Критического сырья из Китая будет меньше в Союзе

Сообществу нужны собственные шахты и нефтеперерабатывающие заводы, необходимые для развития зеленой и цифровой экономики. Вы должны мыслить геополитически, — говорит Rzeczpospolita комиссар ЕС по внутреннему рынку Тьерри Бретон.

 Критического сырья из Китая будет меньше в Союзе

Война на Украине наглядно показала угрозы для экономики, зависящей от сырья от одного поставщика. Евросоюз отрезал себя от российского угля, он болезненно независим от российской нефти, но переход на газ с других направлений займет несколько лет. И построение этой независимости сопровождается значительным ростом цен на энергоносители, что выливается в рост инфляции. По словам комиссара ЕС по внутреннему рынку Тьерри Бретона, это еще одно доказательство того, что в экономике нужно мыслить геополитически. Также, когда речь идет о так называемом критическое сырье. — Поскольку ЕС не разрабатывает свои внутренние месторождения критического сырья и не имеет развитой горнодобывающей, перерабатывающей и перерабатывающей промышленности, он зависит от импорта всего критического сырья. У нас большая часть кобальта из Конго, литий из Чили, и почти все редкоземельные элементы мы импортируем из Китая, сказал Бретон в интервью группе корреспондентов европейских СМИ, в том числе Rzeczpospolita. Как подчеркнул комиссар, нет ничего плохого в том, чтобы полагаться на импорт. — Однако чрезмерная зависимость Европы от критически важного сырья, зачастую поступающего в основном из одной страны, становится все более рискованной, — считает француз.

Важнейшего сырья из Китая будет меньше в Союзе

Спрос и риск

О безопасности поставок заботится не только Евросоюз, но и другие развитые страны мира. Есть две причины. Во-первых, быстро растет спрос на критически важное сырье, поскольку оно необходимо для продуктов и технологий, необходимых для зеленой и цифровой экономической революции, таких как полупроводники, электроника, робототехника, хранение данных, батареи, электродвигатели или солнечные панели. Кроме того, спрос растет из-за необходимости увеличения инвестиций в европейскую оборону и безопасность, включая беспилотники, приборы ночного видения, системы связи и спутники.

Во-вторых, увеличение спроса сопровождается увеличением геополитических рисков. Мировой рынок критически важного сырья уже пережил серьезные кризисы. В 2010 году Китай сократил свою экспортную квоту на редкоземельные элементы на 37%. и вообще прекратил поставки в Японию из-за геополитического спора в Восточно-Китайском море. А осенью 2021 года произошел т.н. магниевый кризис, вызванный остановкой двух третей магниевых установок Китаем. «Поэтому, если Россия находится в состоянии войны, Китай запрещает экспорт, а промышленность стоит в тупике из-за пандемии или в Чили происходит землетрясение, у нас есть проблема», — говорит Бретон.

ЕС, наконец, понял это и, как ожидается, к осени подготовит соответствующую стратегию. Это уже показывает, что он может содержать. В первую очередь собственные шахты, где есть сырьевые ресурсы, и собственные перерабатывающие заводы по их очистке. — Для многих майнинг в Европе — полное табу, потому что он считается «грязным». Но это не обязательно, потому что инновации и новые технологии позволяют вести добычу практически без воздействия на окружающую среду, говорит комиссар. Бретон оценивает потенциал собственного производства некоторых критически важных видов сырья в 20-30%, что может быть реализовано к 2030 году. — С таким потенциалом мы станем важным игроком на мировом рынке, — говорит комиссар. И в нем перечислены страны, где эти ресурсы могут быть добыты. В случае редкоземельных элементов это, например. Что касается Польши, то кобальт могут поставлять Финляндия и Швеция, а литий, необходимый для производства аккумуляторов для электромобилей, можно найти в Испании, Португалии, Франции и Германии.

Создание возможности их переработки также имеет решающее значение. После того, как сырье будет добыто в Европе или импортировано и введено в обращение, оно может быть восстановлено из продуктов с истекшим сроком службы. В 2030–2035 годах на европейском рынке появится огромная волна бывших в употреблении электромобилей, солнечных батарей и ветряков. А по мнению некоторых экспертов, в 2040 году у нас уже будет достаточно сырья в обороте, чтобы покрыть большую часть наших потребностей. Но для этого уже должны быть разработаны технологии их переработки, что требует правовых и финансовых стимулов.

Важное партнерство

Однако даже при наличии некоторого собственного производства и развитой рециркуляции ЕС не будет самодостаточен в критически важном сырье. Поэтому партнерство и международная торговля остаются ключевыми. У нас есть стратегическое сырьевое партнерство с Канадой (и Украиной, но в нынешних условиях оно приостановлено). Канада должна заменить часть поставок магния, которые в настоящее время обеспечены на 100%. Китаем и необходим для производства легкой стали, используемой в производстве автомобилей и электроники. Кроме того, эта страна также может заменить часть поставок лития и поликремния — необходимых для производства полупроводников и солнечных батарей. — Мы начали переговоры с рядом африканских стран. «Мы близки к заключению партнерства с Намибией по цепочкам создания стоимости сырья и возобновляемого водорода, возможно, в третьем и четвертом кварталах 2022 года», — говорит Бретон.

Другими кандидатами с большим потенциалом являются Демократическая Республика Конго (особенно сырье для аккумуляторов), Уганда (редкоземельные металлы) и Чехия. ЮАР (металлы платиновой группы).

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Критического сырья из Китая будет меньше в Союзе
У беженцев есть три дня, чтобы выспаться