Камиль Сикора: Бесконечная игра репараций

Уже несколько лет ПиС заявляла, что обратится к Германии с требованием возмещения военных потерь. И ничего не делает.

Камиль Сикора: бесконечная игра репараций

Руины Варшавы после окончания Великой Отечественной войны

Тема военных репараций появляется в заявлениях представителей «Объединенных правых» с 2015 года. На седьмом году безраздельного царствования лагеря «доброй сдачи» до сих пор нет ни отчета, ни репараций. И не будет, потому что правительственная коалиция не заботится о том, чтобы «довести тему» до конца. Речь идет о сохранении эмоций у электората.

Избирательная кампания в самом разгаре. По этому поводу лидеры партии «Право и справедливость» во главе с президентом ПиС Ярославом Качиньским и премьер-министром Матеушем Моравецким разбрасываются дополнительными предвыборными «обещаниями». Интересно, что они очень похожи на те, что складывались в 2015 и 2019 годах. В конце концов, политика «Объединенных правых» ясно показывает, что дело не в том, чтобы поймать зайчика. Таким образом, в общественные дебаты регулярно вбрасываются темы, в которых власть что-то делает годами, а эффекта не видно. И в этом все дело.

Что насчет отчета?

Примером такого импосибилизма является вопрос о военных репарациях. Каждые несколько недель, годами мы слышим в СМИ, что дело уже дорабатывается, но… ну, эти заверения мы слышим годами.

-gZmTXm9K9O «>Сеймом 8-го созыва была создана Парламентская группа по оценке суммы возмещения, причитающегося Польше от Германии за ущерб, причиненный во время Второй мировой войны. Команду возглавил депутат от ПиС Аркадиуш Муларчик. Команда не была назначена на текущий срок полномочий. Почему? Кто-то скажет, что, наверное, потому, что был подготовлен отчет о военных репарациях — подсчитаны потери, понесенные Польшей в результате Второй мировой войны Германией. Сумма? В марте 2018 года в интервью Польскому агентству печати Муларчик заявил, что «речь идет о сумме в 850 миллиардов долларов». Мы не знаем, является ли это окончательной суммой, так как отчет еще не опубликован, хотя он уже готов.

Деятельность самой команды охватывает период с марта 2018 года по май 2019 года – 15 встреч. За это время команда ознакомилась с анализами и презентациями, в том числе доктор Павел Поньско из Варшавской школы экономики, проф. Мирослава Клуска из Лодзинского университета, др. Конрадом Внеком из Ягеллонского университета или с материалами, подготовленными сотрудниками IPN, но и с жертвами, например с Виничушем Натоневским, который «пятилетним мальчиком пережил усмирение немцами родного села. Однако он получил обширные ожоги всего тела (немцы сожгли его дом, в котором он скрывался). Спустя годы он потребовал от правительства Германии компенсацию за физические и душевные страдания, которые он перенес во время Второй мировой войны. Верховный суд отказал ему в предоставлении компенсации, мотивируя это тем, что на современном этапе развития международного публичного права германское государство пользуется иммунитетом от юрисдикции по делам о деликтных правонарушениях, совершенных немецкими вооруженными силами во время Второй мировой войны в Польше».

Согласно официальной информации, доклад, который был подготовлен, но еще не опубликован, в настоящее время переводится на «несколько языков» (премьер-министр Моравецкий), «английский и немецкий» (депутат Муларчик). Перевод идет уже несколько лет.

Зачем этот институт?

Коллектив, как было сказано, после 2019 года не продолжается, но политика не любит вакуума, поэтому в декабре 2021 года Институт военных потерь им. Ян Карски. Институт возглавляет проф. Богдан Мусял — историк, ранее связанный с UKSW, член Совета Музея Второй мировой войны в Гданьске.

Июль 2022 года. Теоретически институт работает, но деятельность, указанная в уставе, впечатляет:

  1. инициирование и проведение научных исследований, направленных на всестороннее определение и описание последствий Второй мировой войны для Республики Польша, а также для Центральной и Восточной Европы;
  2. инициирование международного сотрудничества в области исследования последствий Второй мировой войны;
  3. ведение просветительской и популяризаторской деятельности в стране и за рубежом;
  4. инициирование научных мероприятий для привлечения научных кругов, занимающихся исследованиями последствий Второй мировой войны в Польше и за рубежом;
  5. инициирование международного сотрудничества в области распространения знаний о тоталитарной природе нацизма и коммунизма;
  6. ведение издательской и документальной деятельности;
  7. распространение знаний о деятельности Института в польском обществе.

Кто-то, недовольный действующей властью, может спросить, не ведет ли подобная деятельность Институт национальной памяти или Институт Пилецкого (бывший Центр исследований тоталитаризма) был создан также во время правления ПиС? Дело не в том, что такие действия не нужны, проблема в том, что ПиС любит создавать институты, хотя этот круг обязанностей легко мог бы выполняться уже существующими подразделениями.

«Создан Совет Института военных потерь; состоит из 13 человек, включая представителей президента, маршала сейма, министерства иностранных дел и министерства культуры и национального наследия. Институт скоро заработает: он продолжит исследования военных потерь в Польше, сказал депутат Муларчик в интервью PAP. Где подвох?

Нет решения

Возможно, правда в другом. Поскольку отчет команды депутата Муларчика был оценен премьер-министром Моравецким в конце 2021 года, что мешает вступить на формальный путь с Федеративной Республикой Германия и бороться за то, что мы заслуживаем? Представители лагеря «Объединенных правых» утверждают, что следующие этапы борьбы за репарации продиктованы «политическими решениями». Но поскольку это такая важная тема, политическое решение должно было быть принято давно. Независимо от того, являются ли репарации открытым вопросом.

Темы, в которых правительство что-то делает годами, но эффекта не видно

У меня сложилось впечатление, что репарации чем-то напоминают недавнюю годовщину кровавого воскресенья, о котором писал Петр Кащишин из Ягеллонского клуба. Множество прекрасных слов, жестов, эмоций и красивых картинок не заставят забыть нерешенные вопросы Волынской резни. То же самое и с репарациями: я держу пари (это может быть сливовица Лонк), что репараций не будет.

Как и многие решения проблем, о которых политики ПиС говорят с 2015 года. И если они выиграют в 2023 году, у них будет еще четыре года, чтобы говорить впустую. ПиС вышла на выборы под лозунгом «борьбы с импосибилизмом». После почти семи лет правления он стал бесспорным лидером импосибилизма.

Камиль Сикора

Автор — политолог и публицист

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Камиль Сикора: Бесконечная игра репараций
Вы внесли изменения в яму? Государственная система не будет принимать декларации автоматически