Кай-Олаф Ланг: Берлин расстается с Путиным, но не с Россией

Германия не считает возможным партнерство с Россией, но может счесть переговоры с Россией необходимыми, считает Кай-Олаф Ланг, эксперт аналитического центра Wissenschaft und Politik.

Кай-Олаф Ланг: Берлин расстается с Путиным, но не с Россия

Что стояло за отказом канцлера Шольца официально прекратить действие Соглашения Россия-НАТО 1997 года? >

С одной стороны, это заявление, адресованное России: Германия хочет придерживаться правил, хотя бы теоретически, и хочет показать, что готова соблюдать договоренности. Возможно, здесь также играет роль взгляд в будущее, в послевоенный мир, в котором Германия не считает возможным партнерство с Россией, но, по крайней мере, может считать переговоры с Россией необходимыми. Однако в то же время канцлер дал понять, что Германия поддерживает укрепление восточного фланга и хотела бы активизировать участие бундесвера, например, в Литве или Словакии. Иными словами, акт Россия-НАТО трактуется как минимум гибко или будет полностью проигнорирован.

С другой стороны, такой подход может оказаться полезным внутренне: он указывает на то, что прорыв в политике в отношении России не должен означать конец германской политики соблюдения правил и диалога. В этом отношении слова Шольца призваны убедить некоторых скептиков в их собственных рядах действовать в соответствии с новой политикой безопасности.

Будет ли скорректирован прорыв в немецкой политике после окончания войны на Украине? Шольц сказал, что партнерство с Россией невозможно при Путине. А дальше?

Этот прорыв сильно «ситуативен». Его облик также будет зависеть от хода и сценария окончания войны. После окончания боевых действий политический импульс и общественная поддержка перемен могут еще больше ослабнуть. После знаменитой речи канцлера 27 февраля, положившей начало новой эре в политике безопасности Германии, энтузиазм быстро пошел на убыль. Но пока у нас есть хоть какое-то общее одобрение новой политики. Впрочем, с этим делом это может легко превратиться в своего рода усталость. Следствием могут быть, например, новые дискуссии о выделении 2 процентов. ВВП на оборону. Вне зависимости от этого Германия в НАТО обязательно будет участвовать в запланированном усилении мер солидарности на восточном фланге (в зависимости от того, что решит мадридский саммит). Но Германия будет занята выполнением этих обязательств и не будет поднимать планку еще выше.

Трудно сказать, что будет в отдаленном будущем. Однако может случиться так, что Германия не только поддержит российскую политику «сдерживания» (как это делают Польша и страны Балтии), но и помимо сдерживания и обороны сделает выбор в пользу введения элемента диалога с Россией.

Вы видите опасения в Европе, что на восстановление бундесвера будет потрачено 100 миллиардов евро и 2% денег. Сделает ли ВВП Германию военной державой?

Здесь мы имеем дело с постоянной дихотомией оценок. С одной стороны, Германию критикуют за недостаточные расходы на оборону. С другой стороны, есть подозрения из-за увеличения расходов, что является следствием недоверия к Берлину. Для некоторых политиков наихудшим сценарием было бы появление хорошо вооруженной Германии, которая была бы нерешительной и непредсказуемой с точки зрения политики безопасности.

Не похоже, что объяснение Германии, что речь идет о выполнении обязательств перед НАТО, здесь сильно изменилось. В самой Германии противники увеличения расходов на оборону часто утверждают, что увеличение военных расходов вызовет недоверие между партнерами.

Подаст ли Германия заявку на собственное ядерное оружие? Мог ли быть союз с Францией по этому поводу?

Для этого не было бы ни общественного согласия, ни политического большинства. Невозможно убедить страну, испытывающую трудности с развитием обычного военного потенциала и находящуюся в состоянии огромного страха перед ядерной эскалацией. Отход от ядерной энергии, а затем и немедленное внедрение ядерного оружия недопустимы. Только в случае ухода американского ядерного зонтика из Европы можно предположить, что Германия поддержит использование ядерного потенциала Франции либо в рамках НАТО, либо в Европе. Но это пока не на повестке дня.

Что Россия будет делать с Калининградом?

Похоже, Россия ответит сочетанием агрессивной риторики, угрожающих жестов и гибридных мер. В этот репертуар входят объявления о развертывании новых систем вооружения в Беларуси или Калининграде, военные учения и кибератаки, которые, по-видимому, уже начались. Не исключены и такие провокации, как нарушение воздушного пространства Литвы, например, гражданскими самолетами. Конечно, можно было бы рассмотреть и сценарии, связанные с транзитом, например, отказ поезда, проходящего через Литву. Однако вряд ли Россия предпримет военные действия. Это было бы очень рискованно в ситуации, когда большая часть вооруженных сил России завязана на Украине, а конфликт с Литвой — это прямое противостояние с НАТО.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Кай-Олаф Ланг: Берлин расстается с Путиным, но не с Россией
500 рабочих Nik перехвачены Pegasus? «Ложные сообщения»