Мачей Стшембош: Вопрос о Германии

Может ли настоящая демократия быть эгоистичной? — недоумевает журналист.

Мацей Стшембош: Вопрос о Германии

Среди многих объяснений двойственного поведения немецкой политической элиты по отношению к российской агрессии часто встречается теория раскаяния перед Россией за Вторую мировую войну. Между тем именно сталинская Россия была партнером Гитлера в нападении на Польшу по пакту Молотова-Риббентропа. Именно сталинская Россия убивала элиту захваченной Польши и порабощала другие страны не менее жестоко, чем нацистская Германия. С другой стороны, мы не слышим об угрызениях со стороны немцев по отношению к полякам, которых убивали гораздо больше, чем русские, или по отношению к цыганам, отправленным в концлагеря так же, как и евреи.

Кажется, что немцы работали над вопросом антисемитизма и Холокоста после войны, но они не работали над другой проблемой нацизма — догмой о превосходстве великих наций над малыми. Кровь украинцев не имеет большого значения, как не имели значения жертвы греков, драконовски управляемые немцами и немецкими банками.

Эффекты доминирования

Поэтому вопрос о том, обслуживает ли Союз германское руководство, вполне оправдан. Тем более, что экономический успех Германии во многом основывался на американском военном зонтике, освобождавшем ее от реальных военных расходов. Их экономика также оказалась в выигрыше от падения «железного занавеса» и расширения ЕС. В то же время Германия вступила в стратегический энергетический союз с Россией, целью которого — трудно поверить сегодня тому, кто не знает, — было подчинить себе экономически более слабые страны, разделяющие Россию и Германию, т.е. страны Центральной и Восточной Европы. Политика противодействия развитию атомной энергетики или полное отсутствие терминалов СПГ были кусочками одной и той же головоломки.

Такая политика понятна — это был самый простой и дешевый путь к экономическому господству и низким ценам на энергоносители. Это также можно объяснить верой в эволюцию России в сторону демократии, но только до вторжения в Крым. Между тем правительство Меркель постоянно удваивало ставки на это сотрудничество и сознательно отказывалось от других вариантов. Канцлер убедила Обаму, что Германия повторяет политику Запада в отношении России. Таким образом, именно Германия несет ответственность за последствия этой политики и должна поступать с ними так же, как когда-то столкнулась с последствиями Второй мировой войны.

Без политики Германии не было бы агрессии против Украины, потому что именно отсутствие реальных санкций по Грузии и Крыму обнаглело Путина. Без нарушения эмбарго и немецких инвестиций в российскую военную промышленность Путин не смог бы поверить, что он силен и безнаказан.

В этой ситуации заявление канцлера Олафа Шольца о том, что эмбарго на российские газ и нефть будет слишком дорогим для немецкой экономики и немецкого уровня жизни, в сочетании с отказом реально поддерживать украинцев в борьбе с агрессором читается тремя способами: Смерть тысяч украинцев менее важна, чем примерно 1,5 процента экономический рост, поэтому Германия по-прежнему готова финансировать российскую агрессию. Происхождение процветания вторично — за него можно заплатить преступлениями, что ставит под сомнение немецкое понимание универсальности прав человека. Германия чувствует себя виноватой, но только тогда, когда это удобно и только по отношению к тем, кого она считает стратегическими партнерами на будущее.

Будущее Союза

Таким образом, возникает более широкий вопрос: может ли истинная демократия быть эгоистичной и предоставлять своим гражданам права, в которых она отказывает другим. Поведение немецкой элиты показывает лицемерие современных западных демократий и объясняет, почему демократия находится в упадке. У сирийцев, обстрелявших Алеппо, в то время как шаткие санкции Запада против России были приостановлены за аннексию Крыма, нет причин хорошо относиться к западным демократиям. К счастью, Украина мечтает о вступлении в ЕС и НАТО, но надолго ли?

Проработка ошибочной политики Германии в отношении России, пожалуй, самая актуальная задача не только для самих немцев, но и для других стран, особенно прифронтовых страны, не могут не замечать эту проблему. Это также косвенно влияет на нас, а через мгновение может повлиять на нас напрямую. Поэтому давление внутри ЕС на немецкие политические элиты, в том числе через европейские парламентские политические партии, с целью как можно скорее изменить ошибочную политику в отношении России, сегодня является не только смыслом существования стран нашего региона, но и Вопрос о будущем Союза. Германия должна немедленно активно и широко включиться в защиту Украины, иначе она может забыть о безоговорочном лидерстве в Союзе.

Автор — кинопродюсер и сценарист

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Мачей Стшембош: Вопрос о Германии
Президент Дуда об аварийной посадке: Мы почувствовали, что самолет раскачивается