Кипр — через террор к независимости

Кипр был одной из важнейших точек на карте мира времен холодной войны. Борьба, которую греческие войска вели против колониального суверенитета Великобритании, приняла форму кровавого конфликта, завершившегося обретением независимости.

Кипр – через террор к независимости

Архиепископ Макариос III, глава Греческой православной церкви на Кипре, приветствует генерала Георгиоса Гриваса, лидера кипрской партии ЭОКА. Родос, 7 октября 1959 г.

На протяжении веков Кипр был важным торговым пунктом на средиземноморском морском пути. За последнее тысячелетие народ Кипра находился под властью иностранных держав, от ассирийцев до турок-османов и британцев. Последний правил Кипром с 1878 года. Когда после Второй мировой войны мир был разделен железным занавесом, этот небольшой средиземноморский остров — благодаря своему стратегическому положению — был приоритетом для Лондона. Однако проблема заключалась в прогрессирующем процессе деколонизации и сильном стремлении киприотов-греков к объединению с Элладой.

Маленький остров, большая важность

В начале 1950-х региональная штаб-квартира SIS (британского разведывательного управления) переехала из района Суэцкого канала в столицу Кипра Никосию. В июле 1954 г. англичане также изменили штаб войск на Ближнем Востоке, который до этого располагался в Египте, а теперь переведен в кипрскую Епископию. Эти действия были связаны с потерей англичанами нескольких баз на Ближнем Востоке: в Палестине, Ираке и, прежде всего, в Египте (после Суэцкой войны 1956 г.). С тех пор Кипр стал самым важным западным складом тяжелых бомбардировщиков и ядерного оружия на карте холодной войны Ближнего Востока.

Стоит отметить, что британские радиостанции транслировали свои пропагандистские программы с Кипра, в т.ч. Голос Британии. Благодаря сильному сигналу британское сообщение достигло Ливана, Сирии, Иордании и даже Саудовской Аравии. Это была сильнейшая конкуренция для Radio Cairo.

На Кипре находилась одна из важнейших станций прослушивания SIGINT — британская служба радиоэлектронного прослушивания. Расположение станции имело чрезвычайно важное значение в связи с близостью границ СССР. По сравнению с американскими и британскими базами в Ливии на Кипре было около 1,5 тыс. человек. км ближе к советской территории. В результате дислоцированные на острове подразделения SINGT ВВС США могли вести наблюдение далеко вглубь советской территории — в районах, где проходили испытания самолетов и баллистических ракет.

Вышеупомянутые вопросы были главным приоритетом для правительств Лондона и Вашингтона в игре «Холодная война». Это не позволяло «отпустить» этот средиземноморский остров.

Против британского плена

После окончания Второй мировой войны Британская колониальная империя начала рассыпаться, как домино. Мощная волна движения за независимость привела к тому, что британцы, в частности, были вынуждены уйти в отставку. с мандатами и суверенитетом над Палестиной и Индией. На Дальнем Востоке в 1948 году вспыхнуло Малайское восстание, которое привело к провозглашению после 15 лет борьбы независимой Малайзии. Также на Кипре, население которого стало расти после окончания Второй мировой войны, ощущалось растущее недовольство британской оккупацией. Кроме того, ситуацию осложняло этническое деление острова: 80 процентов. общества составляли греки, и 20 проц. турки. Греки мечтали о союзе (энозисе) с материковой Элладой. Турки о таком решении и слышать не хотели.

Еще до начала Второй мировой войны киприоты-греки выражали свое недовольство британским правлением. В 1931 году сгорел Дом правительства в Никосии, резиденция британской администрации на Кипре. В 1950 году 96 процентов. взрослые киприоты-греки выступали за присоединение к континентальному греческому государству. Попытка трехсторонних переговоров между представителями Лондона, Афин и Анкары в начале 1950-х закончилась фиаско. Греческое правительство, вероятно, снабжало своих кипрских соотечественников оружием с 1953 года. Цель была одна: вызвать антибританское восстание и присоединение Кипра к Греции. Основной силой, превратившейся в вооруженное крыло греческих сепаратистов, стала организация ЭОКА (Национальная организация кипрских бойцов). Следуя лозунгу «Смерть предателям», ЭОКА развернула террористические акции против британских властей и турецких жителей острова. Все во имя одной цели: соединить остров с греческой родиной. С 1955 по 1956 год ЭОКА провела серию из более чем 1100 бомбовых атак. 71 британец погиб.

Епископ, генерал и террористы

Духовное руководство греческими партизанами осуществлял архиепископ Макариос III, глава Греческой православной церкви на Кипре. В свою очередь, политическим и военным лидером греков и ЭОКА был Георгиос Гривас, псевдоним. Дигенис. Этот бывший генерал греческой армии славился своей безжалостностью и жестокостью в борьбе с врагом. Во время Второй мировой войны он прославился своими резко националистическими, даже фашистскими взглядами. Он выслеживал и убивал греческих коммунистов с большим воодушевлением. Создавая ЭОКА, он опирался на структуры ИРА и сионистского Иргун. Гривас прибыл из Греции на Кипр в ноябре 1954 года и начал организовывать небольшие боевые группы ЭОКА в кипрских городах. Он четко обозначил свою цель: это должен был быть «крестовый поход за великую Грецию». Вскоре британцы объявили награду в 500 фунтов стерлингов за живого или мертвого Гриваса.

Террор с применением бомб и крестовые походы принуждения EOKA нанесли ущерб Кипру. Англичане метались в тумане, не находя отправной точки для удара по тайной организации. В таком положении дел была очень виновата колониальная администрация, которая, несмотря на давление со стороны МИ-5, выделяла на разведывательную деятельность сильно сокращенные ресурсы. Специальному отделу Кипра вместо проведения эффективного расследования пришлось действовать в качестве группы управления кризисными ситуациями в разгар террористической кампании EOKA.

В январе 1955 года англичане перехватили корабль, перевозивший оружие и взрывчатку из Афин на Кипр. Это был четкий сигнал, предвещавший активизацию деятельности ЭОКА и начало восстания. Однако англичане не смогли противостоять последующим атакам и смелым действиям партизан Гриваса. В марте ЭОКА атаковала электростанции и полицейские участки бомбами, начиненными кусками металла. В бары бросали гранаты, а взрывчатку оставляли в мешках, подвешенных к рулю велосипеда. Фельдмаршал Хардинг после вступления в должность губернатора Кипра в октябре 1955 года охарактеризовал знания, которыми обладали местные разведывательные подразделения, как «сплетни-кофе-кафе». О численности и вооружении членов ЭОКА сотрудникам Особой разведки ничего не было известно. Абсурдно, что англичане изначально даже не знали ни названия, ни структуры, ни руководства ЭОК. Они утверждали, что на острове существует таинственная организация, которую они называют «Х», и что они коммунисты. Между тем, ЭОКА была ультраправой группой и враждебно относилась к кипрской коммунистической партии (АКЕЛ). Лишь в 1956 году Особый отдел подтвердил правую ориентацию ЭОКА и доказал, что «Дигенис» — это прозвище Гриваса, а не название комитета.

Независимость вместо унификации

Британцы отреагировали на эскалацию конфликта введением в ноябре 1956 года чрезвычайного положения. На острове собралось 12 тысяч человек. солдат и 2 тыс. полицейские. Им предстояло остановить около тысячи партизан ЭОКА. По подсчетам 1958 года, на каждую семью киприотов-греков приходилось по одному солдату или полицейскому. Однако мощные силы не смогли подавить деятельность ЭОКА, когда местное население поддержало боевиков. Любой ответный удар со стороны англичан означал лишь появление в рядах ЭОКА новых партизан. В этом проявляется определенная закономерность: даже великая держава не может подавить восстание, поддержанное большинством местного населения. Достаточно указать на события во Вьетнаме, произошедшие десять лет спустя.

Самой трагической главой в борьбе между ЭОКА и англичанами стал период, известный как «черный сентябрь» 1956 года. За это время их было более 2,5 тысяч. В результате терактов погибло около 200 британцев и киприотов-турок. Британцы безуспешно выслеживали Гриваса, который ловко избегал засад. У него была очень разветвленная шпионская сеть, в т.ч. среди полицейских и священнослужителей.

1957 и 1958 годы ознаменовались шахматной партией между ЭОКА и Особым отделом. Не сумев поймать Гриваса, британцы напали на епископа Макариоса III, пытаясь подорвать его авторитет. Были предприняты попытки устранить его предполагаемые гомосексуальные наклонности, но они не были подтверждены никакими источниками. На священнослужителя оказали давление, чтобы он «уладил» противоречивые требования киприотов-греков и турок. На самом деле добиться этого было невозможно. Правительство в Лондоне во главе с премьер-министром Макмилланом уже устало от трагедии кипрского восстания, и в феврале 1959 года на конференции в лондонском Ланкастер-Хаусе было принято решение о признании независимого Кипра — с греческим президентом, кем должен был быть епископ Макариос III, вице-президент Турции и Палата представителей, в которой должны были заседать 70 процентов греки и 30 проц. турки.

Мечты греков о присоединении к континентальной матрице не сбылись. Новый президент Макариос III решил освободиться как от Великобритании, так и от Греции. Он хотел, чтобы остров стал независимым государством, а не одной из провинций Греции. Британцы, однако, хотели только одного: сохранить две военные базы на Кипре, стратегически расположенные на карте Ближнего Востока времен холодной войны. Несмотря на объявление о выходе с территории Кипра уже в 1970-х годах, два района с базами Акротири и Декелия до сих пор составляют заморскую территорию Соединенного Королевства и населены примерно 11 тыс. человек. люди.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Кипр — через террор к независимости
Инфляция в Китае падает и уже очень низкая. Почему?