Karbownik, Steinhoff: Балтийская трубка — факты и мифы

Можно заподозрить преднамеренные действия по закладыванию норвежского контракта, подготовленного правительством Ежи Бузека, в корзину на 20 лет вместе с проектом Baltic Pipe. Следствием этого стало доминирующее положение «Газпрома» на нашем рынке. ?t = кадрирование: 1129:700: новое: 396:0, изменение размера: заливка: 948:592, увеличение: 1 1x, https://i.gremicdn.pl/image/free/3396f7636526719d7e24d8e63eba959d/?t = кадрирование: 1129 :700:новое:396:0, ресайз:заливка:1896:1184,увеличение:1 2x»>

Karbownik, Steinhoff: Baltic Pipe – факты и мифы

Через несколько недель будет запущен газопровод Baltic Pipe, который соединит Польшу с Данией и, следовательно, с норвежским континентальным шельфом. Это, несомненно, успех нынешней власти, которая ликвидирует доминирующее положение российского «Газпрома» на нашем рынке. Вопрос: почему нам пришлось ждать более 20 лет, чтобы этот проект был реализован? Ведь она могла быть реализована на основе договоренностей с Данией и Норвегией от 2001 года. Именно правительство премьер-министра Ежи Бузека (1997–2001 гг.) признало, что проблема диверсификации поставок газа в Польшу является одной из важнейших. важнейшие задачи энергетической политики государства.

Уже тогда мы предполагали, что Российская Федерация относилась к поставкам энергоносителей, особенно природного газа, как к инструменту имперской внешней политики. Его поставки на доминирующий неконкурентный рынок приносят дополнительный доход. Сверхнормативный доход российского поставщика — это рента, уплачиваемая польскими получателями за отсутствие технических возможностей импортировать газ с других направлений. Поэтому мы считаем наносящим ущерб стратегическим интересам государства, что наши преемники ставят под сомнение концепцию диверсификации поставок газа в Польшу и сохраняют доминирующее положение «Газпрома» на нашем рынке.

-xcce3ci0eV «>На фоне этих событий правительства, сформированные ПиС и ПО-ПСЛ, являются положительным примером преемственности энергетической политики в этой сфере. При многих различиях между собой эти стороны последовательно реализовывали программу строительства трансграничной газотранспортной инфраструктуры: «Газопорт», «Балтийская труба», соединений с Литвой и Словакией, увеличения пропускной способности соединений с Германией. Благодаря реализации этих проектов у нас есть инфраструктура, позволяющая осуществлять необходимый импорт природного газа с других направлений, кроме России.

Оценивая эти факты, трудно удержаться от мысли, что было явной ошибкой тратить 2001–2005 годы на процесс диверсификации поставок газа и построения его конкурентного рынка. А как можно рационально использовать время, показывает хронология действий правительства Ежи Бузека по доработке договоренностей с партнерами из Норвегии и Дании.

22 февраля 2000 года Совет Министров принял «Предположения энергетической политики до 2020 года», представленные министром экономики. Они исходят из того, что безопасность поставок из-за рубежа энергоносителей, особенно газа и нефти, может быть обеспечена за счет долгосрочной диверсификации доступа к их месторождениям. PGNiG было рекомендовано предпринять шаги по увеличению поставок газа с других направлений, чем ранее, путем подключения национальной газотранспортной сети к месторождению экспортера.

3 июля 2000 г. Ежи Бузек и премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг подписали декларацию, в которой читаем: «Оба правительства принимают к сведению текущие торговые переговоры между Сторонами, направленные на поставки газа в Польшу на долгосрочной основе. контракт, предусматривающий поставки в объеме 5 млрд куб. в год, что может создать основу для строительства нового газопровода с этой целью от норвежского континентального шельфа до балтийского побережья Польши. Оба правительства приветствуют намерение подписать контракт между PGNiG и Норвежским переговорным комитетом по природному газу на закупку газа в вышеуказанных количествах к декабрю 2000 года».

Декларация открыла PGNiG путь к переговорам по контракту на покупку газа в Норвегии. Датская сторона (DONG, Dansk Olle og Naturgas A/S) присоединилась к переговорам, результатом которых стали трехсторонние переговоры о закупке газа Польшей и строительстве газопровода через Данию к нашему побережью.

