Луч и Экономия, т.е. новые сведения о программе Kf-21

Программа разработки первого южнокорейского многоцелевого истребителя KF-21 Boramae (обыкновенный ястреб) набирает обороты. Две важные части информации появились чуть более чем за месяц. Более важный касается объявления о первом полете, который должен быть выполнен в июне этого года, а теоретически менее важный представляется гораздо более важным с точки зрения будущих возможностей самолета. 23 декабря министерство обороны Южной Кореи раскрыло программу создания беспилотного летательного аппарата Kaori-X (stingray).

Работы над беспилотником ведутся совместно Агентством оборонного развития (ADD) и исследовательским отделом Министерства обороны. местное корейское воздушно-космическое подразделение (KAL-ASD). Они были запущены в середине прошлого десятилетия. Стоит напомнить, что в декабре 2015 года Южная Корея сообщила о начале работ над отечественными беспилотными летательными аппаратами.

Первую скрипку здесь сыграла КАЛ-АСД, а результатом работы стали КУС- Разведывательные дроны ДУАС для уровня дивизии и КУС-ФТ для напарников. Оба типа начали поступать в части в 2015 и 2016 годах соответственно, однако флагманским проектом стал боевой беспилотник ограниченной заметности, предназначенный для противодействия северокорейской дальнобойной артиллерии, стационарным и мобильным пусковым установкам баллистических ракет и другим ключевым военным целям. .

Вероятно, именно этот последний проект и породил верного ведомого. Однако задачи у Каори-Х другие. Беспилотный летательный аппарат в первую очередь предназначен для прорыва ПВО противника, уничтожения радиолокационных станций и борьбы с другими беспилотниками, можно предположить, что и с лояльными нападающими. Płaszczka должна быть готова к 2025 году и будет работать с двухместной версией KF-21.

Это означает, что, по крайней мере, на раннем этапе корейцы выбрали тот же путь, что и китайцы. Ввиду пока неудовлетворительных результатов работ по искусственному интеллекту в Китае, вероятно, было решено использовать более простые алгоритмы, но позволяющие более быструю реализацию лояльных вингеров. По этому пути развития должен пойти представленный на прошлогоднем салоне в Чжухае CASC FH-97, который, вероятно, будет работать с двухместной версией J-20.

В условиях ограничения искусственного интеллекта, а также этические и юридические сомнения, можно отметить возвращение интереса ВВС к двухместным истребителям. Казалось, прогрессирующая автоматизация отошлет такие машины в прошлое, а управление дронами, взаимодействующими с летательным аппаратом, может еще долгое время требовать человеческого наблюдения. Второй член экипажа также отвечает за наблюдение за общей тактической обстановкой вокруг истребителя. Например, именно сюда должно идти дальнейшее развитие F-15EX.

Как уже упоминалось, Kaori-X — машина с ограниченной обнаруживаемой способностью. Внешне похож на европейский nEURN и российский С-70 Охотник. Однако вся информация о южнокорейском строительстве очень ограничена. Известно, что мантия имеет размах крыльев 14,5 метра и длину 10,5 метра, что немного больше, чем у nEUROn, но меньше, чем у S-70. Важно отметить, что работы по боевому беспилотнику с ограниченной заметностью также ведет КАИ, координатор и главный исполнитель программы KF-21. Обе компании представили свои концепции дронов в 2020 г. В связи с победой KAL-ASD судьба проекта KAI остается неизвестной.

Первый полет ястреба

Как сообщает По данным местных СМИ, завод KAI в Сачхоне уже открыл четыре опытных экземпляра одноместной версии KF-21, хотя только первые два уже получили двигатели General Electric F414. Ведется строительство двух прототипов двухместной версии. Интересно, что каждый экземпляр имеет разную роспись. Руководитель программы KF-21 Ли Сан Сок в интервью ежедневной газете Joong Ang Ilbo пошутил, что в ходе летных испытаний будет выбран тот рисунок, который будет самым крутым и в то же время обеспечит наилучший камуфляж.

Наземные испытания двигателей должны начаться в конце этого месяца, а первая рулежка запланирована на март. KAI удалось даже уложиться в срок — первый полет намечен на июнь, на месяц раньше, чем планировалось изначально. В течение двух лет шесть прототипов должны совершить 2241 полет. Два планера будут использоваться для выносливости. Помимо сотрудников КАИ, в испытаниях примут участие и военнослужащие. Для выполнения этой задачи ВВС направили семнадцать летчиков и десять механиков.

Работа идет быстрыми темпами, несмотря на пандемию COVID-19. Это большой сюрприз для компании Lockheed Martin, которая, как и в случае с японским истребителем F-X, также является партнером южнокорейского проекта. Ли рассказывает почти анекдотичную историю об американцах, которые сначала скептически отнеслись к изрядному графику работы в Сачхоне, а потом заговорили о чуде.

