История не топливо для войны

Я не ожидал, что моя колонка «Ложь Дмитрия Медведева» («История одной истории», 25 марта) вызовет у читателей такие сильные эмоциональные отклики.

История не топливо для войны

adobestock

Я получил много писем с комментариями, похвалами и критикой моих взглядов, высказанных в тексте. Признаюсь, я написал эту колонку в духе lex talionis: око за око и слово за слово. Поэтому предполагалось, что это будет сильный эмоциональный ответ на исключительно жестокую словесную атаку российского политика на Польшу.

Некоторые читатели упрекнули меня в том, что колонка слишком нежная. Госпожа Варвара, родившаяся до Великой Отечественной войны, указала, что слова «Катынь» в тексте не было, а я сосредоточил свое внимание на древней истории России. Ну невозможно в таком коротком материале охватить такой широкий круг вопросов, как преступления России против польского народа. Кто-то еще может спросить, почему я не упомянул о депортации поляков в Сибирь в 19-м и 20-м веках? Почему я опустил зверски подавленные восстания, варварское пленение польской молодежи царской армией, грабительскую русификацию наших предков? Надо было ведь написать и о преступнике Суворове и о заказанной им резне Праги в Варшаве, о ежедневных пытках и казнях в Цитадели, и о погромах еврейского населения, спровоцированных русскими между октябрем 1905 и 1906 гг. .class = «статьяBodyBlock — абзац» id = «id блока-jWcMv_VcbZ»>Рубрика в бумажном издании газеты имеет свой неизменный объем и не в состоянии вместить такой длинный перечень преступлений и вреда, совершенных русскими в отношении поляков. Повторение российскими политиками бреда о якобы польской «оккупации» во времена великой печали — просто жалкое проявление исторической подтасовки. Наша «оккупация» России в 1610-1612 годах ограничивалась Кремлем и двумя московскими уездами: Китайгородским и Белгородским. Бригада Жулкевского не убивала москвичей и не грабила их дома. Даже с точки зрения современных норм — она ​​вела себя безупречно.

-ULSgUonPwY»> В связи с этим двухлетним пребыванием польского экипажа в Кремле в России был создан миф об агрессивном католическом прозелитизме и вечном западном заговоре против русской культуры. Сильная идеологическая обработка внушала россиянам веру что поляки считали поляков своей землей и культурой.Эта навязчивая идея даже не стоит комментировать.

Другие читатели обвиняли меня в искажении пропорций в статье, считая все русское плохим. Это неправда: я один из любителей русской культуры, хотя до сих пор утверждаю, что история России по-особому залита кровью. Некоторых возмутила фраза «до девятнадцатого века Россия ничего не дала европейской цивилизации». Думаю, да, подчеркнув при этом, что с конца XVIII века вклад России в культуру и науку значителен.

Еще другие читатели с сожалением напомнили мне, что, критикуя русских, я обеливаю украинцев. Несколько человек с явным ожесточением отметили, что польские СМИ «истерически» поддерживали украинцев, не замечая, что на фотографиях из Украины часто видны красно-черные флаги УПА, выставленные в публичном пространстве. Те же читатели спрашивают, почему мы вдруг забываем о резне поляков на Волыни? Почему мы терпим памятники убийцам УПА в Польше? Почему мы поддерживаем страну, в которой организуются легальные уличные марши ветеранов SS-Galicien? Неужели мы забыли об особой жестокости украинских охранников в немецких лагерях смерти? В некоторых письмах поднимается даже спорная тема участия украинцев в усмирении Варшавского восстания или особой роли казаков в резне варшавского населения Праги 4 ноября 1794 г.

Поэтому я хотел бы подчеркнуть, что моя колонка была лишь четким ответом на агрессивную, антипольскую, ничем не спровоцированную словесную атаку Дмитрия Медведева на Польшу. и его истории, а не изучение отношений поляков с восточными соседями. Никто не забыл о Волыни и других преступлениях. Это рана, которая должна окончательно залечиться, хотя ее зря зачесал украинский закон от 2015 года, запрещающий критику УПА.

Однако надо помнить, что украинский народ сейчас является жертвой особой жестокости со стороны России. И именно поэтому это поколение украинцев, не отвечающее за действия своих предков, нуждается в нашей мощной моральной и материальной поддержке. История, вызывая эмоции, должна оставаться исключительно в рамках дискуссий и интеллектуальных споров, а не быть топливом, разжигающим новые военные конфликты.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
История не топливо для войны
Похороны Каролины Качоровской