в Татры, как их называли в то время на Спише. Герцогиня могла добраться до устья долины частично на повозке, а затем верхом. Неизвестно, как далеко она на самом деле зашла; конечно, не дальше Зелёного Става Кежмарского».

В самой высокой части Карпат пришлось ждать следующего посетителя почти 300 лет. В 1839 году сюда приехала Люция Раутенстраухова, писательница и автор книг о путешествиях. Другой была краковская учительница, дочь профессора математики Мария Стечковская. В 1855–1857 годах вместе с проводником Енджеем Валой Старшим она исследовала окрестности Морского Ока, Долины Пеньч-Ставов, Долины Малых Локов и Кшижне. Летом 1864 года она сама повела группу друзей в Червоне Верхий. Это было первое известное высокогорное восхождение, которое было осуществлено без поддержки гида-горца.

Эмансипация верхам!

Конечно, нетрудно заметить, что все пионеры женского альпинизма происходили из аристократических семей. Только выходцы из этой среды могли позволить себе относиться к туризму с чисто развлекательной точки зрения. В горы часто добирались в каретах, с многочисленной свитой, в костюмах, гораздо более подходящих для больших городских салонов, чем для каменистой глуши. Очевидно, поначалу женские выходки в горы трактовались как прихоть богачей. Некоторые открыто осуждают такую ​​практику как неприемлемую для женщин. Такое мнение превалировало не только в Польше. Английский альпийский клуб вообще не принимал женщин в свои ряды. Только движение за женскую эмансипацию позволило создать конкурентоспособный женский альпийский клуб, членство в котором стало мечтой всех женщин, желающих заниматься альпийскими видами спорта.

Польским женщинам, которые хотели отправиться в поход в горы, пришлось еще дольше ждать принятия общества. В 1920-е годы выдающийся альпинист Мечислав Свеж с удовольствием повторял, что «женщина не хранит верности даже альпинизму». Бывало и так, что, когда первые отважные горцы начинали менять свои развевающиеся платья на мужские альпинистские панталоны и в таком виде отправлялись в путь, туземцы плевали им в спину, осуждая за непристойность.

 G & oacute; ry are women

Члены Варшавского комитета выставки работ польки. Прага, 25 июня 1912 года. Третья слева — Ванда Херс

polona

За пределами Польши австрийский альпинист Пауль Прейс дразнил: «Они демонстрируют невероятную неловкость в обращении с веревкой. Едва ли один из ста может завязать узел […], наверное, никто из них не может как следует обезопасить себя… вещи, которые он не может ни сделать, ни взять на себя ответственность». К сожалению, голоса осуждения исходили и от женщин. Ядвига Рогуска-Цыбульская, которая, кстати, не чуралась альпинизма и сама, писала: «Кроме большей физической и нервной выносливости, у мужчины есть запас благоразумия, инициативы, альпинистских добродетелей, которых не хватает женщине».

Смерть двух сестер

Однако никакая критика не могла подрезать крылья орлам, которые хотели летать, хотя некоторые из них были только птенцами. В 1929 году весь Подгале был потрясен трагической смертью двух сестер Маржены и Лиды Скотниковен. Девушкам было всего 18 и 16, но уже достаточно впечатляющие достижения. Вместе с опытными альпинистами Брониславом Чехом и Веславом Станиславским им удалось покорить западный склон Малой Снежной Турни, северный склон Лошади-лягушки, восточный склон Косцелеца и южный склон Голубой скалы. Еще одним успехом стала печально известная Замарла Турня. Эта 150-метровая, почти плоская стена является вызовом для любого любителя гор. Его гладкая поверхность практически не имеет неровностей и изъянов, которые могли бы служить опорой для рук и ног альпиниста.

Тем не менее, солнечным утром 6 октября 1929 года в Замарла Турия прибыли два бесстрашных подростка, вооруженные веревками, карабинами и крюками. Младшая Лида должна была вести. Девушки не знали, что в этот день в районе Zamarła Turnia будет подниматься другая команда. Альпинисты и друзья сестер — Бронислав Чех, Ежи Уступский и Юзеф Вуйцик — уже были на значительной высоте, и их вид мог дополнительно развеселить девушек, не желавших чувствовать себя хуже. Действительно, семье Скотнице удалось довольно быстро догнать альпинистов. Они долго смеялись и шутили, а Лида угостила всех конфетами. Однако через мгновение идиллический пейзаж превратился в кошмар.

