Китайские ручные пусковые установки становятся все более популярными. В военизированных группах

Как показывает новый отчет Small Arms Survey по стрелковому оружию, среди всех типов партизанских, повстанческих и террористических групп (это смотря кто их классифицирует) растет популярность китайских систем. Это, конечно же, пусковые установки и ракеты, полученные незаконным путем. Это является частью более широкой тенденции роста популярности ПЗРК среди нерегулярных и военизированных формирований.

Обзор стрелкового оружия — это группа, базирующаяся в Швейцарии, в Женевском институте последипломного образования, которая отслеживает торговлю легким оружием и связанные с ней акты насилия. . Доклад «Незаконное владение и передача ПЗРК: глобальная оценка» охватывает период с 2011 г. по середину 2021 г. В исследуемый период незаконно приобретенные ручные зенитные комплексы или их компоненты были выявлены в 32 странах и территориях на на основе визуальных материалов в виде съемок и видеозаписей. Более 80% снаряжения составляют самые старые версии российских Игл и Стрел, но можно отметить две важные тенденции.

Во-первых, увеличивается доступность более совершенных систем, таких как Needle. Второе: системы, разработанные в Китае, можно встретить все чаще. Обзор стрелкового оружия выявил в общей сложности сорок девять случаев наличия китайских комплектов в руках семнадцати групп. Важно отметить, что чаще всего это новые системы, отнесенные к третьему поколению, такие как QW-1 и QW-18, которые являются доводочными версиями Igła-1. Выявлено также несколько случаев новых FN-6, официально собственной разработки в Китае.

Китайские ПЗРК были впервые незаконно проданы время уже в 1990-х годах, однако ввиду большой доступности советских конструкций они не пользовались популярностью. Ситуация начала меняться в последнее десятилетие. Наиболее известной стала идентификация единственной пусковой установки FN-6, принадлежащей Освободительной армии Таанга (TNLA), одной из многочисленных группировок, воюющих с правительством Мьянмы. С другой стороны, QW-18 был замечен в секторе Газа с оборудованием ХАМАС. Китайские системы также были замечены в Ираке, Сирии, Ливане, Йемене и Ливии. Один из старейших китайских ПЗРК HN-5 был замечен в Афганистане, что неудивительно, учитывая ту поддержку, которую Китай оказывает моджахедам. Что удивительно, так это обнаружение элементов HN-5 в Эквадоре.

One News 🇲🇲 сообщение о том, что Tatmadaw захватили большой тайник с оружием TNLA в Северном Шане, который включал, по всей видимости, китайскую ракету класса «земля-воздух» FN-6. Это не будет желанным зрелищем для пилотов ТМД Ми-24. #nss #myanmar pic.twitter.com/uCV5WKefNg

& mdash; Matt W (@mattyrwalsh) 23 ноября 2019 г.

Откуда это взялось?

Очевидный вопрос, как китайские ПЗРК попадают в руки разных вооруженных группы. В случае с Мьянмой ответ прост: основным источником является Ва армии США (USWA), поставляемая напрямую из Китая и распределяющая оружие среди других группировок. USWA происходит из Маоистской коммунистической партии Бирмы и пользуется постоянной поддержкой Пекина с 1970-х годов. Поддержка выражается в частых поставках оружия, в том числе переносных зенитных комплексов. Первоначально это были HN-5A, а с 2012 года, вероятно, FN-6. Ва передают некоторое количество оружия своим союзникам, таким как Армия Аракана и ТНЛА.

Почему Пекин смотрит на эту практику сквозь пальцы и велика ли вероятность того, что в этом замешаны китайские спецслужбы? Этническая группа ва проживает на границе штатов Шан и Качин, китайской провинции Юнань, а также на северо-западе Таиланда. Однако связи с Китаем выходят за рамки идеологии и культуры. Самопровозглашенный штат Ва контролирует часть мьянманско-китайской границы. В 2009-2011 годах операции вооруженных сил Мьянмы против качинов и других групп в этих регионах привели к притоку десятков тысяч беженцев в Китай. Таким образом, перевооружение Ва гарантирует стабильность на границе, и в то же время является инструментом давления на правящую хунту, что уже несколько раз приводило к напряженности на линии Пекин-Нейпьидо.

