Януш Янковяк: Чуда не будет

Только один рассказ о состоянии государственных финансов в Польше верен. Дорога, по которой мы идем, ведет к катастрофе. Найдутся ли политики, которые наконец это поймут? ?t = кадрирование: 4000:2481: новое: 0:92, изменение размера: заливка: 948:592, увеличение: 1 1x, https://i.gremicdn.pl/image/free/f7b0cb6466d5986360ef646ad88c633a/?t = кадрирование: 4000 : 2481: новый: 0:92, размер: заливка: 1896:1184, увеличение: 1 2x»>

 Януш Янковяк: чуда не будет

< p class = "articleBodyBlock article - параграф" id = "block-id-j8S_Kzv3hr">В то же время есть две истории о состоянии государственных финансов в Польше. Есть официальная, где все ок, а то и лучше, о чем свидетельствуют очередные отчеты с бюджетного фронта. А есть эксперт, в котором происходит неприятное приближение к реальности и освещается приближающаяся стена.

Выигрышное повествование

Краткая картина «победного нарратива» выглядит примерно так: государственный бюджет после апреля зафиксировал профицит в размере 9,2 млрд злотых, после того как в марте он закрылся с дефицитом в 300 млн злотых; налоговые поступления были выше на 14,2 процента. р./р. После мартовских поступлений в размере 11,1 млрд злотых поступления от НДС в апреле составили 20,6 млрд злотых. Несмотря на периодическое снижение ставок НДС, общие доходы от косвенных налогов за первые четыре месяца года составили 13,8%. выше р./р; после символического дохода от НДФЛ в размере 800 млн злотых в марте, в апреле они достигли суммы 9,2 млрд злотых; расходы бюджета в январе-апреле были на 15,2 процента. выше, чем в прошлом году. Однако рост в основном был обусловлен увеличением дотаций в Фонд социального страхования, выплатой страховых пособий и приобретением «стратегических резервов».

Естественно, информация об исполнении государственного бюджета не является надежной для оценки состояния государственных финансов в Польше. Но если их полить правильным соусом, они производят хорошее впечатление. Достаточно для многих избирателей.

Рассказ эксперта

Но остается загадкой, какого черта состояние государственных финансов кажется идеальным и многим профессиональным экономистам? Это невозможно понять.

Ведь этот экспертный нарратив выглядит принципиально иначе, чем различные пропагиты. Растущая часть государственных расходов по-прежнему размещается вне государственного бюджета. Растущие доходы в значительной степени являются результатом инфляционного налога и раскручивающейся спирали цен и заработной платы. Снижение доли государственного долга по отношению к ВВП является результатом не ужесточения налогово-бюджетной политики, а вызванного инфляцией роста номинального ВВП.

Давайте на мгновение посмотрим правде в глаза. На конец марта резерв ликвидных средств на счетах бюджета составлял около 95 млрд злотых. Много, верно? Но этот резерв с каждым месяцем становится меньше. С начала года он уже уменьшился примерно на 25 млрд злотых, а на рубеже августа/сентября 2021 года достиг рекордных 180 млрд злотых. Так за полгода правительство израсходовало половину ликвидных резервов бюджета.

Закон о бюджете определил общие потребности в заимствованиях на этот год в размере 222 миллиардов злотых, а чистое финансирование в размере около 58 миллиардов злотых. К маю потребности в заемных средствах были удовлетворены примерно на 66 процентов. Только то, что после новых, ранее незапланированных расходов, они теперь значительно увеличатся по сравнению с прогнозами. Иными словами: вам и так приходилось много занимать, а сейчас — в гораздо худших рыночных условиях — вам придется занимать дороже и даже больше.

Чего еще нет по непонятным причинам в официально обязывающем, одобренном парламентским большинством и подписанном президентом рукописью законе о бюджете на этот год? Ну нет: два «антиинфляционных щита», стоимость которых в их эксплуатации до июля оценивалась примерно в 34 млрд злотых, а после продления временных налоговых льгот на следующих 2–3-месячных этапах этот стоимость почти снизится к концу года удвоится выплаты так называемого четырнадцатая пенсия, стоимость которой оценивается в 11,4 млрд злотых; увеличение расходов на оборону после принятия нового закона. Предварительная оценка здесь указывает на сумму не менее 60-90 миллиардов злотых в течение следующих двух лет.

Большая часть этих расходов, разумеется, будет размещена вне госбюджета в старом и — подобно фонду поддержки вооруженных сил — новом. За исключением того, что БГК или ПФР должны получить финансирование, как и бюджет, на рынке. Финансирование, как мы уже знаем, будет дороже.

Возможная дальнейшая покупка долга на вторичном рынке со стороны НБП была бы совершенно необъяснимым действием и противоречила бы денежно-кредитной политике, которая пытается вывести как можно больше денег со сверхликвидного рынка за счет повышения процентной ставки. Поэтому такое действие вообще не должно быть вариантом. Удивляют неясные заявления председателя НБП по этому поводу.

Хотя размещение государственного долга в фондах не обременяет государственный бюджет, оно не имеет значения для фактической оценки государственных финансов, проводимой Евростатом. Таким образом, нам грозит дальнейшее увеличение разрыва между оценочной суммой долга во внутреннем и внешнем выражении. И он уже огромен, потому что через мгновение приблизится к 300 миллиардам злотых.

Положение самого государственного бюджета будет отягощено дефицитом доходов. Потеря дохода связана с налоговыми изменениями, навязанными правительством под лозунгом «восстановления польского порядка». Бюджет должен составлять около 15 миллиардов злотых в год.

