Ида Латковска: Для меня было слишком поздно для лазерной хирургии

Моя болезнь началась неожиданно. Ничего не болит. Появилась простая охриплость.

Ида Латковска: Для меня это было слишком плохо для лазерной хирургии

Ида Латковска, пациент

Однако через несколько недель у меня сложилось впечатление, что я говорю все тише. Врач прописал мне антибиотик, потом еще один, потом еще. Он подозревал ларингит, потом решил, что это может быть беременность, а мне тогда было семь месяцев. В конце концов я нашел фониатра. После эндоскопического исследования он направил меня в больницу в отделение ЛОР для взятия проб. Но заведующая больницей сказала, что это, наверное, шутка: лечь в палату во время беременности. По ее мнению, это отстраняло меня от любой диагностики. Сказала прийти после рождения ребенка, а лучше после окончания кормления. Она решила, что когда я рожу, наверное, все вернется на круги своя. Но тишина осталась. Итак, по собственной просьбе мне сделали компьютерную томографию шеи, и в описании был указан диагноз ранней стадии рака.

Затем вырезки были взяты. А через три недели главврач сказал, что у всех образцов диагностирован плоскоклеточный рак гортани. С момента моего первого визита в больницу прошло несколько месяцев, прежде чем я оказался в Нижнесилезском онкологическом центре. В то время я был уже на третьей стадии болезни.

-S4mFW7-V3t»>Если бы меня госпитализировали в клинику на первом, максимум втором этапе, процедуру можно было бы провести лазером, без анестезии и анестезии, потому что изменений было бы меньше. Для меня было слишком поздно. Я также был на консультации в Познани, к профессору Войцеху Голусиньскому. И именно он решил, что раз мне всего 30 лет, то я должна стараться сохранить свой голос. Поэтому было принято решение использовать щадящее лечение, т.е. гибрид лучевой и химиотерапии. После осмотра результаты оказались хорошими.

Однако через два с половиной года, во время очередной проверки, профессора что-то потревожило, поэтому они еще раз просмотрели вырезки, и это оказалось, что есть, чтобы возобновить. Обсуждения тогда не было — мне было предложено полностью удалить гортань.

С тех пор я каждый день чему-то учусь. Было очень тяжело первые полгода. Я не мог привыкнуть к дыханию через канюлю, несколько месяцев пользовался ингалятором, задыхался и кашлял. Говорить не о чем. Когда я была дома с дочерью после операции, мы выучили «нашу речь» — псевдошепот. Она научилась читать по моим губам, когда ей было четыре года, и я думаю, что она была единственным человеком, который понимал, что я говорю, она стала моим переводчиком. Только через год, когда все анатомические проблемы были преодолены, я научился говорить коммуникативно.

-3CAOr2Fa8H «> Теперь я знаю, что беременность не была противопоказанием для постановки диагноза. В медицинских учебниках этот тип рака описывается как состояние, поражающее мужчин в возрасте пятидесяти лет, которые много курили. Таким образом, молодая беременная женщина, а не инфицирована ВПЧ, некурящая, она не могла на самом деле заболеть. И все же…

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Ида Латковска: Для меня было слишком поздно для лазерной хирургии
Президент Всемирного банка: Агрессия России против Украины — это катастрофа для мировой экономики