Лукаш Рахель: Продолжение импорта газа из России обойдется Европе дороже, чем эмбарго

Нет возврата к миру до нападения России на Украину. Европе придется отрезать себя от российского сырья, и было бы лучше, если бы она сделала это на своих условиях, считает д-р Лукаш Рэйчел, экономист Принстонского университета и группы Prosperity for Generations.

 Лукаш Рэйчел: Продолжающийся импорт газа из России будет дороже для Европы Чем Эмбарго

Д-р Лукаш Рэйчел, экономист Принстонского университета и группы Prosperity for Generations.

Курс рубля вернулся к уровню до нападения России на Украину. Несмотря на якобы беспрецедентные санкции, включая заморозку части валютных резервов России и отключение некоторых местных банков от системы SWIFT. Делает ли это эти санкции неэффективными?

В какой-то степени да. Санкции действительно беспрецедентны, но это не значит, что их достаточно. Самый большой разрыв — продолжающаяся продажа нефти, газа и угля. Приток иностранной валюты в Россию от продажи все более дорогой энергии поддерживается курсом рубля. Банк России в настоящее время требует от экспортеров, чтобы 80 процентов Они сразу конвертировали валютные поступления в рубли, что стабилизировало обменный курс. Более того, процентные ставки, повышенные сначала до 20%, а в настоящее время поддерживаемые на все еще высоком уровне в 17%, сделали рубль более привлекательным. Однако стоит иметь в виду, что текущая цена рубля не совсем сопоставима с ценой до нападения России на Украину, потому что это не полностью рыночная цена. Ликвидность рубля сегодня совсем другая, чем была раньше, и возможности простых россиян покупать иностранную валюту ограничены. Хотя, похоже, российские власти сейчас ослабляют эти ограничения: на этой неделе были сняты некоторые комиссии и лимиты на операции в иностранной валюте.

Конечная цель санкций — заставить россиян почувствовать, что они беднеют в результате войны, и повернуться против своих властей. Поэтому последствия санкций должны прежде всего ощущаться в реальной экономике, а не в финансовой. Вы видите такие эффекты?

Поначалу ослабление рубля и опасения потребителей, что некоторых товаров не будет в наличии, привели к паническим покупкам, что, наряду с сильным обесцениванием рубля, подстегнуло инфляцию. Есть оценки, согласно которым она составляла даже 2 процента. еженедельно. Цены на новые автомобили выросли на 50%, а на телевизоры — на 30%. Подорожают и предметы первой необходимости: сегодня сахар составляет 40 процентов. дороже, чем до войны, лекарства процентов на 20. Это, безусловно, ощутимые эффекты, хотя имеющиеся опросы не показывают, что россияне массово отворачиваются от Путина. Основная цель санкций — увеличить стоимость ведения войны. Чем глубже экономический коллапс, тем более трудный выбор придется сделать Путину. Большинство экономистов предполагают, что в этом году ВВП России сократится примерно на 10 процентов. Так что это похоже на глубокую рецессию, но, по сравнению с ней, меньшую, чем та, которую пережила Греция во время кризиса суверенного долга.

Похоже, среди лидеров ЕС преобладает мнение о том, что санкции против России нужно вводить постепенно, потому что если бы ЕС сразу ввел самые тяжелые пушки — то есть ввел бы эмбарго на импорт сырья из России — и это не остановило бы войну , у нее были бы связаны руки.

Меня не убеждает этот аргумент в том, что давление на Россию следует постепенно усиливать. Мне кажется, именно сейчас наступил момент, когда Запад имеет наибольшее влияние на Путина. В военном отношении это не имело ожидаемых результатов, и оно должно изменить планы. В то же время некоторые страны не определились, на чью сторону встать. Это касается, например, Китая. Решительная позиция Запада могла бы убедить эти страны в том, что поддерживать Россию не стоит.

Но новые санкции вводятся регулярно и относительно быстро, как только становится очевидно, что текущие плохо работают . США объявили о запрете обслуживания долга России американскими банками. Приведет ли это к неплатежеспособности Москвы? Если да, то будет ли это более сурово для России или для ее кредиторов?

