Как Франция хочет усилить противоракетную оборону кораблей

Проведенные в ноябре и декабре прошлого года учения «Поларис-21» вызвали во Франции дискуссию о том, как защитить надводные части от противокорабельных ракет. Обсуждение тем более важно, что потенциальные противники, т.е. Китай и Россия, инвестируют в такие боевые мероприятия. Рассмотрены разные системы, но одно остается неизменным — французское адмиралтейство до сих пор проявляет непонятное отвращение к комплектам прямой защиты типа Phalanx и RAM.

«Поларис 21» имитировал полномасштабную, высокоинтенсивную конфликт. Масштабно моделировались сбои в спутниковой и радиосвязи, и красные «получили» противокорабельные ракеты П-800 «Оникс» и 3М-54 «Калибр». Сухопутные войска, участвовавшие в манёврах, имитировали зоны запрета доступа. В результате за первую четверть часа условного боя два фрегата были «потоплены» и еще два выведены из строя.

Один из важных вопросов, отмеченных в отчете комиссии по обороне и вооруженные силы французского парламента были ограничены возможностями кораблей Национальной морской пехоты для самообороны. Достаточно упомянуть, что рабочие лошадки ВМС Франции — фрегаты FREMM — не имеют комплектов непосредственной защиты, ни ракетных, ни артиллерийских. Дистанционно управляемые станции «Нарвал» ни в коем случае не являются заменой «Фалангам».

Как демонстрация его способности защищаться от ракетных атак 4 октября французский флот провел учения с авианосцем «Шарль де Голль» и фрегатом класса «Горизонт» «Шевалье Поль». Опять же, на учениях моделировались действия в условиях сильного противодействия противника. Один компонент должен был создавать помехи радару управления огнем фрегата.

Оба корабля должны были эффективно поражать цели, имитирующие объекты, движущиеся с большой скоростью. На этом информация заканчивается, но можно предположить, что речь шла о противокорабельных или гиперзвуковых ракетах. Шевалье Поль использовал ракеты Aster 30, а Шарль де Голль — Aster 15. Однако в обоих случаях мы имеем дело, соответственно, со средней и малой дальностью действия. Оружие последней инстанции, когда Астер выходит из строя, если его не было, то нет.

Если не «Фаланга», то что?

Командование морской пехоты никогда не было поклонником комплектов прямой защиты. Даже сейчас во французском дискурсе редко появляются требования установить такие системы. Однако остро стоит вопрос защиты кораблей от противоракет. Это касается не только России, но и Китая. Париж активен в Тихоокеанском регионе, где Пекин вкладывает значительные средства в создание зон A2/AD. Новую угрозу представляют также российские и китайские гиперзвуковые ракеты.

Одним из аргументов против прямых установок является бурное развитие лазерных систем и СВЧ-оружия. Они рассматриваются как более перспективные меры, более дешевые в применении и позволяющие создавать многоуровневые системы защиты, а также позволяющие бороться с воздушными и надводными беспилотниками. Однако явно просматривается отвращение к системам жесткого поражения и предпочтение системам мягкого поражения.

Большой интерес представляют системы радиоэлектронной борьбы, которые должны нарушать работу систем наведения ракет противника. Однако каждая палка имеет два конца. Количество электронных устройств на борту кораблей растет и, как признают сами французы, системам РЭБ придется быть осторожными, чтобы не мешать работе радаров и других датчиков на собственных судах.

Отсюда Marine Nationale уделяет большое внимание ловушкам. В октябре 2016 года американские корабли должны были успешно использовать ложные цели «Нулк» у берегов Йемена против противокорабельных ракет хуситов иранского или китайского производства. В свою очередь, система MASS (Multi Ammunition Softkill System), раскрытая в 2018 году компанией Rheinmetall, использует ложные цели из фольги, отражающей луч радара, падающий на парашют. Залп из двенадцати таких объектов способен хотя бы на минуту перекрыть радиолокационное эхо среднего корабля.

Французы также усиленно работают над новыми решениями. В 2020 году Lacroix Defense представила демонстратор VESTA (Versatile EW Self-Protection Tactic on board беспилотный летательный аппарат). Решение нестандартное, устройства постановки помех установлены на борту дрона. Дальнейшая разработка ведется в сотрудничестве с Naval Group и Thales.

Сэм Фалес тоже не сидит сложа руки. Компания продолжает работу над решениями, разработанными в рамках завершившейся в 2016 году программы Accolade, целью которой была разработка ложных целей для Национальной морской пехоты и Королевского флота Великобритании. В настоящее время Thales хочет адаптировать свои приманки к различным требованиям французских и британских военно-морских сил, а также думает о контрактах с другими странами НАТО. Среди потенциальных кандидатов Канада, Италия, Греция и Польша.

Safran, еще один магнат французской оружейной промышленности, тоже не сидит сложа руки. Компания работает над NGDS (система Dagaie нового поколения). По заверениям производителя, система должна работать по двум осям и использовать целый ряд ложных целей ближнего, среднего и дальнего действия, излучающих помехи в инфракрасном, электромагнитном и даже акустическом спектре. Это необходимо для обеспечения возможности борьбы не только с ПКР, но и с другими системами управляемого вооружения. Еще одним преимуществом NGDS является программное обеспечение для моделирования, которое позволяет адаптировать систему к конкретным потребностям пользователя.

См. также: Отправятся ли двадцать пять Гроулеров на кладбище в пустыне?

ВМС США/Специалист по массовым коммуникациям 2-го класса Элесия К. Паттен

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Как Франция хочет усилить противоракетную оборону кораблей
Инфляция все еще бушует. Цены на крылатую птицу