До сих пор неизвестно, почему Лиде не удалось выбраться из так называемого Рысы Брониковски, один из многих сложных участков восхождения. Может быть, она выбрала не тот хват, а может быть, у нее просто не хватило сил — в конце концов, она была ребенком. Возможно также, что причиной несчастья стала производственная ошибка винтовки. Через год на этом месте был обнаружен покрытый ржавчиной погнутый карабин, который, возможно, не выдержал веса альпиниста. Несомненно, однако, что Бронислав Чех внезапно увидел на фоне утеса «инертно летящую фигуру. Все происходило в полной тишине. Только веревка, к которой была привязана Лида, крутилась в воздухе вслед за падающей. Маржена все еще пыталась остановить падение […], но ей не удалось удержать веревку, привязанную к набирающей силу сестре». Через несколько секунд люди услышали глухой удар, когда два тела ударились о камни, лежащие у подножия стены. Несмотря на трагедию, команде Бронислава Чеха пришлось заканчивать восхождение. Как только им удалось спуститься вниз, они поспешили к тому месту, где упали сестры. Их худшие догадки сбылись. Девочки погибли на месте.

«Скалолазание, самый тяжелый вид спорта…»

Смерть Скотниковена ранила многие сердца. Жених Лиды, отличный альпинист Веслав Станиславский, остановился в соседнем приюте, когда увидел, как горцы несут тела на носилках в Закопане. Увидев, кто на них лежит, он потерял сознание. Жених Маржены, поэт Юлиан Пшибош, прибыл в Татры и, несмотря на свой страх высоты, достиг Замарлы Турии. Он увековечил этот трогательный момент в стихотворении «Паменцы Татернички, погибшие в Замарле Турне», посвященном Мечте. Мать девочек, Мария Скотникова, до конца жизни корила себя за то, что не предотвратила беду. Хотя она сама была коренным горцем, но не разделяла страсти дочерей к альпинизму и постоянно трепетала за их безопасность. В 1920-е годы она даже записала их на короткое время в школу в Тешине, желая освободить девочек от татранской среды. Однако никакая сила не могла оторвать Лиду и Маржену от самой большой любви их жизни — гор. Образ дочерей, выходящих из дома в то прохладное октябрьское утро, навсегда остался в памяти Скотниковой: «Они ушли, смеясь, в сторону Кузнице (…); в своих мужских, вернее мальчишеских, спортивных нарядах, в своих пестрых свитерах и золотых локонах они похожи на молодых светловолосых пажей, бегущих по зову начальника с очень интересными и радостными новостями. Горный ветер слабеет. Клен златолистный под моим домом склоняется к земле… странная галлюцинация».

Трагедия на Zamarła Turnia потрясла весь татранский мир и накормила всех противников женского скалолазания. Ядвига Рогуска-Цыбульская в своем манифесте «Юным альпинистам» вновь прогремела: «Скалолазание, сложнейший вид спорта, обязательно требует пополнения женской силы силой мужчины!» Слова бывшего горца, однако, не убедили верующих в их силе и уверенности в себе женщины. Ванда Еромин, Ванда Херс, Роза Дройецка, Зофия Радваньска и Ирена Павлевска не прекращали своих горных покорений. Конечно, это не всегда заканчивалось благополучно. Более чем за год до трагедии сестер Скотников, 19 августа 1928 года, при восхождении на вершину Острый в словацких Татрах погибли две женщины — Ядвига Гоновска и Зофья Кроковска. Одна из них упала со стены, также утащив своего партнера в пропасть. Стоит отметить, что, хотя в те времена в горах также убивали мужчин (например, в 1929 году в Костелце умер упомянутый выше Мечислав Свеж), эти инциденты ни у кого не побудили поднять насильственные протесты против мужских экспедиций в Татры.

курьеры Tatra

Не успел женский альпинизм по-настоящему расправить крылья, как разразилась Вторая мировая война, что, естественно, отвлекло общественность от вопроса походов в горы. Альпинисты и горцы вели боевые действия, нередко рискуя жизнью, служа татранскими курьерами или выполняя другие опасные задания. Многие из них заплатили самую высокую цену за свой героизм. Ванда Еромин была убита в лагере Равенсбрюк в 1944 году. Не обошла стороной оккупация и Ядвигу Рогуска-Цибульскую. В 1943 году писательницу арестовали за отказ публиковать свои тексты в Гадзиновке в Варшаве. Гестапо освободило ее при условии, что она немедленно покинет Закопане. Женщина уехала в Варшаву, где ее встретили новые трагедии: ее сын Марек был застрелен в первые дни восстания. В это же время в краковской тюрьме в Монтелупиче немцы казнили ее мужа Рогуську-Цибульскую.