Инфляция экономит бюджет

Спасением для бюджета — что касается отношения долга к ВВП — в этой ситуации, очевидно, является высокая инфляция, которая улучшит номинальные значения.

Однако бюджет, увеличенный инфляцией, не должен быть поводом для гордости любого правительства. Налоговые поступления в этом году были оценены Министерством финансов в Законе о бюджете, исходя из среднегодовой инфляции в 3,3%. ИПЦ составит в среднем 12-13 процентов в год.

Увеличение доходности облигаций после повышения процентной ставки NBP означает значительный скачок стоимости финансирования с ок. ВВП (26-28 миллиардов злотых) даже примерно на 3% ВВП, т.е. до размера, считающегося пределом безопасности.

При сильном насыщении отечественных финансовых учреждений казначейскими ценными бумагами — а за последние два года стоимость ТС в портфелях отечественных финансовых учреждений увеличилась примерно на 140 млрд злотых, достигнув в конце марта 456 млрд злотых — и падение цен на облигации, правительство должно рассмотреть вопрос о выпуске долговых обязательств, номинированных в иностранной валюте. При текущей рыночной ситуации и снижающейся в течение многих лет доле нерезидентов в финансировании (со 158 млрд злотых в 2020 г. до 127 млрд злотых в феврале 2022 г.) размещение новых долговых обязательств как на внутреннем, так и на внешнем рынках потребует значительного увеличения затраты (более низкие цены и более высокая рентабельность) и большой объем работы с инвесторами.

Ни для кого больше не должно быть секретом, что наша налогово-бюджетная политика остается чрезмерно экспансивной, из-за чего центральному банку трудно контролировать инфляционные ожидания, нарушая комплекс мер политики. Налоговая политика совершенно иррациональна. Шаткая, хаотичная налоговая система по-прежнему дискриминирует сбережения и отдает предпочтение высоким налогам на труд, а не высоким налогам на потребление.

Архаичное налогообложение прироста капитала снижает склонность к сбережениям, а снижение налогов поддерживает текущее потребление. В результате норма частных сбережений остается низкой, а вместо государственных сбережений мы имеем фрустрацию в виде перманентного дефицита сектора государственных финансов (СГФ) даже на уровне 7-8%. Рост ВВП.

Объявленный выпуск сверхинфляционных розничных облигаций не увеличит частные сбережения, так как они будут переведены из инвестиций в государственные облигации. Правительство потратит средства, полученные от эмиссии, немедленно.

Для целей заимствования выпуск таких облигаций безразличен. С макроэкономической точки зрения это означает лишь еще один источник финансирования дополнительно созданного общественного спроса. Розничные облигации, индексированные на инфляцию, выгодны как их покупателям-физлицам, так и вкладчикам банков, поскольку представляют собой импульс к повышению процентных ставок по депозитам. Однако выпуск облигаций не собирает избыточную ликвидность с рынка, а лишь перераспределяет ее от банков к государству, что является проинфляционным мероприятием.

Архаичный, дифференцированный по форме активов налог, введенный много лет назад для финансовых учреждений, повышает стоимость кредита, переводя ликвидность сектора в безналоговые государственные облигации. Их, в свою очередь, необходимо перевести в HTM-портфели, чтобы не повлечь за собой убытков банка при постоянном росте процентных ставок. Это снижает ликвидность вторичного рынка, который и так находится в тени ЦБ, что само по себе абсурдно, учитывая циклически повышенные процентные ставки и неясный статус средств рефинансирования НБП из срочных ТС, которые банк имеет на балансе лист.

Государственные финансы разрушают устойчивость экономики

Налоговая система, исправленная и рассматриваемая как электоральное оружие, поддерживает финансирование государственного долга за счет финансирования реальной экономики, финансирование потребления за счет инвестиций, способствует росту наблюдаемого ВВП за счет потенциального роста, и повышение процентных ставок снижает ликвидность (в соответствии со стимулами, адресованными финансовому сектору) в ТС.

Для полноты этой картины следует добавить, что в такой ситуации чем-то непонятным являются объявления о начинаниях, которыми щеголяет на своих съездах крупнейшая оппозиционная партия «Гражданская платформа». В конце концов, PO — и это правильно — критично относится к налогово-бюджетной политике правительства.

Зачем тогда коктейль из взрывоопасных предвыборных предложений, представленных ПО в виде: заморозки кредитных платежей на уровне с декабря 2021 года; гарантии реального уровня сбережений до 50 тыс. злотый; преобразование ПКП в государственное учреждение; обременение воеводских самоуправлений расходами на содержание местного железнодорожного сообщения; запускать не менее десяти автобусов/поездов в день от каждого сельсовета; создание для начала местного транспортного фонда в размере 3 млрд злотых; финансировать дешевые семейные билеты на транспорт; наскребать 30 миллиардов злотых в год на повышение зарплат в бюджете? Откуда такие представления о популистских торгах как предвыборном орудии?

Только одно повествование о состоянии государственных финансов в Польше верно. Дорога, по которой мы идем, ведет к катастрофе. Найдутся ли политики, которые, наконец, поймут это и перестанут метаться по этому пути, надеясь, что как-нибудь так и будет?

Автор — главный экономист Польского делового совета, двукратный победитель конкурса Национального банка Польши и «Речи Посполитой» за лучшего макроэкономического аналитика года

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа