Иренеуш Кржеминский: Смоленская тревога

Осознание невыполненных обещаний во время правления ПО укрепило электорат несбывшихся чаяний.

 Иренеуш Кржеминский: Смоленский будильник

Я хотел озаглавить этот текст только словом «тревога». Однако дополнение показалось мне важным, потому что не все, похоже, замечают важность разоблаченной лжи о Смоленской катастрофе как теракта. Сегодня я слушал нескольких молодых комментаторов по телевидению, которые транслировали отличный документальный фильм Павла Сверчека о механизме лжи и политических манипуляций в беспрецедентных для Польши масштабах, вероятно, также коммунистических. И не нашли в случившемся самого главного, т.е. лжи и манипулирования обществом. Когда разъяренный исполнитель этой невероятной манипуляции закричал о агентах Путина, он, по сути, разоблачил себя.

Неработающее сообщество

Ложь о «теракте» как причине крушения президентского самолета, пытавшегося приземлиться в не приспособленном к этому аэропорту Смоленска, появилась буквально через несколько часов после этой национальной трагедии. Трагедия, переживаемая в то время всеми поляками именно так: как трагедия общая, государственная и национальная. Эта скорбная национальная общность очень быстро была разрушена политическими действиями и решениями, которые не нашли поддержки у большинства скорбящих поляков.

Но очень быстро, всего через дюжину дней после похорон президента Качиньского и его жены, обвинение, первоначально сформулированное Антонием Мацеревичем, стало движущей силой политической деятельности далеко идущего значения. Поддержка правой оппозицией тезиса о нападении сопровождалась более или менее значимыми заявлениями церковников. А когда так называемый ежемесячников, план использования политических и социальных манипуляций посредством лжи о перевороте, вероятно, уже сформировался в больной голове Ярослава Качиньского.

-1BcZkuLKNE»>Так почему же так важно раскрытие того, насколько вероломно, сознательно и манипулятивно разрабатывался тезис об «убийстве» — разрабатывался в течение многих лет на государственные деньги? Прежде всего потому, что это свидетельствует о методе политического действия Ярослава Качиньского и его камарильи. И такой лжи, я думаю, мы не встретим в истории европейской демократии, но уж точно за нашей восточной границей — да. Метод такого ложного конструирования действительности, подмена соответствующих смыслов лозунгов и социальных настроений ради получения поддержки и политической выгоды — это метод Владимира Путина.

Я не хочу сказать, что ложь или отрицание правды не были и не являются чертой польской и европейской политики. Но ни одна из известных и неизвестных нам афер не принимала такой формы, такого вероломства и такого масштаба манипулирования эмоциями и социальными установками.

Защита тезиса о «перевороте» послужила, прежде всего, крайне агрессивному обвинению в адрес правящей партии и правительства Дональда Туска и новоизбранного президента Бронислава Коморовского. Политик, победивший Качиньского, погруженный в якобы (?) траур. Их — Туска и Коморовского — обвинили в государственной измене, потому что они якобы вместе с Путиным готовили теракт в Смоленске. Эта идея была изначально настолько грубой, что даже т.н. защитники креста в Краковском предместье перед Президентским дворцом часто сомневались в этом.

Церковь с PiS

Но — во-вторых — интерпретация Мацеревич и национально-католический соус, в который она была погружена, активизировали представителей Церкви, и фактически именно тогда начался процесс политической вовлеченности польских епископов и духовенства в политическую поддержку ПиС и Ярослава Качиньского. , которая и по сей день имеет значительные и драматические последствия — для общества и Церкви. Отсюда напоминание о кресте перед Президентским дворцом и его защита, несмотря на распоряжение о снятии, подписанное епископом Варшавским.

В-третьих, трактовка катастрофы как «убийства» превратила национальную трагедию в трагедию с политической виной и послужила созданию Леха Качиньского как национального героя, а его противников — как предателей. Это также было сильным стимулом обесценить Леха Валенсу, которого ранее обвиняли в сотрудничестве с СБ, а также негативно заклеймить настоящих, выдающихся героев «Солидарности» и, прежде всего, бывшего КОРа.

В-четвертых, ежемесячники стали символическими событиями, выражающими национально-католическую идеологию и конструирующими определенный тип электората. Это был электорат, который, идентифицируя себя с национально-католическим содержанием, обвинял политиков правящей партии, в конце концов, «предателей» во всех истинных и ложных ошибках. В то же время он создавал все более сплоченную общину, постоянно укреплявшуюся сменяющими друг друга этапами Смоленской лжи. Реальное ощущение невыполненных обещаний и несбывшихся чаяний за время правления П.О. и Туска укрепило ядро ​​этого идейно-эмоционального электората. Отсутствие каких-либо действий против лжи, все более назойливо провозглашаемой и «окропляемой» Церковью, не могло закончиться ничем иным, как полным поражением правящей коалиции.

Сила дурных эмоций и обид и в то же время победа манипуляции, приписывающей лагерю Качиньского чуть ли не искупительную силу, особенно эффектно проявились на президентских выборах, предшествовавших парламентским в 2015 году. Успех молодого «никто», т.е. Анджей Дуда на президентских выборах свидетельствует и по сей день, так как думаю не только о полном игнорировании выборов со стороны избирательной комиссии Гражданской платформы и президента, но и о силе поддержки лидера ПиС, стремящегося для власти. Однако ключом к этому выводу — помимо ошибок правящего лагеря — является сам факт столь удачной социальной манипуляции смоленской ложью, ибо в «переворот» стали верить люди, изначально довольно не склонные верить . В конце концов, это было не так уж и важно, ибо дело было в том, чтобы «наши» победили, а «мы» против них, а «предатели» проиграли. «Предатели», которые к тому же не оправдали своих чаяний.

Как пользоваться этим оружием

Если смотреть со стороны, то трудно не апеллировать к механизму политической лжи и манипуляций, применяемых в игре за власть сначала тем лагерем, который Путин привел к власти, а затем и самим Путиным. Нам повезло, что Качиньскому не удалось сделать то, что Орбан и вышеупомянутый Путин сделали с поразительной ловкостью: закрыть рот независимым СМИ.

Но открывшаяся истина сама по себе не сработает, что уже видно из комментариев и мнений некоторых комментаторов. Это, безусловно, станет важным элементом в размышлениях поляков о том, как относиться к ПиС и ее лидеру. Однако мне кажется, что необходима продуманная акция оппозиции во главе с «Гражданской платформой», ставшей главной жертвой смоленской лжи.

Платформе и всей оппозиции вручили невероятно сильное оружие, даже не знаю, сильнее ли оно, чем безудержное инфляция. Но все зависит от рационального, осмысленного применения этого оружия, чтобы показать своеобразие лжи и манипулирования сознанием людей, показать смоленскую ложь как метод политического действия, который не может принять даже самый маленький гражданин страны. демократическое государство, т.е. государство, которое должно считаться с мнением и мнениями граждан.

Автор — социолог, профессор гуманитарных наук Варшавского университета

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Иренеуш Кржеминский: Смоленская тревога
«Я чувствовал себя желанным клиентом». Вот лучшие банки 2022 года — победители рейтинга Golden Banker