Неплатежеспособность России, кажется, ударила по ней сильнее, чем по Западу. Участие иностранных инвесторов в российских облигациях невелико, а институциональные инвесторы, имеющие в своем портфеле российские активы, отличаются высокой диверсификацией. С другой стороны, Россия надолго потеряет доступ к международному рынку капитала. В краткосрочной перспективе это сильно ударит по России лишь постольку, поскольку Запад также перестанет импортировать российское сырье. В противном случае основной источник финансирования России останется нетронутым и даже приобретет значение.

США уже приостановили импорт российского сырья, но в ЕС нет согласия по этому поводу. Но новые санкции ЕС запрещают автомобильные перевозки из России и Беларуси на территорию ЕС и отрезают доступ российских судов к европейским портам. Не является ли это большим шагом к эмбарго на российские ресурсы, по крайней мере те, которые — как нефть — доходят до нас морем?

Проблема в том, что есть некоторые исключения из этих логистических ограничений. Танкеры не прикрыты. Более серьезным ударом по российской логистике станет невозможность страховать танкеры и разрыв договоров лизинга. Это затруднит для России перенаправление этого сырья на другие рынки, которые не будут продаваться на Западе.

Похоже, эмбарго на российские ресурсы — это последний сильный удар, который ЕС может нанести России. Однако нет никаких указаний на то, что, несмотря на резолюцию Европарламента и призывы многих экономистов, в том числе и вас, Европейская комиссия решила это сделать. Некоторые страны, особенно Германия, категорически против. Почему?

Главный экономический аргумент не вводить эмбарго — опасения, что потери для ЕС, по крайней мере для некоторых стран, будут больше, чем для России. Если бы это произошло, санкции были бы контрпродуктивными. Но все доступные исследования говорят о том, что это очень маловероятно, если не невозможно. Так почему же эта дискуссия стоит на месте? На мой взгляд, здесь большую роль играет голос компаний, особенно промышленных. Их советники, пользующиеся слухом в правительстве Германии, предсказывают катастрофу, если поставки сырья из России будут приостановлены. Они сосредотачивают свою энергию на лоббировании правительства, а не на адаптации к новым реалиям. В дебатах о последствиях возможного эмбарго мы слышим от правительства и промышленности о «массовой бедности», «деиндустриализации» или «гиперинфляции». немного шизофренично.Что еще хуже,вопреки подавляющему большинству экономистов,правительство Германии сейчас вводит энергетические субсидии для компаний и водителей,что еще больше усилит зависимость Германии от российского сырья.

О чем именно говорят исследования? К каким последствиям приведет отрезание сырья от России в Европе?

Есть несколько исследований, которые единогласно предполагают, что странам ЕС придется учитывать, что из-за этого ВВП упадет примерно на 1-2%. В громкой статье команды Бахманна говорится, что эта стоимость может быть немного выше, до 3%. ВВП, но это наихудший сценарий. Конечно, последствия будут неодинаковыми, некоторые страны и некоторые отрасли пострадают больше, чем другие. Но эти цифры дают нам некоторое представление о том, сколько будет стоить выравнивание этих потерь. Некоторым компаниям придется временно остановить или сократить производство, и правительствам придется помочь им и их работникам пережить этот период.

Пандемия Covid-19 вызвала более глубокую рецессию. С другой стороны, тогда большинство экономистов ожидали дефляционной спирали, что помогло убедить центральные банки и правительства в беспрецедентных, скоординированных антикризисных действиях. Сегодня инфляция находится на самом высоком уровне за последние десятилетия, и эмбарго на российские товары, вероятно, подтолкнет ее еще больше. Даже если поначалу рецессия будет неглубокой, правительства и центральные банки не смогут ее смягчить, например, помогая некоторым потребителям.

Согласитесь, высокая инфляция усложняет задачу смягчения рецессии. Но речь идет не о фискальной экспансии, о стимулировании спроса, а о компенсации убытков компаний и домохозяйств, которые пострадают от эмбарго. Это будет только изменение источника дохода. Эмбарго, вероятно, в любом случае окажется проинфляционным, но исследования показывают, что рост цен ускорится на 1–2 процентных пункта. — с оговоркой, что эволюцию цен на энергоносители трудно предсказать. Однако в долгосрочной перспективе прекращение поставок сырья из России будет иметь дезинфляционный эффект. Увеличение стоимости энергии будет означать, что некоторым домохозяйствам придется сократить свои расходы на другие товары и услуги. Так что я не думаю, что эмбарго затруднит центральным банкам задачу по сдерживанию инфляционных ожиданий.

