Я езжу на велосипеде, потому что: Пшемыслав Малиновский, Матеуш Павляк, Казик Гроблевски

Мы спрашиваем велосипедистов, почему они так стремятся использовать два колеса.

 Я еду на велосипеде, потому что: Пшемыслав Малиновский, Матеуш Павляк, Казик Гроблевски

Пшемыслав Малиновский, редактор rp.pl

 Я катаюсь на велосипеде, потому что: Пшемыслав Малиновский, Матеуш Павляк, Казик Гроблевски

архив

Сколько себя помню, велосипеды были в моей семье. Первые километры я преодолел вместе с дедушкой, когда мы поехали на его ферму в сельской местности. Позже велосипед оказался незаменимым, если вы хотели оставаться на связи со школьными друзьями в моем родном Сулейовке. Отсутствие интернета и мобильных телефонов (младшие читатели могут не помнить) означало, что только переезжая из дома в дом, мы могли организовывать наши выходные вместе. После переезда в Варшаву лучшим видом транспорта оказались два колеса. Они позволяли путешествовать дешевле и эффективнее, чем на общественном транспорте или на машине. Пока еще не идеально, потому что велосипедных дорожек всегда не хватает, но ситуация движется в правильном направлении.

Настоящая радость от вождения приходит, когда мы выезжаем из города, и Польша идеально подходит для этого. С моей точки зрения, жителя Мазовии, здесь найдут дорогу как семьи с детьми, планирующие короткие поездки, так и одинокие велосипедисты, которые могут путешествовать по забытым городам и деревням. Не думаю, что ошибусь, если скажу, что прелесть путешествия на велосипеде становится популярной формой проведения свободного времени, потому что на маршрутах я проезжаю все больше и больше велосипедистов всех возрастов.

Теперь свои первые попытки начинает делать мой сын, который все чаще и чаще выбирает свои — еще четыре — колеса от автокресла, прикрепленного к моему велосипеду. Все указывает на то, что традиция велосипедов в нашей семье не погибнет.

Матеуш Павляк, редактор «Rzeczpospolita»

Я катаюсь на велосипеде, потому что: Пшемыслав Малиновский, Матеуш Павляк, Казик Гроблевски

< span class = "icon-fullscreen">

архив

Я ценю свободу превыше всего. Именно свобода устанавливает стандарты современной жизни – финансовая свобода, свобода времени, свобода местонахождения. Прежние символы статуса остались в прошлом. Дорогая машина или большой дом не дают вам финансовой свободы, самостоятельности в принятии решений о своем времени и возможности выбирать любое место. Это просто другие костыли и элементы чахоточного порабощения.

Велосипед соответствует такому мышлению. Это дает прекрасное ощущение свободы передвижения, особенно в городе. Живя за городом, в чем-то приходится признать, что у машины есть преимущество, и я не ставлю это под сомнение. Однако, мчась по улицам города, удивляюсь, как можно иметь столько самоотверженности и решимости стоять в пробках километрами на своей машине, бороться с поиском парковочного места. К сожалению, менять приходится не только определенный менталитет, но и все еще очень бедную велосипедную инфраструктуру, которая отдает безусловный приоритет автомобилям. Инфраструктура, которая вводит водителей в заблуждение бредом комфорта, загоняя их в ловушку автомобильного каторжного труда.

Не буду останавливаться на других преимуществах велосипеда и его преимуществах перед автомобилем. Финансовые, медицинские и экологические бесспорны. Редко, однако, этот психологический аспект дается велосипедистам двумя кругами: давайте будем свободными людьми. Выбираем велосипед!

Казик Гроблевски, секретарь редакции «Речи Посполитой»

 Я катаюсь на велосипеде, потому что: Пшемыслав Малиновский, Матеуш Павляк, Казик Гроблевски

архив

Велосипед всегда вызывал у меня эмоции. Первую — цвета металлической вишни, с динамо, без шестеренок — мне подарили на первое причастие. Я повел его на ближайший холм и попытался скатиться вниз. Вначале под раму, потому что велосипед был куплен слишком много. Один раз не выкинул. Папа научил меня клеить резинки, натягивать цепь, центрировать колеса.

Этого причастия мне хватило до окончания начальной школы. Я взрослел, а он старел. С тех пор, как я покрасил его в коричневый цвет масляной краской, он перестал так красиво сиять.

После этого у меня больше не было велосипеда, и я больше не любил велосипедистов. Они наехали на меня, когда я шел в редакцию, не обращая внимания на пешеходные дорожки. Еще полтора года назад я заглянул в магазин на кольцевой развязке Вятрачна. И вот он стоял. Черный, большой, самый красивый из всех, что я когда-либо видел.

Перемещаюсь везде по нему. Я не люблю останавливаться за рулем. С детства у меня была предосудительная привычка носить кого-то на плече. Каждое утро я отвожу Ханю в школу.

На велосипеде плохо соображаешь. Я не включаю подкасты или музыку, я просто еду. Я оглядываюсь, слушаю город. Мне нравится не торопиться. И каждый раз, когда я поднимаюсь на Тамку в Свентокшиску, я превращаюсь в супергероя.

Пока еду, чувствую запах скошенной травы, замечаю, что цветут липы, вижу много счастливые люди в кафе, на прогулках и — конечно же — на велосипедах.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Я езжу на велосипеде, потому что: Пшемыслав Малиновский, Матеуш Павляк, Казик Гроблевски
Суски: Польша означает Уголь. Политика ЕС, продиктованная Германией, приведет к катастрофе