Марек А. Чихоцкий: немецкие поселения

Вопрос о том, как правительство в Берлине может проводить такую ​​однобокую, слепую и альтернативную политику в отношении России на протяжении многих лет, почти каждый день появляется в немецких СМИ.

< source media = "(min-width: 1353px) "srcset =" https://i.gremicdn.pl/image/free/157719c3e31d6f6cb037bc16bf09d6a1/?t=crop:1814:1125:new:310.81307401405:65.4203fill13344138,9resize https://i.gremicdn.pl/image/free/157719c3e31d6f6cb037bc16bf09d6a1/?t=crop:1814:1125:new:310.81307401405:65.420313344138, resize:fill:1896:1184, увеличить: 1 2x

Настойчивое молчание Ангелы Меркель слишком красноречиво.

В контексте российских взрывов и преступлений на Украине трудно заставить их замолчать или попытаться заставить их замолчать. В Германии присутствует чувство политической ответственности за сложившуюся ситуацию, и упорное молчание на этот счет главного архитектора всей беды Ангелы Меркель слишком красноречиво.

— Как мы могли так ошибиться? — этот вопрос имеет и практическое значение в Германии. Ведь речь идет не только об иллюзиях в отношении России, но и о конкретной политике зависимости от российского сырья, проводимой Германией с железной последовательностью. Такая последовательность впечатляет, поскольку в результате богатейшая страна Европы не только не построила ни одного СПГ-терминала, но и использовала все доступные средства, чтобы заблокировать проект альтернативной добычи сланцевого газа на всей территории ЕС.

Но что, если это не было ошибкой? Сегодня, видя страшные кадры с Украины и переживая на себе реальность кремлевского сырьевого шантажа, немецкое общество и СМИ требуют ответа на вопрос, как этого можно было добиться. Я весьма скептически отношусь к тому, что Германия действительно будет готова привлечь к ответственности своих политиков. Не потому, что они этого не хотят — можно поверить в подлинность их потрясения и возмущения, — а потому, что такие отчеты должны были бы дойти до самых основ их государства и его могущества. Им пришлось бы коснуться вопроса о воссоединении самой Германии.

Недавний выпуск программных документов Гельмута Коля в начале 1990-х годов показывает, что Бонн в то время был готов многим пожертвовать ради воссоединение Германии и отношения с Москвой: он выступал против расширения НАТО, суверенитета Прибалтики и вел свою игру против западных союзников. Включение России в политику Германии до 24 февраля 2022 года, возможно, было не ошибкой, а осознанным выбором, вытекающим из характера воссоединения Германии. Однако если бы сегодня учет собственной политики привел немцев к такому выводу, остается вопрос, что бы они сделали с такими знаниями?

Marek A. Cichocki

Автор является профессором Collegium Civitas

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа