Камиль Сикора: Границы свободы слова

Почему сегодня так мало интересуются предметной дискуссией?

 Камиль Сикора: Пределы свободы слова

Камиль Сикора

В субботу, 1 октября, старейший университет Польши открыл 659-й учебный год. Мое внимание привлекли слова ректора Ягеллонского университета проф. Яцек Попель: «В день открытия учебного года я обращаюсь к сотрудникам, студентам, докторантам, а также нашим выпускникам – не забывайте отвечать за свое слово».

Эти слова были сказаны не просто так – в последние месяцы Ягеллонский университет стал предметом нескольких бурь в СМИ, а также из-за слов, брошенных в СМИ студентами, докторантами, сотрудниками и выпускниками. В более широком смысле: наша публичная дискуссия уже давно (боюсь написать «навсегда») подобна гоббсовскому естественному состоянию — борьбе всех против всех, где допускаются все уловки и в основе действий лежит эгоизм.

На поля

Свобода слова, закрепленная в польской конституции или в Хартии основных прав, гарантирует нам свободу выражения мнений и право иметь взгляды, в том числе те, которые для большинства общества остаются на обочине публичных дебатов («Земля плоский», «прививки вызывают аутизм», «инцест — это нормально»). Проблема не в том, что кто-то имеет крайние политические взгляды (хотя их восприятие зависит от взглядов реципиента), а в том, что они пытаются надеть намордник на неразумных. Этот почти тоталитарный образ мышления неверен, и цензура слов и взглядов не является решением. С другой стороны, свобода слова не является ценностью, которую можно абсолютизировать — нужно учитывать, что восхваление инцеста будет подвергнуто остракизму.

К сожалению, такая прямо понятая свобода, а не только слова, ведет к вырождению и экстремизму. И как всегда есть «защитники», которые считают, что можно запретить выражение определенных взглядов. Однако цензура в этой ситуации — худшее из возможных решений, если только кому-то не близки решения от тоталитарных систем.

Рецепт прост (в отличие от цензуры, о которой некоторые мечтают): игнорировать, не давать голоса, пространства и эфира, не приглашать в СМИ, не вступать в дискуссию. В зрелом обществе такой человек — из-за собственных поступков, специфических взглядов или способа их формулировки — ставит себя на обочину. И там ее место.

Эмоциональное повествование

Призыв к ответственности за слова должен быть обращен в первую очередь к политикам, потому что именно они направляют политические дебаты. Особенно в нынешней ситуации, когда стимуляция эмоций никому не идет на пользу (то есть идет на пользу политикам, но открыто в этом не признаются).

Во время своего турне по Польше Ярослав Качиньский рассказывает – иначе это и не назовешь – сказки и глупости. Михал Плочиньский написал об этом в Rzeczpospolita, анализируя анекдот президента ПиС о кабанах и картошке. Но есть и обвинения со стороны правящей партии, например, с парламентской трибуны, выдвинутые Антонией Мацеревич: «Смоленское преступление никогда бы не произошло, если бы не политическое и организационное сотрудничество Дональда Туска, Радослава Сикорского, Богдана Клиха с Владимиром Путиным и российскими спецслужбами».

В любой крупной стране после таких обвинений у прокуратуры было бы полно дел. Но по странному стечению обстоятельств, хотя Мацеревич и Качиньский верят в смоленскую атаку, Туск, Сикорский и Клих остаются свободными людьми. Это отсутствие последовательности и связности в повествовании и действиях вызывает только жалость.

Эффективный инструмент?

Но повторимся: Туска, Мацеревича, Брауна, Корвина-Микке или Качиньского (случайное сочетание имен) интересует не правда, а эмоции, потому что они политическое топливо. В этом смысле нет предела свободе слова, потому что говорить можно все что угодно. Политиков интересует только то, какие последствия их действия, а точнее слова, вызывают в обществе. И это работает — построение соответствующего нарратива на основе эмоций — эффективный инструмент управления в политике. Однако за это легкомыслие приходится платить — инфантилизация политических дебатов.

В настоящее время никто не заинтересован в снижении температуры политических дебатов в Польше. Предметная дискуссия, холодный анализ и аргументация на основе фактов никому не интересны, потому что они не дадут того, за что борется политический класс — победы на выборах. Тем более надо взывать к политикам, СМИ, ученым — шире к участникам дискурса — об ответственности за слово.

Автор — политолог и журналист, сотрудник Ягеллонского университета

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Камиль Сикора: Границы свободы слова
ЕС принял Пятый пакет санкций. Пострадают 217 россиян и 18 компаний