Горыня, Ситек: Надломленная солидарность за мир

Парадоксально, что мир во всем мире решается на поле регулярных сражений. Значит ли это, что мир без армий и вооружений невозможен?

 Горыня, Ситек: Надломленная солидарность за мир

Мир является одним из основных прав человека. Тем временем СМИ, особенно электронные, сообщают все больше информации о зверствах российских войск в Украине. Это подтверждается ночными бомбардировками городов, стрельбой по мирным жителям, изнасилованиями женщин и даже детей, массовым разграблением украинского имущества. Крайним выражением аксиологической пустыни, царящей в рядах армии агрессора, является использование социальных сетей для хвастовства российскими солдатами варварскими поступками, в том числе изнасилованием детей.

Такая картина войны, которая продолжается уже более двух месяцев сразу за польской границей, вызывает ряд сомнений относительно солидарности и действий, предпринятых международным сообществом для прекращения этого конфликта. Эти сомнения касаются действий многих международных институтов, эффективности международного права, эффективности политических и экономических санкций, которые были введены против России, и качества солидарности государств в этой сложной ситуации не только для Украины, но и для Европы и мира.

Все мы прекрасно понимаем, что военное столкновение между Россией и Украиной — это не рядовой конфликт. Он может перерасти в европейский конфликт в любой момент, даже с применением химического или ядерного оружия. Нарративы российских политиков и СМИ показывают, что страны Балтии, Молдова и даже Польша также находятся под угрозой агрессии.

Негативный опыт последствий войн двадцатого века, последовавшие за ними конвенции по правам человека и заключенные мирные и экономические соглашения, казалось, гарантировали мирный порядок на многие десятилетия, а может быть, и на столетия. Было твердое убеждение, что баланс военных и экономических сил позволит построить международную солидарность государств и народов во имя мира. Однако реакция мира на войну, развязанную Россией, и ее слабая эффективность свидетельствовали о явной трещине в глобальной солидарности за мир.

Наиболее вовлеченными в прекращение конфликта между Россией и Украиной являются или должны быть международные институты, особенно ООН, НАТО и Европейский Союз. Первая из этих организаций ограничивается публикацией сообщений о жестоких действиях российских войск или применении запрещенного Конвенцией фосфорного оружия (Протокол III Женевской конвенции 1977 г.) или кассетных боеприпасов (Дублинская конвенция 2008 г., Россия не является участником это соглашение). Генассамблея ООН при пяти голосах против и 35 воздержавшихся из 141 страны приняла резолюцию, осуждающую агрессию России против Украины. Однако эти и другие действия ООН не способствовали приостановке боевых действий и уходу с Украины российских войск.

В свою очередь Евросоюз осудил агрессию России против Украины, посчитав нарушением права страны на самоопределение и территориальную целостность. Экономические и политические санкции вводятся последовательно, с гуманитарной, финансовой, материальной и политической поддержкой. Визит ряда премьер-министров и президентов стран ЕС в Киев, несмотря на боевые действия, стал знаком солидарности с Украиной. Однако несколько европейских стран вырвались из этой солидарности, а некоторые другие не заняли однозначной позиции.

Производительность НАТО

Наиболее эффективные действия были предприняты НАТО. Об этом свидетельствует значительное усиление восточного фланга НАТО различными воинскими формированиями. Несомненно, войска альянса играют сдерживающую роль для потенциального агрессора. Однако неизвестно, какова их реальная боеспособность.

В условиях войны России с Украиной также возникает вопрос об эффективности международного права. Начиная со Всеобщей декларации прав человека Организации Объединенных Наций 1948 года, все последующие декларации и конвенции содержали аналогичные решения. В Будапештском меморандуме о взаимопонимании по гарантиям безопасности от декабря 1994 года США, Россия и Великобритания обязались уважать суверенитет и территориальную целостность Украины и воздерживаться от любых действий, направленных на применение силы против этой страны. Эти и многие другие акты международного права не оказались достаточным основанием для мира. Не стали они и основой международной солидарности в случае, если одно государство стремится к войне в нарушение суверенитета и целостности другого государства.

Надежда на эффективность санкций

Ввиду несовершенства международного права и неэффективности политических решений большие надежды на прекращение войны в Украине возлагались и возлагаются на введенные против России санкции. Что касается их масштабов, эффективности и продолжительности, то стоит обратить внимание на несколько обстоятельств. Экономические санкции — это запрет на совершение определенных сделок с субъектами из страны агрессора. Первыми были торговые санкции, то есть запреты на экспорт и импорт определенных товаров и услуг в Россию и из России. В основном они касались высокотехнологичных товаров, используемых, в том числе, в для военных целей. В рамках этой категории санкций США ввели положения, согласно которым товары из США не могут быть реэкспортированы без разрешения. Это должно было противодействовать обходу запрета и дальнейшему экспорту из третьих стран в Россию. Дальнейшие санкции коснулись финансового сектора: активы некоторых российских банков были заморожены. Швейцария, где у многих российских олигархов есть банковские счета, изначально к этим акциям не присоединилась. Но потом все изменилось. Следует также упомянуть санкции в отношении конкретных лиц, такие как запрет на въезд и замораживание принадлежащих им активов.

Во-вторых, стоит обратить внимание на значительные колебания настроений относительно масштабов, солидарности и эффективности введенных санкций. Вы можете увидеть несколько подходов. Один из них — программный и последовательный скептицизм в подходе к санкциям, введенным против России. В нем подчеркивается, что санкции не могут быть эффективными в краткосрочной перспективе из-за финансовых и материальных резервов страны.

Такой подход иногда подвергался критике за то, что он мог усилить у агрессора чувство самоуверенности и безнаказанности. Это соответствовало аннексии Крыма Россией в 2014 году, когда единство и решимость западного мира были очень ограничены. Принятые тогда контрмеры в отношении действий России закончились неудачей.

Вторая установка весьма наивна, как выясняется, — вера в возможность санкций, основанная на изначальном согласии, солидарности и решимости Запада. Соглашение, которого ему удалось добиться в первые выходные российско-украинской войны, позволило сформировать убеждение, что принятые и объявленные санкции являются беспрецедентными и радикальными. Блокада резервных фондов Банка России, хранящихся в электронном виде в американских и западноевропейских банках, была оценена как самая жесткая.

Эти и другие объявленные шаги породили надежду на то, что Россия в относительно короткие сроки столкнется с проблемами снабжения, что затруднит продолжение агрессии, и на рост социального недовольства, что может способствовать политическому перелому в Москве. .

Ни одно из этих мнений не оказалось верным. Образ последствий принятых санкций хорошо иллюстрирует реалистический настрой. По ее словам, хотя они и имеют свое измерение, разрушающее российскую экономику, действуют они не сразу.

Это происходит по нескольким причинам. Санкции носят ограниченный материальный характер. Некоторые виды торговли санкционированы, а другие нет. Больше всего споров вызывает отсутствие санкций на ввоз углеводородов из России в ЕС. Ежедневная стоимость импорта топлива достигает нескольких сотен миллионов евро, и оплата обязательств в этом отношении не блокируется системой SWIFT.

Страх снижения благосостояния

Европа, похоже, не готова принимать краткосрочные решения о запрете импорта этого сырья из России, аргументируя это тем, что это приведет к негативным последствиям для производственной деятельности, занятости и экономического роста. Западный мир не готов к внезапному падению благосостояния, которое стало бы платой за радикальное противодействие российской агрессии против Украины. Таким образом, можно резюмировать текущую позицию Европейского союза по этому вопросу.

Вторая причина неудовлетворительной эффективности связана с субъективными ограничениями. К санкциям присоединились не все страны мира, и количество исключений немало. Отношение Китая и Индии создает особые проблемы.

Стоит отметить, что субъекты из некоторых третьих стран даже пытаются развивать бизнес с Россией, пытаясь воспользоваться возможностями, созданными военной турбулентностью.

В-третьих, введенные санкции являются накопительными. Общее количество таких действий в отношении России составляет уже несколько тысяч. Следующий и самый последний раунд касается доступа к портам США для российских судов.

Президент Джо Байден указывает, что «это еще один ключевой шаг, который мы делаем вместе с нашими партнерами из ЕС, Великобритании и Канады, чтобы лишить Россию его выгод от международной экономической системы». Однако есть серьезные опасения, будет ли достигнут необходимый уровень солидарности во всем западном лагере в этом вопросе. Поскольку война в Украине продолжается, можно ожидать дальнейших санкций.

В-четвертых, санкции имеют последствия не только для затронутой стороны, но и для стороны, которая их накладывает. Несмотря на большую асимметрию в этом отношении, во многих странах побеждает чувство конформизма и оппортунизма — санкции не вводятся или вводятся выборочно, предпринимаются попытки их обойти. Прекрасным примером является уже упоминавшийся импорт углеводородов из России в Евросоюз.

Выводы из представленного анализа кажутся достаточно пессимистичными. Во-первых, была продемонстрирована неэффективность или ограниченная эффективность международных соглашений, международного права и международных институтов, отвечающих за поддержание мира.

Во-вторых, в условиях предполагаемого несовершенства мировой архитектуры обеспечения мирного сосуществования государств и народов был поставлен вопрос об использовании экономических и административных инструментов, т.е. различных санкций, которые демократическое международное сообщество может применить к государству-агрессору. Внедрение таких решений также не лишено недостатков. Основные из них касаются времени, объективного охвата, субъективного охвата и эффективности.

В-третьих, вывод представляется адекватным, что представляет собой некий парадокс, на котором решаются вопросы международного и всеобщего мира обычное поле боя. Значит ли это, что мир невозможен без армии и вооружений?

проф. Мариан Горыня работает в Экономическом университете в Познани и является президентом Польского экономического общества.

проф. Бронислав Ситек работает в Университете гуманитарных и социальных наук SWPS в Варшаве

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Горыня, Ситек: Надломленная солидарность за мир
Ebc: повышение ставки Proc только после завершения покупки активов (приложение)