Даже если издержки эмбарго для Европы невелики, его противники утверждают, что они все же могут быть больше, чем издержки для России. Дело в том, что Россия сможет перенаправить сырье в Азию. Уже сегодня Европа покупает у России меньше, чем до войны, но ее доходы от добычи сырья резко выросли, так как цены тоже пошли вверх.

Некоторая переориентация российского экспорта, безусловно, произойдет, но не в одночасье. Это будет возможно только в долгосрочной перспективе. Европа несет ответственность за 50% экспорта российской нефти и 75 проц. экспорт газа. Мы являемся ключевым рынком сбыта для России, который непросто заменить. Насколько это удастся Москве, будет зависеть и от отношения азиатских стран к России. Парадоксально, но мощная атака на Россию может сейчас настолько ослабить режим, что Азия больше не захочет его поддерживать. Даже если она захочет импортировать сырье, она сможет резко договориться о ценах. Кроме того, Запад может ввести опечатывающие санкции, т.е. нацеленные на страны, желающие использовать российские ресурсы.

Конечной целью эмбарго на импорт энергоресурсов из России было бы перекрыть приток твердой валюты в Россию, чтобы предотвратить ее импорт. Может быть, для ЕС было бы проще, как предлагают некоторые экономисты, просто запретить экспорт в Россию? У Москвы будут евро для продажи нефти и газа, но она не будет иметь к ним никакого отношения. Эффект будет таким же, и Европа избежит цены санкций. Идея конечно родилась в Германии, так что продиктована боязнью рецессии, а может и не плохой?

Это правильная инициатива, но она не заменяет ресурсное эмбарго, а дополняет его. Мне кажется, что если бы Европа лишила Россию возможности что-либо импортировать, Россия отрезала бы Европу от поставок газа и нефти. Так что если бы эмбарго на товары было жестким, мы бы в итоге оказались в мире без российского сырья. Разница, однако, будет заключаться в том, что Путин будет контролировать время этого шока. Сегодня мы находимся в ситуации, когда без российского газа можно подготовиться к зиме, осенью будет сложнее. Однако я сомневаюсь в возможности блокировки всего экспорта в Россию. Пока Россия имеет положительное сальдо счета текущих операций от продажи сырья, она сможет импортировать, даже минуя твердую валюту.

Другой альтернативой эмбарго является налог на российское сырье в Европе, который, как я понимаю, снизит их конкурентоспособность и естественным образом перенаправить потребность в энергии из других источников.

Мое понимание этой концепции таково, что если мы введем дополнительный налог на российское сырье, влияние России на их экспорт уменьшится. Предполагается, что цена на российскую нефть на европейском рынке будет такой же, как и на любом другом источнике, но большая часть этой цены будет приходиться на налоги, поэтому в Россию пойдет немного. Остальные останутся в Европе и позволят, например, финансировать помощь Украине. Это довольно привлекательная идея, но нужно просчитать, как именно она повлияет на цены на сырье. Оптимистичный сценарий как раз таков, что цены для европейских покупателей не меняются, а цены производителей снижаются. Но может быть и так, что цены на сырье для потребителей вырастут. Это было бы ударом в ногу для Европы. Другая идея, не несущая этого риска, — это централизация контрактов на закупку газа в России. Европа является крупным покупателем, но каждая страна заключает контракты индивидуально, т. е. практически не влияя на цены. Если бы это было перенесено на европейский уровень, возможностей для снижения цен было бы гораздо больше.

Это не лучше, чем эмбарго?

Может быть, и так, но политически, наверное, еще труднее осуществить. Европа должна действовать быстро, а для централизации закупок потребуется какой-то новый орган в Европейской комиссии, а затем организация рынка, на котором это сырье будет распределяться между государствами-членами. Это выполнимо, но сложно. И все же простое сообщение о том, что мы в одночасье отрезаем себя от сырья, могло бы быть политически выгодным для Европы и могло бы укрепить ее имидж как важного игрока на международной арене.