А большое внимание уделяется продлению срока службы планера. В первоначальных требованиях говорилось, что эксплуатация продлится тридцать лет, но испытания на выносливость должны проверить, можно ли продлить ее до семидесяти пяти лет. Это еще одна глобальная тенденция, которая должна принести измеримую экономию. Для сравнения: французские Raphael’e должны оставаться на вооружении примерно до 2070 года. То же самое должно быть и с американскими F-35.

Заключительный этап сборки прототипа KF-X.
(KAI)

Второй важный момент — повышение боевых возможностей и развитие KF-21 в сторону полнокровного истребителя пятого поколения. Изначально самолет представлялся как самолет следующего поколения, что предполагало пятое поколение. Однако в настоящее время в официальных сообщениях Boramae классифицируется как истребитель поколения 4.5 — что кажется более точным. С самого начала корейцы пытались представить свой истребитель как альтернативу F-35, хотя он и обладал более слабыми характеристиками и худшими малозаметными свойствами, но стоил однозначно дешевле.

Много сведений о характеристиках, определяющих отнесение истребителя к машинам пятого поколения, в случае с KF-21 остается неизвестным. Неизвестно, в какой степени это будет сетецентрический самолет. Достичь сверхзвуковой скорости без использования форсажных камер он точно не сможет, что принципиально дисквалифицирует его как машину последнего поколения.

Прототипы и машины первой серии должны представлять Блок  Я стандарт. После запуска производства, то есть в 2026–2028 годах, должна начаться работа над версией Block II. Такой подход оправдан, поскольку позволит использовать первый опыт эксплуатации в подразделениях. Однако точно неизвестно, каким будет Block II. Ан Хён Хо, президент KAI, предлагает улучшить стелс-свойства. Компания ADD работает над материалами, поглощающими радиолокационные волны и снижающими тепловую сигнатуру, уже более двадцати лет. Также есть планы по повышению боевых возможностей и большую роль здесь играет Kaori-X.

Еще одна система, повышающая боевые возможности Boramae, должна быть крылатой ракетой большой дальности, предназначенной для атаки сильно укрепленные цели. С самого начала указывалось, что новая конструкция производит впечатление аналога ракеты KEPD 350 Taurus, уже используемой южнокорейской авиацией. В последние недели его стали дополнительно представлять как более дешевую альтернативу Taurus. Также АДД работает над сверхзвуковой противокорабельной ракетой для KF-21.

Современные истребители — это не только ограниченная заметность и передовые системы вооружения. Обнаружение и отслеживание вашего противника одинаково важно. В случае с KF-21 ключевую роль играет радар AESA, разработанный Hanwha в сотрудничестве с ADD и израильской компанией Elta Systems. При содействии Израиля радар был установлен на Boeing 737, который будет использоваться для испытаний устройства. Ожидается, что они начнутся в этом месяце.

Boramae также получит системы автоматического сглаживания полета, отслеживания местности и предотвращения столкновений с землей. Это необходимые объекты в гористой стране Корея, особенно для полетов на малых высотах. Автоматическая юстировка полета заключается в восстановлении правильного угла атаки самолета в том случае, если пилот потерял сознание или потерял ориентацию. Напомним, что потеря сознания, скорее всего, стала причиной катастрофы японского F-35A в 2019 году.

Снижение цены

< p> Самое удивительное в новости о KF-21 это снижение стоимости проекта. Это настоящая сенсация по сравнению с другими разрабатываемыми истребителями. По более ранним оценкам, этап разработки и подготовки проекта должен был стоить 8,6 трлн вон (7,2 млрд долларов). Однако в конце ноября южнокорейское агентство военных закупок DAPA сообщило Janes, что оно было переоценено до 8,1 трлн вон (6,8 млрд долларов). Это весьма существенное изменение является результатом не какого-то чуда, совершенного в КАИ, а бухгалтерского учета. Правительство отнесло KF-21 к «оборонным статьям», что освободило весь проект от НДС.

Это очень хорошая новость для Индонезии, которая согласно договору 2019 года должна профинансировать 20% стоимости разработки местного истребителя IF-X. Джакарта постоянно опаздывает, а сокращение расходов по программе означает, что ей предстоит выплатить 1,6 триллиона вон (1,35 миллиарда долларов), что на 100 миллиардов вон меньше, чем ожидалось. Индонезия хочет купить пятьдесят самолетов IF-X, которые будут частично местного производства и тем самым будут способствовать развитию отечественной авиационной промышленности. Сохранение сотрудничества и заказов, пусть и усеченных, также важно для КАИ, подумывающего о продаже KF-21 в Юго-Восточной Азии.

См. также: Новые сведения о попытках Израиля саботировать реактор Осирак во Франции < /p>Чхонвадэ

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Луч и Экономия, т.е. новые сведения о программе Kf-21
Збигнев Левицкий: Путин в ловушке Байдена