Марек Домагальски: первое судебное разбирательство по франку в Верховном суде после эпидемии

Хорошо подготовленный судебный процесс – залог успеха сторон, адвокатов и суда.

 Марек Домагальский: Первый откровенный суд в СН после эпидемии

Есть судебные дела, в которых желательны, а иногда даже необходимы участие общественности, публичный обмен аргументами и присутствие в присутствии потерпевших и предполагаемых виновных в их правонарушениях.

Месяц назад я написал, что боюсь, что комфорт судейства из-за стола не слишком понравится судей, поскольку, несмотря на ослабление антиковидных правил, судебные разбирательства (открытые) по гражданским делам все еще редки.

Правда количество заинтересованных обычно невелико, но есть и более удачные вещи, типа швейцарских франков, когда появляется общественность, в том числе СМИ. Во всяком случае, общественные слушания не зависят от того, что должна появиться большая аудитория — тогда должны быть приняты дополнительные меры, большее помещение, да еще проходы — и открытость является нормой.

-RDCHdemjGk»>Однако, поскольку covid все еще представляет собой определенную угрозу, это должна быть дополнительная возможность хорошо подготовить слушание, чтобы оно прошло быстро. Это продемонстрировал первый после эпидемии судебный процесс над швейцарским франком в Верховном суде, хотя ничего экстраординарного в нем не было. Большая аудитория была необыкновенной.

Судебное заседание началось вовремя, после небольшого разъяснения формальностей и небольшого перерыва на прочтение письма генерального прокурора незадолго до слушания судья передал дело, а адвокаты кратко резюмировали свои доводы. И хотя на стороне франчайзи было три юриста, был только один. Заседание Верховного суда было лишь немного продлено, а это означало, что постановление будет оглашено в тот же день, что и произошло.

Это было время, когда зрители могли обсуждать судей, как в данном случае, так и тех, кто отсутствовал и судил по-швейцарски дела франков, какие есть приговоры, франкеры ли они и т. д. Был даже нижестоящий судья, интересовавшийся делом, были юристы, занимавшиеся подобными делами, ну и конечно франкеры. Меньше всего говорила истица, но это было ее дело, для других это был урок, диагноз, а может и поход в суд, как он тоже работает.

Какой вывод из этой поездки? Чтобы суды открывались шире, когда есть интерес к делу, быстро вели суд, а в идеале сразу выносили определение и четко его обосновывали — когда все помнят, о чем идет речь.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Марек Домагальски: первое судебное разбирательство по франку в Верховном суде после эпидемии
Резня в Буче. Кремль: Серьезный вопрос, которым должен заниматься СБ ООН