Я езжу на велосипеде, потому что: Беата Мончка

Мы спрашиваем велосипедистов, почему они так стремятся использовать два колеса.

Я еду на велосипеде, потому что: Беата Мончка

Вопрос о том, почему вы любите кататься на велосипеде, ставится рядом с другими очевидными вещами, например, почему вам нравится томатный суп, вид на мокрый луг или запах леса после дождя. Велосипед — это свобода, согласились все домочадцы. Я чуть не упал с седла от этой напыщенности, но не кивнуть им было невозможно. Только свобода от чего — продолжал я свои размышления, расстегивая цепи от вопроса о сути зацикливания и сути самой проблемы. Через несколько десятков метров у меня уже был первый ответ. Сев на велосипед, я умудряюсь выехать из так называемого обезьяний разум на тротуаре. Как человек, на которого навесили ярлык творческой личности, я допускаю, что многие из так называемых хорошие идеи приходят ко мне в движении, в том числе на велосипеде. Я редко достигаю такого приятного состояния сосредоточенности «здесь и сейчас», как за рулем. В мире, где все должно быть вчера, это роскошь, сравнимая с ленивым отдыхом на пляже в Стегне.

Во-вторых, ничто не придает мне большей движущей силы, чем независимость от расписания в моем городе, который является самой дождливой столицей Европы (и так было до Brexit). Так же ненадежны прогнозы погоды и расписания в Брюсселе, и поэтому я уже 12 лет придерживаюсь правила — лучше быть мокрой дамой своей судьбы, чем сухой массовкой в ​​фильме «Не дожидаясь шестьдесят четыре» . В Брюсселе я скучаю по варшавским велосипедным дорожкам, а вот Фландрия во главе с бельгийским побережьем — настоящий рай для велосипедистов, или, как нас называют в Польше, — левых. Лично я не буду уходить из этого списка, это пустая трата времени, лучше открыть для себя новый маршрут или сыграть в какой-нибудь левый фильм — например классические «Похитители велосипедов» Витторио Де Сики.

И раз прозвучало это название — после многих лет умственных тренировок, велосипед для меня сегодня — это еще и свобода от отстраненности. Ведь первое правило велосипедного стоицизма (фатализма?) гласит: нет такого крепления, которое не смогли бы одолеть натренированные велосипедокрадские руки.

Другое дело, конечно же, экология. Из-за того, что я работаю за границей, никакие километры в городе не смоют грех создания большого углеродного следа, но велосипед на удивление положительно влияет на безотходность в моем холодильнике. Я скорее съем камеру, чем тыкву, купленную на ферме Майлертов, провезенную в корзине по любимой грузовиками Марывильской, или мяту с рынка на Гар-дю-Миди (мол, всего 4 км пройти, но Брюссель намного более холмистой, чем Варшава) оказался бы в корзине.

И в конце извилистого изложения, не спасаясь от свободы, я сойду с велосипеда, сяду рядом с идиотом, которого встречаю и признаться — для меня это что-то ностальгическое и романтическое в велоспорте. Вероятно, это осложнение после ранения пером Анджея Бобковского, первого велосипедиста среди польских писателей. В его «Зарисовках» вы найдете одну из самых красивых любовных сцен, написанных на польском языке. Только не листайте ярлыки, надо терпеливо добираться до него. Конечно, на велосипеде.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Я езжу на велосипеде, потому что: Беата Мончка
Дальнейшие проблемы с утилизацией бывшего предприятия Uss