G & oacute; ry are female

Замарла Турня — двухвершинная вершина в польских Татрах

Tomasz Olczyk/wikipedia/CC BY-SA 3.0

Однако даже война не может погасить любовь некоторых сердец к горам. Хотя немцы сделали все, чтобы отнять у поляков радость жизни, включая возможность занятий спортом и общения с природой (поляки не могли посещать парки, а жителям Закопане пришлось сдать лыжи), решительные «любители гор» не давали себя запугать никакими угрозами и наказаниями. В 1944 году Роза Дройецка совершила свое величайшее достижение: самостоятельное прохождение Кози Верх и Лепоровского столба.

Ванда Руткевич

И, может быть, не случайно, что пока жители гор боролись с врагом за свободу своей Родины или достигали новых высот прямо у него под носом, свои первые шаги в мире делала необыкновенная женщина, имя которой этот день остается символом женского альпинизма, альпинизма и гималайского альпинизма: Ванда Руткевич. Родилась в 1943 году на территории нынешней Литвы, после войны вместе с родителями и братом Ежи приехала во Вроцлав как репатриантка. Именно здесь в 1948 году Ванда пережила свою первую в жизни трагедию: смерть брата. Семилетний Юрек погиб, разорвавшись на части противоартиллерийской ракетой. Мальчик вместе с двумя друзьями во время игры нашел осечку и поджег на ней огонь. С ними была и Ванда, но мальчишки прогнали ее, аргументируя это тем, что «война — это только забава для мужчин» и что девочкам тут делать нечего. Обиженная сестра побежала жаловаться матери, чем спасла ей жизнь. Это событие стало для Ванды символическим завершением детства.

Кстати, неудивительно, что Ванду Руткевич всегда привлекала нетрадиционная и «мужская» деятельность. Она постоянно проявляла увлечение спортом и физическими усилиями. В детстве она лазила по деревьям, дверным косякам и руинам, которых не хватало в раздираемом войной городе. Ей нравились походы в горы, и чем большей физической подготовки они требовали, тем больше она чувствовала себя в своей стихии. Она часто ездила в скаутские лагеря, где научилась выживать в любых условиях. В конце концов, она тоже влюбилась в альпинизм.

Она начала с восхождения на скалы Рудавы Яновицке, но ее быстро вдохновили походы по горным хребтам по всей Польше. Конечно, самым большим испытанием и настоящей любовью девушки стали Татры, но через какое-то время и их перестало ей хватать. С 1964 года она ездила в Альпы, а за ними пришла очередь Памира, Гиндукуша и Гималаев. Несомненно, венцом ее карьеры стало покорение Эвереста, на котором она стояла в 1978 году как первая европейка и третья женщина в истории. Ровно в тот же день, Кард. Кароль Войтыла был избран на престол Петра. «Боже так захотелось, что в один день мы забрались так высоко. И оба из Польши в первый раз», — пошутил Иоанн Павел II во время встречи с альпинистом в 1979 году, во время его паломничества на родину. В 1986 году Руткевич также стала первой женщиной, выигравшей К2 зимой.

Но Ванду ждала и «гора судьбы»… Им оказалась огромная Канчендзонга, возвышающаяся на склоне индийских Гималаев. Руткевич начала восхождение на гору 12 мая 1992 года. Ее сопровождал мексиканский альпинист Карлос Карсолио. После 12-часового подъема по глубокому снегу Карсолио оказался на вершине. Спустившись, он встретил Ванду на высоте более 8200 метров. Несмотря на отсутствие туристического снаряжения, Ванда решила переждать ночь и продолжить восхождение на следующий день. Как сообщил мексиканец, до женщины, оставшейся непреклонной в своем решении, не дошли ни уговоры, ни доводы. Темнело, и Карсолио пришлось наконец оставить Ванду и продолжить свой путь, чтобы не подвергать себя опасности. Сгущающаяся тьма и клубящийся снег навсегда скрыли фигуру Ванды от глаз Карлоса. Ни один другой мужчина больше не видел ее. Ее тело не было найдено. До конца своих дней мать Ванды была глубоко убеждена, что ее дочь преуспевает и ведет мирную жизнь в одном из непальских монастырей. Однако единственной и самой важной религией в жизни Ванды были горы. Она была верна им до последнего вздоха и осталась в их храме навсегда.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Горы женщины
Эрвин Рысь-Ференс мертв