Марек Исаньски: Оправдали бы судьи Высшего административного суда Томаша Коменду?

Закон есть постоянное и настойчивое стремление дать каждому то, что ему положено. Вот почему, например, Томаша Коменду оправдали, когда выяснилось, что вступивший в законную силу приговор осудил его за деяние, которого он не совершал. Суть в верховенстве права, а не в постоянстве окончательных решений. Однако в административных судах практика судебной практики противоположна. Первостепенной ценностью является долговечность окончательных решений. Это судебное разрешение государства грабить собственных граждан.

Марек Исаньски: судьи АНБ оправдают Томаша Коменду?

Осуждение Комманда Т. не было «несчастным случаем на производстве». К сожалению, суды всех инстанций осудили невиновного человека по на основании клеветы, без доказательств или фактически осужден против собранных доказательств, потому что доказательства были искажены, сфальсифицированы или даже скрыты.

Когда в общий суд поступают доказательства того, что невиновный человек был осужден, он немедленно оправдывается судом в так называемом режим возобновления. Невообразимо, что, говоря о долговечности судебных решений, верховенстве права и стабилизации правовой ситуации в результате строгости res judicata, отказ в отмене юридически действительного, но ошибочного судебного решения. Это невообразимо, потому что обоснованность суждений не имеет и не может иметь никакой ценности, когда обнаруживаются доказательства того, что они неверны.

Однако в административном судопроизводстве по налоговым делам применяется совершенно иная практика. Судебная практика убедила граждан, доктрину, общественность, а может быть, и себя, в том, что общий правопорядок основан на прочности решений, а не на их соответствии закону.

Таким образом, весьма вероятно, что если после обнародования доказательств, опровергающих обвинительный приговор, судьи административного суда вынесут оправдательный приговор, то г-н Томаш останется на своем месте. АНБ, глядя в глаза невиновному человеку, сказало бы (оно говорило налогоплательщикам в тысячах судебных решений в течение многих лет), что представленный аргумент был бы хорош, но в ходе разбирательства так называемого обычный. Однако в производстве по делу об отмене в связи с грубым нарушением закона суд проверяет не правильность приговора/решения, а наличие грубого нарушения закона.

-7fdOqwe873″>Это недоразумение. Представляется очевидным, что как осуждение невиновного человека, так и ограбление гражданина государством всегда являются грубым нарушением права гражданина на свободу, достоинство и собственность. < /p>

Высший административный суд прав в том, что производство, направленное на отмену окончательных решений, не служит для повторного рассмотрения всего дела. Однако из этого правильного предположения он делает ошибочные выводы, утверждая, что предпосылки, вызывающие эти разбирательства, должны толковаться узко. Кстати, весьма оригинальная логика трактовать широкую формулировку «грубое нарушение закона» крайне узко, квалифицируя нарушения закона в решении.

В результате это в основном мертвое заведение и в т.н. десятки тысяч незаконных решений остаются в юридических сделках. Судебная интерпретация привела к тому, что взимание налога, которого нет в акте, а возникает лишь в результате неправильного толкования положения администрацией на основании неверной судебной практики, не является грубым нарушение закона. И такое решение использует принцип долговечности.

Типичным примером, демонстрирующим подход Высшего административного суда, являются окончательные решения: II FSK 433/20 и WSA I SA/Go 424/20. Налоговые органы установили задолженность гражданина по налогу на прибыль. Налогоплательщик, действуя в доверительном управлении с органами власти, не обжаловал решение в административный суд. Однако аналогичную сделку он совершил и через 2 года и, усомнившись в правоте обложения его этим налогом, обратился к министру финансов за индивидуальной налоговой интерпретацией. Выяснилось, что налог с него не взимался. '

Поскольку правила не были изменены, очевидно, что ранее уплаченный налог не подлежит уплате. Следовательно, его право собственности, подлежащее конституционной защите, было нарушено. Поэтому он подал ходатайство об отмене окончательного решения, утверждая, что введение налога, не вытекающее из акта, является грубым нарушением закона. В качестве меры предосторожности он также ходатайствовал о возобновлении производства по делу в связи с выявлением существенного обстоятельства в виде благоприятной для него индивидуальной налоговой интерпретации, заняв позицию, что дата ее вынесения не может иметь существенного значения.

Однако налоговые органы, а затем и административные суды признали отказ в отмене неправомерного решения соответствующим принципам верховенства права. При этом они подтвердили неправомерность взимания налога: «Суд соглашается с мнением Заявителя о том, что общая позиция ДИАС, сформулированная в обосновании решения от […] августа 2017 года, неверна. Мнение ДИАС, правильно поставленное под сомнение заявителем, явилось результатом оценки, состоящей из одного предложения.

Для этого налогоплательщика или любого другого гражданина не имеет значения, должно ли это решение быть отменено в результате возобновления производства по делу или нахождение его недействительным. Необходимо, чтобы он был изъят из легального оборота. Поскольку в Постановлении о налогах предусмотрены способы отмены незаконных окончательных решений, по крайней мере один из них, а возможно, и оба, должны быть действенными.

Уголовное право используется для наказания виновных и оправдания невиновных, даже приговоренных к окончательному приговору. Точно так же налоговое законодательство служит для сбора только налога, причитающегося государству в соответствии с законами, а не для взимания дебиторской задолженности по незаконным окончательным решениям в качестве налога. Поэтому, если общий суд исправляет свои ошибки, тем более ошибки администрации, даже вытекающие из окончательных решений, должны исправляться административным судом с использованием существующих процедур.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Марек Исаньски: Оправдали бы судьи Высшего административного суда Томаша Коменду?
Кто Максим Федоров и Алина Комова и что у них случилось