По делу палестинских территорий можно учитывать долгосрочные связи с Китаем. Пекин начал поддерживать палестинское движение еще в 1960-х годах, хотя на протяжении десятилетий его основным партнером была ООП. Однако когда к власти пришел ХАМАС, китайская дипломатия решительно отказалась признать его террористической организацией. Наоборот, Китай признал группу представителем палестинского народа.

Однако это не объясняет в полной мере растущее число китайцев ПЗРК в руках различных группировок, воюющих против Ближнего Востока и Северной Африки. Обзор стрелкового оружия ясно дает понять, что не все китайские системы производятся в Китае. Иран и Пакистан играют важную роль. Иран производит усовершенствованную версию QW-1 по лицензии, получившую обозначение Misagh-1. То же самое делает и Пакистан, где модернизированный QW-1 называется Anza-2. Кроме того, Исламабад закупил большое количество систем семейства FN.

Это не единственный подобный случай. Пакистан представил большое количество китайских противотанковых ракет HJ-8, эквивалентных американским TOW. На рынке представлены как китайские, так и пакистанские лицензионные ракеты, и отличить одну от другой сложно. Неизвестно, сколько из этих контрактов было заключено через Исламабад или включало ракеты китайского и пакистанского производства. HJ-8 используются всеми сторонами гражданской войны в Сирии, а также активно использовались во время войны в бывшей Югославии.

Это не исчерпывающий список потенциальных китайских реэкспортеров оружия. Институт Ближнего Востока заметил скачок в закупках оружия китайского производства Саудовской Аравией и ОАЭ. В 2011–2015 годах он составлял 35 млн долларов США и 45 млн долларов США соответственно. Напротив, в 2016-2020 годах произошло увеличение до 170 млн и 121 млн долларов соответственно. Известно, что обе страны оказывают широкую поддержку суннитским группировкам, воюющим в Сирии, Ираке и Ливии. Поэтому можно смело предположить, что большая часть дополнительного вооружения, закупленного в Китае, была реэкспортирована. Это было тем более вероятно, что китайские законы о контроле над вооружениями были очень слабыми.

Пекин только вводит правила, ужесточающие контроль над экспортом вооружений. Неизвестно, как выглядит их исполнение, особенно когда они вмешиваются в операции секретных служб или нарушают интересы групп, партий и семей в Коммунистической партии Китая. Часто новые правила рассматриваются скорее как попытка улучшить имидж Китая или как шаги, предпринятые потому, что так поступают Соединенные Штаты. Несомненно, в Пекине ценят полезность инструментов эмбарго, экспортного и реэкспортного контроля, но только учатся их применять.

Еще один способ для различных групп получить китайское оборудование, причем не только произведенное в Китай, есть успехи. В качестве примера можно привести польскую нить. В 2014–2015 годах украинские силы захватили несколько элементов системы «Гром» на Донбассе. Как они попали в руки России? Скорее всего, они были получены в 2008 году в Грузии. Веб-сайт War Zone напоминает вам, что в результате Mesko разработала систему для предотвращения несанкционированного использования Thunderbolt. Вероятно, это первый подтвержденный случай оснащения ПЗРК системой управления конечным использованием, что становится все более важным вопросом в условиях распространения ручных зенитных комплексов.

См. также: Плаща и экономия, или новая информация о программе KF-21

ВВС США/Старший сержант Грег Стил

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Китайские ручные пусковые установки становятся все более популярными. В военизированных группах
Судай: Наличие автомобилей как проблема лизинга. Миекина: цифровизация бизнеса идет полным ходом