Лукаш Варжеха: Быть как лорд Пальмерстон

Польша руководствуется не доктриной, а принципами и холодным расчетом.

Лукаш Варжеха: Быть как лорд Пальмерстон

Ярослав Качиньский и Виктор Орбан много лет сотрудничают и имеют общую политику по отношению к ЕС

Одной из величайших ошибок внешней политики является доктрина. В мировой истории в конечном итоге побеждали те, кто был свободен от нее, и англосаксы в частности были среди этой группы. Гитлер был доктринером, чья безумная доктрина быстро сбилась с пути. Черчилль был прагматиком, который пытался сохранить британскую кровь во время войны. Гибкость и прагматизм могут вызвать у поляка, полного благородного ликования, негодование и отвращение, но это правильный путь.

В 1848 году в британской палате общин тогдашний министр иностранных дел, а позднее премьер-министр Соединенного Королевства Генри Джон Темпл лорд Пальмерстон произнес памятные и многократно цитируемые слова: «У нас нет вечных союзников, и мы имеем нет вечных врагов. Наши интересы вневременны и вечны, и мы обязаны следовать этим интересам».

-8CHb9t4wfe»>Стоит напомнить, что это был отрывок из более длинного выступления министра, который опроверг обвинения депутатов, упрекающих его в том, что он недостаточно вовлекает Великобританию в различные столкновения, напряженность и споры. Темпл подчеркивал в своем выступлении, что элементом постоянного курса империи является уважение собственного достоинства и чести, но в то же время он уравновешивал это предположением о заботе о собственных интересах в самом прагматическом смысле. Из этого можно было сделать вывод, что британская линия должна была вести себя достойно там, где это не нарушало бы упомянутых выше политических или экономических интересов Лондона, а во всем остальном следовать строго прагматической линии.

И еще одна цитата из той же речи лорда Пальмерстона, гораздо менее известная и не менее важная: и праведность; следуя этому курсу с умеренностью и благоразумием, не становясь Дон Кихотом мира, но поддерживая и морально поддерживая те вещи, которые он считает справедливыми, и когда он думает, что было сделано зло».

Моральный указатель, — говорит видный британский политик того времени, — да, но при условии, что мы говорим об этом и не с точки зрения морального максимализма, а с точки зрения умеренности и благоразумия.

У нас нет вечных союзников и вечных врагов. Наши интересы вневременны и вечны, и мы обязаны следовать этим интересам.

Генри Джон Темпл

< p class = "articleBodyBlock article - параграф" id = "block-id-Lx12-IhMC8">Я упоминаю об этой знаменитой речи британского министра иностранных дел, потому что такой способ мышления во многих случаях чужд тем, кто анализирует международные дела. Этим недавно занялся Томаш Терликовский в Речи Посполитой, сторонник радикального курса с самого начала российско-украинского конфликта. Однако на этот раз речь шла не об Украине, а о Венгрии. Терликовский в своем тексте рассуждал, почему Польша должна окончательно расстаться с Будапештом. Однако вместо добродетельного прагматизма министра Темпла аргументация обнажает доктрину, основанную, кроме того, на слабых или просто ложных предположениях.

Терликовский рисует картину будущего Европы — трудно сказать, насколько далекого, — в котором многое изменится. Настолько, что, по его мнению, не будет нужды искать поддержки у венгров в сопротивлении неблагоприятным тенденциям. Это оптимистичный вариант, но отнюдь не бесспорный. Германия, до сих пор сотрясающая европейские институты, находится в сложном положении главным образом потому, что потеряла базовый фундамент своей экономической мощи в виде дешевой энергии из России. Однако это не означает, что они уже уходят под воду, как того хотелось бы некоторым в Польше.

-eOe7dSdGGb»>Терликовский констатирует, что политика Франции, и прежде всего Германии, постепенно меняется, «по крайней мере, в сторону менее открытого убеждения Украины идти на уступки». Может здесь, но не по другим вопросам. Канцлер Олаф Шольц не только не изменил своего тона, когда речь идет о проекте фактического преобразования ЕС в федеративное образование, но даже ужесточил этот курс. Все время на столе стоит полная отмена вето в Совете ЕС, в том числе и в вопросах внешней политики Союза, а это фактически превратило бы ЕС в федеральный орган. То есть на практике подвергаются давлению со стороны сильнейших в еще большей степени, чем сегодня.

