Клементина Маньковская — Моя военная миссия

История Второй мировой войны — это не только великие сражения, танки и проблемы с небом. Затмевается она и деятельностью отдельных лиц, в том числе шпионов, замаскированных в военных и гражданских структурах противника. Люди, которые рискуют своей жизнью, чтобы украсть самые ценные данные. Таким человеком была Клементина Маньковская, женщина арийской красоты, безупречных светских манер и огромного счастья.

Автобиография Маньковской, изданная Ребисом, удивительна по нескольким причинам. Во-первых, первое издание вышло во Франции в 1994 году, а через год в Германии, а не в стране. В Польше первое издание вышло только в январе 2003 года. Второй сюрприз — организационная принадлежность Клементины, которая собирала разведданные не для ZWZ или более позднего АК, а для таинственной организации «Мушкетёры». Организация, которая, на мой взгляд, имела одну из лучших разведывательных сетей в Европе в первый период войны и напрямую взаимодействовала с британской разведкой.

Последним сюрпризом может стать ее удивительная, почти божественная удача при выполнении заданий. Красота, класс, прекрасное знание немецкого и французского, связи с известными в Германии семьями, некий шарм, но и сексуальная привлекательность заставляли противников смягчаться и давать себя водить за нос. Ее немецкие собеседники даже не подозревали, что эта женщина может быть так опасна для Третьего рейха.

Удивительным сюрпризом является информация, прочитанная в секретных документах, предоставленных автору в Берлине его другом Рудольфом фон Шелихом, о планировании уничтожения евреев в лагере Треблинка. Лично для меня это шок, потому что это был июнь 1941 года, когда еще не было ни одного лагеря смерти, за полгода до Ванзейской конференции, а сама Треблинка начала поглощать своих жертв только 23 июля 1942 года, через тринадцать месяцев !

Клементина Мария Чарковская-Голеевская родилась в дворянской помещичьей семье в Высучке, небольшом поселке между Львовом и Тарнополем. Там она выросла в родовом поместье своего отца, которое позже назвала раем. Она вышла замуж в начале 1933 года, хотя, как мы узнаем, это была не большая любовь, а скорее брак, призванный залечить потерю любимого жениха, трагически погибшего двумя годами ранее. Обоим супругам на момент свадьбы было по двадцать три года. Муж, граф Анджей Маньковский, продолжил свои юридические и экономические исследования. Для Клементины замужество означало переезд и проживание в западной части Польши. Анджей был рад доверить своей молодой жене управление семейным поместьем в Винна-Гуре недалеко от Познани. До 1939 года они жили там с двумя сыновьями. Семейная идиллия закончилась с началом войны.

Первые дни сентября принесли печаль в жизнь Клементины. Сначала имущество захватили немецкие офицеры, а новой управляющей почувствовала себя немецкая няня Тета, присматривавшая за мальчиками. Чары, которые Клементина наложила на офицеров вражеской армии, стали причиной установления дружеских отношений. В то же время ее муж был расстрелян своими солдатами за то, что бросил вызов жестокому обращению с немецким военнопленным. Благодаря упрямству и хитрости Клементины ей удалось найти мужа в госпитале и освободить его из немецкого плена. В октябре у своего двоюродного брата в Варшаве она познакомилась с инженером Станиславом Витковским, основателем тайной организации Muszkieterowie. Витковски очень быстро заметил потенциал Маньковской и познакомил ее с другими активистами сопротивления, Александром Велькопольским и Каролем Андерсом. Клементина была включена в обсуждение важности слежки и создания шпионской сети.

Один случай, в частности, убедил Велькопольского в талантах Маньковской в ​​области шпионажа. Высокопоставленный немецкий офицер Гарольд фон Хёпфнер, возвращаясь из Милана, неожиданно появился в Варшаве, чтобы повидаться с Клементиной. Он прибыл по пути в Берлин с цветами, вином и чизкейком. Слушая разговор, Витковский и Велькопольский были поражены, услышав наглое сочетание обаяния и обаяния, которое Маньковская использовала для получения информации от немецкого друга об окончании «Зитцкрига» на западе и надвигающемся немецком вторжении во Францию.

До 10 мая 1940 года Витковски отправил Клементину в Бретань на северо-западе Франции. Его задачей было поддерживать связь на случай, если французскому правительству придется бежать за границу — предположительно в Великобританию. Анджей и Клементина Маньковские, как и многие представители польской аристократии того времени, свободно говорили по-французски. Анджей присоединился к польской армии в Марселе, а двое сыновей пары были переданы на попечение их матери Маньковской. В «Нуармутье» Бретона Клементина жила идиллической жизнью, прерванной вторжением немцев во Францию. Через некоторое время она нашла работу переводчиком мэра в префектуре, при новой немецкой администрации, на стратегически важном острове у атлантического побережья.

Она не скрывала своей польскости и даже того, что она графиня. Немцев впечатлило ее свободное владение французским и немецким языками, а также целеустремленность и трудолюбие. Несмотря на свой пол, красоту и аристократическую манеру поведения, она охотно выезжала на военные базы для оказания услуг переводчика. Немцы не знали, насколько она помнила увиденное. Она сопровождала немецкого губернатора Карла Майера во время его визита в Сен-Назер. Интересно, что Майер вместе с Маньковской посетил большой ангар, в котором находились две подводные лодки типа VII. Обладая феноменальной памятью и пользуясь столовыми салфетками, Маньковская зарисовывала планы ангара и подводных лодок. Чемпионат мира.

Мастерство, которым славилась Клементина Маньковская, могли разделить несколько человек. Я не буду больше раскрывать секреты этой увлекательной автобиографии, чтобы не портить вам удовольствие от чтения. Но что-то омрачает эти воспоминания — две темы этой книги. Во-первых, это видение Иисуса добра в немецкой оккупации, которая хороша по своей природе, только нацисты плохи. Вероятно, это последствия довоенных знакомств с немецкой аристократией и восприятие всех немцев через призму собственного опыта. Действительно, те, кого Клементина встречает на своем пути, милы и добры к ней. Но только для нее. Эти воспоминания не содержат более широкого представления о том, насколько жестокой была для поляков немецкая оккупация.

Второй аспект — очень беглое объяснение того, кто такие мушкетёры и почему их создатель Станислав Витковский погиб от рук экзекуторов Армии Крайовой. Здесь, к сожалению, можно было бы еще написать о сотрудничестве мушкетеров непосредственно с английской разведкой, а также о неприязни и зависти со стороны ZWZ, а позже и Армии Крайовой по отношению к Витковскому. Каков был его руководящий принцип, почему он держал разведывательную сеть как глаз в своей голове? Почему он хотел иметь прямой доступ к генералу Сикорскому, а не через структуры ZWZ/AK. Нет более глубокого объяснения того, чего он хотел добиться, привозя в страну маршала Смиглы-Рыдза. Зачем он это сделал и какие у него были планы на человека, потерявшего все свое величие с поражением польской кампании? Совершил ли Витковский измену и хотел торговаться с Третьим рейхом? Хотел ли он убедить Андерса напасть на Советы в 1942 году вместо того, чтобы отправиться в Иран?

Жаль, что из этой биографии мы этого не узнаем. Мы также не узнаем больше, пока британские архивы по этому вопросу не будут открыты для исследователей. Несмотря на эти два недостатка, я очень рекомендую эту книгу и призываю вас к ее прочтению, потому что стоит узнать больше о жизни и деятельности этой исключительной женщины.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа