Мацей Марек: Мы наблюдаем рождение права платформ

Закон о цифровых рынках — это революция. Тем более, что это направление ждет бурное развитие. Во всем мире, от США до Австралии, уже создаются подобные правила.

 Мацей Марек: Мы наблюдаем рождение закона о платформах

11 мая. был опубликован окончательный текст Закона о цифровых рынках (ARC). Среди операторов крупнейших платформ она представляет интерес, поскольку может хотя бы в принципе существенно повлиять на их бизнес-модели.

Большая технология на цели

ARC будет применяться только к так называемым охранники доступа должны быть назначены Европейской комиссией. Критерии их определения определены таким образом, чтобы охватить только самых крупных игроков. Хранителями доступа должны быть компании (или, скорее, группы капитала) с доходом не менее 7,5 млрд евро в ЕС или стоимостью не менее 75 млрд евро, если хотя бы одна из их услуг имеет не менее 45 млн конечных пользователей в ЕС. Союза и не менее 10 тыс. бизнес-пользователи.

-cMMS1HsReG «>Некоторые депутаты прямо заявили, что ARC должен применяться в основном к Google, Apple, Facebook (теперь Meta), Amazon и Microsoft (т.е. GAFAM). Тем не менее, многие другие действующие лица могут приблизиться к вышеуказанным пороговым значениям сейчас или в будущем, и, следовательно, во многих местах ведется лихорадочная проверка. Многое будет зависеть от интерпретации методологии подсчета пользователей, прилагаемой к ARC. Он содержит много спорных элементов (например, команду включать зарегистрированных пользователей даже для тех сервисов, которые нельзя использовать без входа в систему), и невозможно устоять перед впечатлением, что на его доработку было потрачено не так много времени.

Суть ARC состоит примерно из 20 правил, которые можно и нельзя делать, явно вдохновленных антимонопольными разбирательствами, проведенными в последние годы против операторов крупных платформ. Мы найдем среди них среди прочих прозрачное, справедливое и недискриминационное ранжирование, запрет на объединение персональных данных из разных источников без эффективного согласия пользователя или запрет на применение положений РНБ.

Хотя эти запреты и судебные запреты основаны на антимонопольных разбирательствах в отношении очень конкретных платформ, многие из них сформулированы так, чтобы применяться ко всем категориям услуг, подпадающим под действие ARC. Поэтому не всегда известно, как должно выполняться конкретное обязательство, и даже относится ли оно вообще к конкретной услуге. Учитывая относительно глубокое вмешательство в бизнес-модель, это представляется достаточно существенным недостатком регулирования. Несколько потенциальных опекунов доступа уже неофициально обсуждают с Европейской комиссией свои фактические обязанности.

Стражи доступа также должны будут сообщать в Комиссию обо всех сделках M&A, связанных с цифровым сектором или сбором данных — независимо от их размера, влияния на рынок ЕС, площадки и т. д. Причем, благодаря довольно творческой интерпретации существующих правил. , Комиссия, если она получит поддержку хотя бы от одного государства-члена, она сможет расследовать, ограничивает ли такая сделка конкуренцию.

Конкуренция на стероидах

Так зачем создавать новые правила, когда у нас уже есть закон о конкуренции? В течение некоторого времени среди законодателей ЕС росло мнение, что антимонопольные разбирательства на цифровых рынках занимают слишком много времени. Причины видятся в сложности законодательства о конкуренции, что проявляется в трудностях определения соответствующего рынка и перевода общих положений в конкретные запреты или предписания. В принципе, АРК избегает этих проблем — теоретически нет сомнений, кто обязан (назначенные Комиссией пропускные охранники) и что они обязаны (выполнять указанные запреты и приказы). «В предположении» и «теоретически», поскольку на практике как субъективный объем АРО, так и его материальный объем могут вызывать сомнения. Таким образом, ARC может потребовать такого же длительного и напряженного разбирательства, как и закон о конкуренции.

Однако нет никаких сомнений в том, что ARC повлияет на средства защиты доступа хотя бы потому, что он также содержит такие приказы и запреты, которые было бы трудно вывести из закона о конкуренции, например, обязательство предоставлять конкурирующим поисковым системам данные о предыдущих поисках, обязательство для обеспечения взаимодействия с конкурирующими мессенджерами или обязательство сообщать Комиссии обо всех концентрациях в цифровом секторе. Степень этого воздействия зависит от многих факторов, таких как направление толкования нормативных актов и реакция пользователей на изменения, поэтому в настоящее время ее очень сложно предсказать.

Есть два «но»

Например, ARC прогнозирует, что ведущие поисковые системы должны будут предоставлять конкурентам данные о запросах конечных пользователей, кликах и просмотрах страниц, чтобы помочь конкурентам улучшить качество своих поисковых систем. Однако есть как минимум два «но». Во-первых, данные должны быть обезличены перед передачей, что снизит их качество. Во-вторых, они должны предоставляться на «справедливых, разумных и недискриминационных условиях» и, следовательно, не обязательно бесплатно.

Другим примером является обязательство обеспечивать совместимость с конкурирующими службами обмена сообщениями. Это обязательство очень обширно, и Комиссия может расширить его еще больше. Предполагается, что это позволит более мелким игрокам конкурировать с крупнейшими — даже нишевый мессенджер должен позволять контактировать с наиболее важными пользователями приложения. Но и здесь дьявол кроется в деталях. Например, конечные пользователи основного провайдера могут не согласиться участвовать в таком взаимодействии, и поэтому в конечном итоге может оказаться невозможным связаться с ними через конкурирующие службы обмена сообщениями. Это в свою очередь означает, что основной мессенджер останется самым привлекательным в глазах пользователей.

Существуют также потенциальные процедурные сложности. Потенциальные охранники доступа будут защищаться от присвоения им этого статуса. И инструментов для этого у них много — от указания на сомнения, связанные с методикой подсчета пользователей, до постановки под сомнение самой законности АРО. Поэтому реальное влияние АРО на т.н. большие технологии могут оказаться меньше, чем предполагают некоторые люди.

Прежде чем ARC вступит в силу, необходимо сделать еще несколько формальных шагов, в частности, для утверждения Европейским парламентом. И полная эффективность АРК будет определена не ранее, чем где-то в середине 2024 г. О революции можно говорить уже сейчас.

Автор является старшим юристом в Dentons, отделе антимонопольного законодательства

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Мацей Марек: Мы наблюдаем рождение права платформ
Премьер-министр Финляндии: Мы примем решение о членстве в НАТО через несколько недель