Терликовски справедливо отмечает, что элита ЕС ведет опасную игру, которая способствовала Brexit, но он больше не придерживается этой мысли. Эта игра настолько опасна, что, пока это возможно, следует искать союзников, чтобы противостоять ей. Один из них — вероятно, помимо нового итальянского правительства — это Будапешт.

Все еще обсуждается вопрос о полной отмене вето в Совете ЕС, в том числе в случае внешней политики Союза, и это фактически превратило бы ЕС в федеральный орган

Описывая ситуацию, в которой мы находимся, Терликовский также констатирует, что США смотрят на Польшу «с явным сочувствием». В международных делах нет ни симпатии, ни неприязни. Есть интересы. Терликовский не видит того, чего решили не замечать и многие сторонники жесткой линии: Америка преследует в первую очередь свой интерес, т.е. ослабление русско-китайского лагеря. Он делает это чужими руками, в том числе и польскими. Это не означает, что мы не извлекаем определенных выгод из этой политики. Но это значит, что мы всегда должны иметь столько головы, чтобы быть в этой игре, может быть, не пешкой, но и не ферзем. Максимум слон или конь (наименее ценная из шахматных фигур). Значит, дело не в сочувствии, а в том, насколько Вашингтон считает нас полезными и как дешево мы продаем наше сотрудничество. И с годами наш самый главный союзник привык не просить заоблачную цену.

Когда Терликовски пишет о Венгрии, он иногда лжет. Я не знаю, на чем он основывал свое убеждение, что венгерские элиты считают Россию консервативной силой. Терликовски не подкрепил это утверждение ни одной цитатой или доказательством. Да, на Западе, а также в США есть доверчивые комментаторы, которые так видят Россию. В нашей части Европы это абсолютная редкость, и венгерско-российские отношения строятся исключительно на интересах, а не на таких опасных иллюзиях. У Путина — и это должно быть ясно — столько же общего с консерватизмом, сколько у Сталина с гражданскими свободами.

-vwZ_h56Yc-«>Точно так же неверно утверждение Терликовского о том, что «Орбан поддержал агрессию против свободного государства», опять же не подкрепленное ни одной цитатой или фактом. Если только мы не считаем, что поддержка агрессии — это любое отклонение от самой радикальной линии, проведенной Варшавой. Однако верно то, что Венгрия пошла по другому пути, чем большая часть Европы, особенно в том, что касается поставок сырья из России. Для Терликовского это повод осудить Венгрию и заявить, что ни о каком сотрудничестве с ними не может быть и речи.

Терликовски забывает, что в разных странах разные ситуации. Гораздо проще говорить о жестком санкционном режиме, например, во Франции, где насчитывается почти 60 атомных блоков общей мощностью более 60 ГВт, и гораздо сложнее в Венгрии, у которой на данный момент есть проблема с достройкой работа, проводимая в сотрудничестве с Россией по расширению своей единственной атомной электростанции Пакш, без которой Венгрия не сможет достичь своего энергетического баланса. А стоит помнить, что соглашение о строительстве Будапешта с Москвой было подписано в 2014 году. Легче согласиться на газовые санкции или ограничить закупочную цену на уровне ЕС (вопрос, который только что обсуждался на Пражский саммит), когда у вас есть несколько терминалов СПГ, например, в Испании, или даже новая связь (пусть и ограниченная) с норвежскими источниками, например, в Польше, и гораздо сложнее, когда вы зависите от российского газа в такой степени, как Венгрия. И во многом это связано с их географическим положением.

-nXNLY1ZCga «>Терликовский также не замечает, что венгерский премьер явно выиграл выборы благодаря такому отношению: подчеркивая, что интересы венгров он ставит на первое место, а если это означает сохранение сырьевого сотрудничества с Россией, то трудно. Таким образом, если в Польше большинство общества придерживается довольно напористой линии, то в Венгрии большинство придерживается иного мнения. Это выбор венгров, который, вероятно, был бы легко подтвержден, если бы Будапешт действительно решил организовать консультативный референдум по этому вопросу, о чем недавно упоминал Орбан. Если бы венгры не согласились с такой линией, Виктор Орбан сегодня был бы в оппозиции. Так действительно ли у Терликовского есть обида на Орбана или, может быть, на всех венгров за то, что они ставят не так, как поляки?