Предположим, что эмбарго ввести нельзя, что Германия и ряд других стран ЕС на это не согласятся. Какие последствия могут иметь односторонние эмбарго, например, введенные странами Балтии? Имеет ли смысл подобное решение Польши? Затраты для Польши были бы выше, чем если бы вся Европа делала это совместно и по отдельности?

Это сложный вопрос, потому что потери для России были бы намного меньше, а для нас были бы аналогичны потерям в случае общеевропейского эмбарго. Таким образом, отчет о прибылях и убытках менее очевиден. Если политически европейское полное эмбарго на российские нефть и газ недостижимо, решения следует искать в частичном или постепенном эмбарго. Недавно вместе с немецким экономистом Морицем Шулариком я предложил ввести объявленный заранее график санкций, начиная с сегодняшнего дня с эмбарго на нефтепродукты, которое засорило бы российские НПЗ и мало повлияло бы на Европу, через эмбарго на российскую нефть, и закончить — через несколько недель — введением обязательных депозитных счетов, на которые будут поступать доходы от продажи газа. Россия не сможет получить доступ к этим деньгам, пока не уйдет из Украины. Такое решение фокусируется на главной задаче — прекращении доходов, финансирующих путинскую военную машину, — при сохранении поставок. Конечно, тогда Путин мог перекрыть кран. Но остановить майнинг совсем не просто, а тем более дешево.

Дебаты в Европе сосредоточены на издержках введения эмбарго, но также имеет смысл спросить, каковы будут издержки его не введения?

Это, на мой взгляд, ключевой момент. Все расчеты стоимости, о которых мы говорили, основаны на нереальном расчете: мир сравнивается с эмбарго на мир до войны на Украине, которого не существует. Сопротивление эмбарго вызывает мысль,что мы можем вернуться в досанкционный мир,в «бизнес как обычно».Но это невозможно.Если Европа не примет решение об эмбарго в ближайшее время,Путин сдаст карты что он сыграет осенью.это будет одна из издержек отсутствия эмбарго.но будут и издержки сообщества.в настоящее время ЕС проходит тест на солидарность.если он его пройдет,будет легче принять меры в будущем, что дорого обходится некоторым государствам-членам, но выгодно для всей Европы. Борьба с изменением климата, но также и поддержка верховенства права. ЕС должен показать, что он может принять краткосрочные затраты в обмен на долгосрочные выгоды.

А что могут сделать сами потребители, ограничивая потребление энергии, например, меньше и медленнее ездить на машине, уменьшая отопление, отключая кондиционеры ? ослабить Россию? Если политиков не удастся убедить принять эмбарго, придется поощрять европейцев взять дело в свои руки?

Понижение комнатной температуры зимой на 1 градус в Европе снизит спрос на российский газ примерно на 7%. Когда речь идет о нефти, мы можем добиться наибольшей экономии на транспорте. Например, Международное энергетическое агентство подсчитало, что ограничение скорости на автомагистралях и введение альтернативных разрешений на вождение, благодаря которым каждый автомобиль можно будет использовать только через день, окажут значительное влияние. Конечно, при отсутствии политических решений добиться ощутимых результатов будет сложно: во-первых, нужна координация, во-вторых, наши сбережения на практике будут распределяться между всеми поставщиками, а не только ориентированными на Россию. И самое главное: в сегодняшней ситуации такие действия не принесут сразу достаточного результата. Вполне вероятно, что судьба Украины в какой-то мере решится в течение нескольких недель, поэтому здесь и сейчас совершенно необходимы смелые решения.

Лукаш Рэйчел имеет степень доктора экономических наук Лондонской школы экономики. С этого года он будет доцентом Университетского колледжа Лондона, в настоящее время получает исследовательскую стипендию в Принстонском университете. С 2008 года до недавнего времени работал в Банке Англии, где отвечал за исследования и консультирование в области макропруденциальной политики. В 2017/2018 году он был получателем стипендии Фулбрайта в Гарвардском университете.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Лукаш Рахель: Продолжение импорта газа из России обойдется Европе дороже, чем эмбарго
Бельгия к этому времени заморозила большую часть российских активов в ЕС