Это нашло отражение в трехстороннем заявлении, подписанном в Копенгагене 3 октября 2000 г. президентами Анджеем Липкой (PGNiG), Хольгером Лавесеном (DONG) и Петером Меллбай (Statoil). В нем, в частности, говорится: «Стороны договорились приступить к созданию группы компаний для совместного изучения технических и коммерческих основ «Балтийской трубы» и потенциальной интеграции такого газопровода в будущее прямое сообщение между норвежским континентальным шельфом и Польша. Планируется, что переговоры по «Балтийской трубе» будут завершены к концу 2000 года, так что «Балтийская труба» будет введена в эксплуатацию к 1 октября 2003 года».

Нетрудно заметить, что в 2000 году были инициированы переговоры с датской и норвежской стороной о закупке Польшей газа у Датские месторождения, а затем и норвежские в Северном море оказались успешными.

Коммерческий контракт с датской компанией DONG был подписан PGNiG в июле 2001 года. Он предусматривал поставки в объеме 2 млрд куб. газа ежегодно из Дании. Они должны были начаться 1 октября 2003 года и закончиться в 2011 году. Контракт предусматривал поставку 16 млрд кубометров. за восемь лет. Контракт был подкреплен трехсторонним соглашением между Statoil, DONG и PGNiG о совместном строительстве газопровода из Дании в Польшу через Балтийское море, т.н. Балтийская труба.

Предполагалось, что это будет первый этап инвестиций, открывающий дорогу к норвежским газовым месторождениям. Результатом соглашения стала декларация премьер-министров Польши Ежи Бузека и Дании Поуля Расмуссена от 2 июля 2001 г., в которой содержалось положение: «Мы полностью поддерживаем идею соединения датской трубопроводной системы с польской системой. Baltic Pipe обеспечит поставки газа из Северного моря в Польшу и, таким образом, в остальные страны Центральной и Восточной Европы. Мы также приветствовали бы присоединение Норвегии к консорциуму Baltic Pipe».

Толчком к переговорам с норвежской стороной, т.е. между PGNiG и Норвежским переговорным комитетом GFU по природному газу (на практике: Statoil), послужила цитируемая выше совместная декларация премьер-министров Польши Ежи Бузека и Норвегии Йенса Столтенберга. Переговоры с норвежской стороной продолжались до конца июля 2001 г. Итогом стало подписание торгового соглашения между PGNiG и GFU в лице Statoil в Осло 3 сентября 2001 г. в присутствии премьер-министров Бузека и Столтенберга в присутствии премьер-министра Бузека и Столтенберга. Он предусматривал поставку 74 миллиардов кубометров. газа в 2008–2024 годах на польское побережье Балтийского моря напрямую из норвежских месторождений по трубопроводу, идущему по морскому дну, а в другой части через Данию и Балтийскую трубу на польское побережье в районе Нехоже.

Вопрос цены

Следует подчеркнуть, что согласно формулам цены на газ, заложенным в ямальском и норвежском контрактах, цены на газ в 2001–2002 гг. были очень близки. Разница была 2-3$. в пользу ямальского контрактного локомотива Lwówek Śl. и локо Нехоже.

Подписание торгового соглашения сопровождалось заявлением обоих премьер-министров. В нем, в частности, говорится: «Мы приветствуем подписание соглашения между PGNiG и ее норвежскими партнерами о долгосрочных поставках природного газа из Норвегии в Польшу. Соглашение предусматривает поставку природного газа в течение 16 лет, начиная с 2008 года. Это также будет способствовать диверсификации будущих источников поставок природного газа в Польшу в соответствии с предположениями польской энергетической политики … Это соглашение открывает путь к строительству специального газопровода от Северного моря до Польского. Такой газопровод мог бы стать элементом системы газоснабжения всего региона Балтийского моря».

Условие: Пересмотр договора Ямала

Коммерческий контракт между PGNiG и Statoil, заключенный в присутствии премьер-министров обоих правительств 3 сентября 2001 г., был одобрен 26 сентября 2001 г. Наблюдательным советом, а затем Общим собранием акционеров PGNiG. Требовалась лишь ратификация, которая должна была заключаться в уведомлении норвежской стороны до 31 декабря 2002 г. о том, что PGNiG выполнила условия для его выполнения. Важнейшим условием, которое должна была выполнить польская сторона, был пересмотр Ямальского контракта и приведение объемов газа из России к реальным потребностям польского рынка, включая поставки из Дании и Норвегии.