Dramatic Challenge

Разочарование журналиста состоит в том, что премьер-министр Венгрии открыто выражает сомнения в эффективности санкций. Однако эти сомнения появляются во многих местах — только в Польше за их высказывание можно назвать агентом Путина. В конце августа, например, об этом писал еженедельник The Economist, который трудно заподозрить в благосклонности к России. «Проблема в том, что массированной [санкционной] забастовки не происходит», — говорилось в тексте от 25 августа. — «Российский ВВП сократится на 6 процентов в 2022 году, что намного меньше ожидаемых в марте 15 процентов». Автор указывал, что хотя последствия санкций в России продлятся долго, на Западе они ощущаются почти сразу.

Вопрос, означает ли разница в Украине, что мы должны отказаться от союза с Венгрией по любому другому вопросу?

Примерно в то же время в аналогичном ключе высказалась и The Washington Post, отметив, что санкции работают, но медленно, в течение более короткого промежутка времени, оказывая гораздо большее влияние на Запад, чем на Россию. У американцев с этим проблем гораздо меньше, чем у европейцев, и тем не менее это одна из главных тем кампании в преддверии ноябрьских выборов в Конгресс. Конечно, есть и самые разные мнения — просто мнения разделились, но прав Орбан, указав на разрушительное влияние санкций на положение европейцев, сомнений нет. Вопрос в том, кто из них готов пойти на какие жертвы и каков будет конечный результат для европейских экономик.

-D1pxPfX1C6 «>Короче говоря, у Венгрии есть свои причины и приоритеты, на которые она имеет полное право. Вопрос в том, означает ли различие в случае с Украиной, что мы должны отказаться от союза с Венгрией по любому другому вопросу? Ни в коем случае — тем более, что у сторонников отвращения ЕС от опасного, как признает сам Терликовский, путей к федерализации не так уж и много. Да, у вас могут быть различные возражения против того, как выглядит правление Орбана, но не наше дело морализировать другие нации и лидеров. Если бы это было так, то пришлось бы, например, разорвать отношения с Францией из-за того, как президент Макрон обращался со своими гражданами во время пандемии. Однако это было бы не очень разумно.

Необходимы союзы

Относительно тенденций в ЕС, опасных с консервативной точки зрения, Терликовски утверждает: «Консервативный ответ на цивилизационные и моральные изменения — это терпеливое создание союзов, которые не столько нападают на других, но укрепляют государство и важные социальные институты, которые ограничить устремления политиков, пытающихся социальной инженерией построить пространство компромисса». Честно говоря, довольно пусто. Да, консерваторы должны стремиться укреплять институты, но одно дело — разработать консервативный порядок для своей страны, и совсем другое — искать союзников, чтобы остановить неблагоприятные изменения в такой сложной организации, как ЕС. Эти изменения не остановит «укрепление государства и важных социальных институтов». Остановить их можно только созданием конкретных альянсов, которые блокируют те или иные решения в Европарламенте и Совете ЕС. Проще говоря — нужно определенное количество голосов. Также венгерские голоса.

Терликовский упрекает главу венгерского правительства своим знаменитым заявлением из летней школы в Трансильвании о том, что разногласия между венгерскими и польскими позициями являются «делом сердца», но в то же время весь его текст доказывает, что Виктор Орбан был прав. . Польша, столкнувшаяся с поистине драматическими проблемами, которые не заканчиваются войной к востоку от нас, должна быть похожа на Великобританию лорда Пальмерстона: руководствоваться принципами, но в то же время холодно прагматично, когда на карту поставлены наши основные политические интересы; экономические.

Автор является обозревателем Do Stuff

Текст представляет собой полемику со статьей «Альянс с Орбаном — плохой путь для правых» Томаша Терликовского из «Плюс-Минус» от 30.09.2022

Подробнее

Лукаш Варжеха: Быть как лорд Пальмерстон

Плюс Минус Альянс с Орбаном — неверный путь для правых

Сегодня мы не связаны с орбановской Венгрией ни по бизнесу, ни по ценностям. Уж точно не консервативные. Так откуда же убежденность в сохранении союза с Будапештом?

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Лукаш Варжеха: Быть как лорд Пальмерстон
Когда Масленица В 2022 Году Отмечается Православными