Ковид-19 как чума

Черная смерть 1347–1352 годов считается самой страшной пандемией в истории. По оценкам историков, за этот период погибло до половины жителей Европы. И все же, согласно научно доказанным фактам, данные о демографических последствиях чумы до сих пор мало изучены. Это показывают последние исследования ученых.

Covid-19 как чума

Чума, вызванная вирусом Yersinia pestis, давно преследует человечество. Он много раз проникал в Европу несколькими волнами вместе с миграциями, создавая локальные очаги болезни. Было заявлено без разумных сомнений, что во время правления византийского императора Юстиниана I, около 540 г. н.э., это вызвало демографическую и экономическую катастрофу в его империи. Однако есть научные доказательства того, что он поразил мир задолго до конца каменного и бронзового веков. Это доказали специалисты немецкого Института Макса Планка, о чем они сообщили в «Текущая биология».

Серьезные миграционные движения начались в Европе около 5 тыс. лет назад, когда народы из степей Каспийского моря начали мигрировать на запад, перенося Yersinia pestis. Исследователи из Института Макса Планка обнаружили полную ДНК этих бактерий в зубах и костях людей, принадлежащих к племенам, пришедшим с востока; исследовал более 500 доисторических зубов и костей из Германии, России, Венгрии, Хорватии, Литвы, Латвии и Эстонии. Причиной миграции были чума, вспышки эпидемий и желание спастись от них.

Не существует единой модели пандемии или эпидемии чумы, которую можно было бы применить где угодно и когда угодно, вне зависимости от контекста

Однако симптомы, течение и смертность от чумы в позднем каменном и бронзовом веках были мягче, чем в средние века. Оказалось, что Yersinia pestis изначально не обладала геном выживания у блох и крыс, которые считались переносчиками болезней. Этот ген появляется только в костях и зубах людей, живших около 950 г. до н.э.

И вот, после частичного «оправдания» блох и крыс и самой чумы, ученые вновь находят в поселении «Черная смерть» «смягчающие обстоятельства»: эпидемиологов. Однако, вопреки ожиданиям, сохранилось очень мало нарративных источников. Роль разного рода историков еще больше», — писал проф. Эдмунд Кизик в предисловии к книге «Чума, оспа, холера…» (Исторический музей города Гданьска, 2012 г.). Сейчас исследователи, анализирующие ископаемую пыльцу растений, присоединяются к группе историков разной специализации.

«Палинология — хороший инструмент для изучения демографических последствий Черной смерти. Это связано с тем, что человеческое воздействие на ландшафт в доиндустриальные времена, в первую очередь сельское и лесное хозяйство, подчиненное потребностям строительства, во многом зависело от доступа наемных работников», — в информации, направленной в PAP, поясняет проф. Адам Издебски, руководитель группы палеонауки и истории Института истории человечества им. Макса Планка. В этих международных исследованиях приняли участие восемь польских научно-исследовательских институтов, а результаты опубликованы в журнале «Экология природы и эволюция».

Используя новый палеоэкологический подход BDP (Big Data Paleoecology), ученые проанализировали 1634 образца пыльцы, собранных из донных отложений в 261 озере и водно-болотных угодьях в 19 странах Европы, включая Польшу. На этой основе они определили, как изменились ландшафты и сельскохозяйственная деятельность примерно за 100 лет до и через 100 лет после пандемии в середине XIV века.Выяснилось, что сельскохозяйственное производство резко упало во Франции, Скандинавии, центральной Италии, юге Италии и в западной Германии, тогда как в Центральной и Восточной Европе, а также на территории Польши в то время существовало непрерывное сельскохозяйственное производство.

В релизе, отправленном в PAP, упоминается уникальность этого исследования. Исторические источники, используемые до сих пор для исследования чумы, происходят из городов, которые более густонаселены и менее санитарны, чем загородные. Между тем, в середине четырнадцатого века более трех четвертей населения Европы было сельским. Представленное исследование показывает, что для определения уровня смертности в том или ином регионе необходимо использование местных источников, не только письменных, хранящихся в архивах и библиотеках, но и сохранившихся в «природных архивах», например таких, как поселения на озерах, болотах и ​​заболоченных территориях. .

«Не существует единой модели пандемии или чумы, которую можно было бы применить где угодно и когда угодно, независимо от контекста. . Пандемии — это сложные явления, имеющие региональную, локальную историю. Мы все еще можем видеть это в случае с Covid-19, теперь мы показали это в случае с Черной смертью», — подчеркивает проф. Адам Издебски.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа