Ян Мачеевский: репарации и рассказы

Столкнувшись с точно подсчитанными масштабами потерь, которые мы понесли в результате Второй мировой войны, трудно не задаться вопросом: неужели не было другого выхода?

 Ян Мацеевский: Репарации и рассказы

< p class="t - 20 bp-2 md:bp-3">Немецкая брандкоманда подожгла многоквартирный дом в Варшаве

Поднятие вопроса о военных репарациях, которые Германия заплатит Польше, все еще может вызвать у правителей серьезную заминку. И я не имею в виду никаких последствий в международной политике, ухудшение и без того практически не ухудшающихся отношений между нашим правительством и Германией. В этом вопросе я нахожу очень заслуживающим доверия мнение, которое когда-то поделился со мной человек, хорошо разбирающийся в польско-германских отношениях: Берлин просто решил переждать правительство ПиС. Нельзя сделать хуже или исправить то, что находится в спящем режиме.

Если подробный подсчет издержек и потерь, понесенных Польшей во время Второй мировой войны, представляет собой реальную угрозу какому-либо «разделу», не международному, а исторической политике. Впервые военный баланс участия Польши в последнем мировом конфликте предстал в публичном обсуждении в таком масштабе и с таким социальным резонансом. И точно так же, как раз в несколько лет, обычно около 9 мая, происходит ритуальное обсуждение на тему «может ли Польша не проиграть вторую войну», такое же жесткое и бездушное перечисление фактов, которое фигурирует в отчете о понесенных военных потерях Польшей, де-факто закрывает эту дискуссию. Дело даже не в невообразимой сумме свыше 6 миллиардов злотых, а прежде всего в демографическом коллапсе. По подсчетам авторов доклада, если бы не война, численность поляков в 1950 г. была бы выше более чем на 13 миллионов человек.

Все цифры и оценки, собранные в отчете, до сих пор использовались скорее историческими ревизионистами, которые подвергают сомнению нарратив о не- альтернативное положение Польши, о стратегии, принятой с летних каникул 1939 года, как о единственно разумной и возможной политике, которую наша страна могла вести в то время. Столкнувшись с точно подсчитанными масштабами потерь, которые мы понесли в результате этой политики, трудно не задаться вопросом: неужели другого выхода не было? Неужели жертва, которую мы принесли, должна была быть такой заоблачной? Ответить на них утвердительно значило бы согласиться с жестоким историческим фатализмом. Тем не менее, этот вопрос стоит задать. Ибо в политике редко бывают абсолютно безальтернативные ситуации. О чем всегда стоит помнить, особенно в наше время.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Ян Мачеевский: репарации и рассказы
Ирина Казьмина
Ирина Казьмина — видео реалити