Следует отметить, что попытки перезаключить контракт по Ямалу предпринимались и ранее. Основанием стал отказ российской стороны от строительства второй нитки Ямальского газопровода. Эта проблема была поднята нижеподписавшимся вице-премьером, министром экономики Янушем Штейнгофом в письме от 2 октября 2000 г. на имя вице-премьера РФ Виктора Христенко. Его также тронули переговоры двух вице-премьеров в апреле 2001 года в Москве и переговоры нижеподписавшегося заместителя министра Анджея Карбовника в Москве 15 мая 2001 года с заместителем министра энергетики Устюжаниным Стефановичем.

Таким образом, норвежская сторона оставила польской стороне 15 месяцев на переговоры с российской стороной. К сожалению, это время не было использовано правительством Лешека Миллера для пересмотра Ямальского контракта, и к 31 декабря 2002 г. норвежский контракт не был ратифицирован. Почему это случилось? Польское общественное мнение очень часто информировалось о намерениях СЛД в этом вопросе, председателем которой был Лешек Миллер, посредством публичных заявлений ее лидеров и многочисленных запросов в парламенте. Владелец Bartimpex оказывал материальную и информационную поддержку этому формированию.

Поэтому трудно было питать какие-либо иллюзии относительно политической воли правительства Лешека Миллера к продолжению начатой ​​Ежи Бузеком деятельности по диверсификации поставок газа за счет закупок в Дании, а затем и в Норвегии. Отсутствие ратификации, а затем выполнения датского и норвежского контрактов сегодня — с точки зрения времени и сложной ситуации с поставками газа в Польшу — следует считать стратегической ошибкой.

Эта ошибка была исправлена ​​20 лет спустя Петром Наимским и Петром Возняком. Именно благодаря их усилиям «Балтийская труба» скоро станет реальностью. Слава им за это! Однако трудно не выразить удивления по поводу того, что оба они были отправлены в отставку, несмотря на их компетентность и эффективность.

Наконец, исходя из этих соображений, попробуем развенчать мифы о норвежском контракте и газопроводе Baltic Pipe, которые Лешек Миллер и его соратники часто выдвигали в общественном мнении. Норвежский контракт не был пропагандистским контрактом, но он был хорошо подготовлен и фактически заключен заинтересованными компаниями при поддержке правительств обеих стран. PGNiG должна была купить 5 млрд кубометров в Норвегии. газа в год, а не 8 млрд куб. Цена на норвежский газ была выше на 2-3 доллара в 2001-2002 годах. за 1000 куб.м. от ямальского газа, а не на 30 процентов.

Норвежский проект стал невозможным из-за того, что во время правления СЛД не было желания договариваться с российской стороной до конца 2002 года об условиях реализации ямальского контракта. Такое завещание появилось спустя три недели — 23 января 2003 года был подписан дополнительный протокол к Ямальскому контракту. на последующие годы объем газа из России для Польши. Лешек Миллер представляет этот протокол как успешный. Верховная Палата Контроля в июле 2004 г. в документе «Информация о результатах контроля поставок природного газа в 1998–2003 гг.» оценила его резко негативно, как содержащий решения, неблагоприятные для экономических интересов Польши.

Таким образом, условие Норвегии по торговому соглашению с PGNiG было выполнено, но с опозданием на три недели. Кейс? Я так не думаю. Можно заподозрить преднамеренную акцию по отправке норвежского контракта, подготовленного правительством Ежи Бузека, в мусорное ведро вместе с проектом Baltic Pipe на 20 лет. Следствием этого стало доминирующее положение «Газпрома» на нашем рынке со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Анджей Карбовник был заместителем министра экономики в правительстве Ежи Бузека, а Януш Штейнхофф — заместителем премьер-министра и министром экономики в том же правительстве

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Karbownik, Steinhoff: Балтийская трубка — факты и мифы
Россия выгнала японского дипломата из страны. Она обвинила его в шпионаже