Марчин Менчес: Администрация и компании перед лицом агрессии против Украины

Сначала ничего не могли сделать власти, потом предприниматели, а в итоге мы все ничего не сможем сделать серией импровизированных действий.

<исходный носитель =" (минимальная ширина: 705 пикселей) "srcset =" https://i.gremicdn.pl/image/free/2d26d27624e93164ead982029257095f/?t=crop:6016:3731:nowe:0:135,resize:fill:624: 390, увеличить: 1 1x, https://i.gremicdn.pl/image/free/2d26d27624e93164ead982029257095f/?t=crop:6016:3731:nowe:0:135, изменить размер:fill:1248:780, увеличить:1 2x "> <р>Марчин Менчес: Администрация и компании перед лицом агрессии против Украины

Законодательный ролик снова пронесся по правовой системе. На этот раз прокладывая путь к закону о санкциях. Намерение правительства защищать Украину и фундаментальные ценности международного сообщества не вызывает никаких возражений. Обусловление любых действий принятием администрацией закона, борющегося с правовым бессилием «без всякой процедуры», уже вызвало удивление. Что еще хуже, принятые решения представляют угрозу безопасности, общественным и частным интересам.

Безопасность

В первые часы применения санкций против субъектов, поддерживающих российскую агрессию, выяснилось, что десять муниципалитетов лишились газоснабжения. Хотя в решениях МВД и Администрации о введении санкций были указаны активы и деятельность заинтересованных лиц, последствий от замораживания деятельности поставщика газа никто не предсказывал. Это казалось маловероятным, пока премьер-министр не принял специальные меры по восстановлению поставок.

-n9E_Ls853z «>Не умаляя недуга жителей незадачливых муниципалитетов, больше всего беспокоят действия временного правительства. Поскольку никто не предсказывал, что результатом перекрытия газового крана станет отсутствие газа, не проводились системные анализы или косвенные последствия применения санкций для национальной безопасности.

Принятый акт заботится об оперативности оформления за счет процессуальных гарантий субъектов, в отношении которых введены санкции. Если бы такой механизм был реализован в ответ на предупреждения американской разведки о готовящейся агрессии или хотя бы в первые часы вторжения, это было бы понятно. Это можно было бы понять, даже если бы такой механизм создавался на постоянной основе с допущением корректировок его функционирования. Однако закон был принят слишком поздно, чтобы предотвратить бегство легко оборотных активов. При этом сфера его применения ограничена этим конфликтом и только с 24 февраля с.г.

Как выжить в ожидании вмешательства суда

Субъектам, включенным в санкционный список, не были предоставлены разовые меры по защите их прав. Об этом узнал производитель здорового питания, чьи скоропортящиеся запасы — как и другие активы — были заморожены накануне майских выходных. И обнародование этой информации имело эффект домино в деловых отношениях.

Основным способом защиты прав и интересов (неправильно) включенного в перечень лица является обращение в административный суд. Даже без длинных выходных и проблем, с которыми сталкивается государственная служба, выживание компании до вмешательства суда может оказаться невозможным. Даже если у предприятия есть свободные средства для покрытия постоянных затрат, может не оказаться возможности использовать эти ресурсы, например, для выплаты заработной платы. Шансы на приостановку исполнения административного решения, принятого «в интересах национальной безопасности» по инициативе силового ведомства, невелики.

В долгосрочной перспективе потерпевшая сторона будет добиваться возмещения причиненного ущерба в национальном суде или Европейском суде по правам человека. Однако здесь временной горизонт еще более отдален, и это потребует дополнительных разовых затрат. Нет права на обеспечение требования к Государственному казначейству, которое могло бы смягчить проблемы с ликвидностью.

Министерство внутренних дел и администрации может отменить замораживание активов по обоснованному требованию заинтересованного лица. Однако если бы санкции были введены по инициативе других органов, в частности спецслужб, то это потребовало бы оспаривания документов, часть из которых может быть засекречена, и, прежде всего, склонения чиновников министерства к вступлению в конфронтацию с услуги. Заинтересованность чиновников в этой сфере не соответствует интересам Государственного казначейства, которое несет юридическую и финансовую ответственность за допущенные ошибки. Поэтому, опираясь на средства политического воздействия, адресатом действий должен быть, прежде всего, орган, запросивший применение санкции в том или ином случае.

Как это ни парадоксально, компании с иностранным капиталом могут оказаться в лучшем положении. В случае с инвесторами из ЕС несколько лет споров о независимости польской судебной системы могут говорить в пользу получения судебной защиты. Инвесторы из-за пределов ЕС могут воспользоваться дополнительными средствами правовой защиты в рамках инвестиционного арбитража.

Общественный интерес

Общественный интерес, несомненно, оправдывает усилия по укреплению мира и региональной стабильности. Наш непосредственный сосед заслуживает нашей поддержки как по юридическим, так и по моральным причинам.

Однако, несмотря на то, что конфликт на Украине продолжается с 2014 года, санкции против России действуют столько же, администрация разбрасывалась импосибилизмом и неуклюжим агентством. В долгосрочной перспективе они могут оказаться непродуктивными.

Пример импосибилизма — беспомощность таможенных служб перед автомобильным транзитом. В результате мы стали свидетелями блокирования гражданских дорог. Однако это означает, что Польша не может гарантировать сохранность грузовиков на восточных номерных знаках. Без учета того, насколько критерий таблиц позволял правильно идентифицировать груз, это влекло за собой юридическую и финансовую ответственность Государственного казначейства. Если администрация не имела права даже затормозить транзит, то тем более частные лица не могли применять такие принудительные меры с молчаливого согласия силовых структур.

В свою очередь, потребность в посредничестве в применении санкций отвлекла законодателя от других правовых соображений. Даже если упомянутый выше случай ошибочного применения санкций окажется единичным, предметом споров будут и санкции, примененные в связи с нарушениями.

Например, критерий наказания субъекта, имеющего личные отношения с другим субъектом, который косвенно поддерживал сокращение гражданского общества или демократии в связи с Российская агрессия в отношении Украины носит как минимум всеобщий характер. Тут может получиться так, что мы все заплатим по счету за подмоченную репутацию польской судебной системы.

«ничего не могу сделать»

Как и во-первых, ничего не смогла сделать администрация, которая хотела поддержать Украину экономическими санкциями. В настоящее время подпадающие под их действие предприниматели ничего не могут поделать с санкциями. В конечном счете, мы все ничего не сможем сделать с последствиями серии импровизированных действий.

Автор — профессор Варшавской школы экономики, советник Queritius

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Марчин Менчес: Администрация и компании перед лицом агрессии против Украины
Красные линии канцлера Олафа Шольца