Марек Исаньски: Поддержка канцелярского беззакония Высшим административным судом

Чем незаконнее налоговое решение, тем сложнее его отменить.

 Марек Исанский: Поддержка клерикального беспредела со стороны АНБ

Власти обязаны действовать только на основании и в рамках закона. Бывает, однако, что орган сознательно скрывает имеющиеся у него вещественные доказательства, и без них будет вынесено решение о взимании фактически не подлежащего уплате налога. Какие процедуры предусмотрены законодателем для придания правового статуса, когда налогоплательщик узнает об этом доказательстве только после вступления решения в законную силу? Административные суды толкуют положения, касающиеся возобновления производства по делу, таким образом, что фактически поддерживают администрацию в ее противоправной деятельности.

-pnlC_tT0hc «>Для того чтобы налоговая инспекция могла достоверно вести налоговое производство и выносить решения только на основании всех необходимых доказательств, в Постановление о налогах встроен механизм в виде обязательного возобновления производства по делу. Обнародование новых доказательств или новых обстоятельств, неизвестных органу власти, т. е. не находящихся в материалах незавершенного производства, влечет за собой отмену вынесенного решения и продолжение производства по делу. К сожалению, в силу судебной практики этот механизм полностью искажен.

В результате стандартно выносить, особенно в отношении простых граждан, решения, увеличивающие налоговые обязательства. Власти в основном собирают доказательства увеличения налоговой нагрузки, несмотря на то, что им предстоит собрать полный материал. Так что они также должны собирать тот, который уменьшает налог. Судебное одобрение таких мелких махинаций должно было увеличить изобретательность чрезмерно усердных чиновников.   

В базе судебных решений можно найти примеры доказательной манипуляции со стороны администрации, которая не только «выдумывает» налоговую. В целях установления высокого налога налоговый орган нарушает основные правила ведения производства. Бывает, что у него есть весомые доказательства того, что налог не причитается, но он не добавляет их в материалы дела. Без этого доказательства налоговое решение может показаться правильным, и Высший административный суд отклонит жалобу. Впоследствии налогоплательщик обнаружил эти существенные доказательства и ходатайствовал о возобновлении производства по делу. Суд первой инстанции отменил решение об отказе в возобновлении производства по делу, посчитав, что представленные доказательства явились предпосылкой для возобновления производства и свидетельствовали о явной незаконности начисленного налога. Удивительно, что Верховный административный суд отменил такое решение.

Например, по делу II ФСК 3819/18 Высший административный суд отменил решение суда первой инстанции, написав в обстоятельствах этого дела просто поразительные вещи: «В данном контексте следует исходить из необходимости исследовать представленные налогоплательщиком доказательства на предмет выполнения условий ст. 240 § 1 п. 5 Ф.П., а иными словами правомерность требования к органу выполнить обязанность по сбору доказательств (возможно, оправданную в обычном производстве) для получения доказательств, которые могут быть оценены только с точки зрения условий, предусмотренных в ст. 240 § 1 пункт 5 О.п. Другими словами, доказательства, являющиеся основанием для заявления о возобновлении производства по делу, и обстоятельства, вытекающие из него, должны прямо доказывать бездействие налогового органа и связанную с ним ошибочность окончательного решения, а не вызывать сомнения в обоснованности принятого решения. оценка таких доказательств, проводимая в обычном порядке в целях возбуждения дела о доказательствах в части обстоятельств, вытекающих из таких доказательств, возможно утаенных налогоплательщиком в ходе процедуры оценки. Анализ мотивировки обжалуемого постановления, проведенный в рамках его инстанционного пересмотра, обосновывает вывод о том, что суд первой инстанции сосредоточил свое внимание на доказательственной деятельности, которую должен осуществлять орган с учетом доводов заявителем в (обычном) судебном производстве, не заняв при этом соответствующей позиции о необходимости проведения указанных доказывания в порядке возобновления производства» (выделено автором).

Помимо крайне запутанных и непонятных формулировок и стилей обоснования судебных решений, можно увидеть явные ошибки в толковании простой нормы о возобновлении производства по делу. Характерно, что бенефициаром этих ошибок всегда является власть, а не налогоплательщик. Суд путает/смешивает два разных производства. Первое производство находится на рассмотрении относительно уместности новых доказательств или обстоятельств, представленных налогоплательщиком. И вслед за ним, после подтверждения наличия предпосылок к возобновлению, производство по делу возобновляется, что является продолжением оценочного производства. Это означает, что при наличии основания для возобновления производства налоговое производство по делу, а не по делу о новых доказательствах, продолжается и завершается вынесением решения, которое должно быть законным.

Однако самое шокирующее заключается в том, что суд зашел так далеко, что построил на ложном/выдуманном аргументе о предполагаемом «сокрытии доказательств налогоплательщиком» всю юридическую конструкцию, которая должна была оправдать отмену правильного решения провинциального Административный суд. Этим доказательством является банковский перевод со счета органа на счет третьего лица. Так что абсурдно и не соответствует действительности то, что налогоплательщик мог скрыть эти доказательства от налогового органа  в размерной процедуре. Показательно, что во всем обосновании постановления Высшего административного суда не уточняется, что это за доказательства. Написать, что это документ банковского перевода из этого налогового органа, будет открыто разоблачать мошенничество, без которого невозможно будет обосновать решение. Ведь нельзя же написать, что документ, представленный органом и до сих пор находящийся в органе, был скрыт от органа налогоплательщиком.

Очевидно, что налоговый орган не приобщил это доказательство к материалам порядка исчисления налога, так как прекрасно понимал, что оно наглядно доказывает правильность расчетов налогоплательщика. Тогда любой суд должен был бы признать решение неверным и отменить его. Это было признано даже Высшим административным судом в вышеупомянутом решении.

Второстепенное значение имеют рассуждения суда о том, что эти доказательства не могли быть учтены при возобновлении производства по делу. Важно, на что не указал данный суд, что данные доказательства все время находились в распоряжении налогового органа и не были приобщены к материалам дела, что является грубым нарушением закона. Оно заключалось в умышленном сокрытии вещественных доказательств с целью вынесения с заведомым умыслом незаконного решения на основании неполных/подтасованных доказательств. Чтобы легализовать хищение налогоплательщика налоговым органом, Высший административный суд предположил, что именно налогоплательщик скрыл, т.е. утаил, выгодные ему доказательства от органа.

Налоговое производство ведет не налогоплательщик, а орган. Именно орган обязан собрать все доказательства, необходимые для вынесения решения, в частности, имеющиеся в его распоряжении доказательства. Так что эти доводы следует адресовать органу, который грубо нарушил закон. Если бы Высший административный суд основывал свое решение на фактах, решение об определении несуществующего налога было бы отменено, а налогоплательщику была бы возвращена незаконно взысканная сумма. Упущение о том, что имеющиеся у органа доказательства были им сокрыты и не приобщены к материалам дела, означает, что суд защитил орган, грубо нарушивший закон путем проведения следственного производства, а затем также грубо нарушивший закон путем проведение повторного судебного разбирательства.

Вышеприведенное решение показывает, что вместо защиты прав граждан от естественной склонности администрации злоупотреблять своими полномочиями АНБ активно поддерживает незаконную деятельность администрации. Это не нормальная или исключительная ситуация.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Марек Исаньски: Поддержка канцелярского беззакония Высшим административным судом
Кто Вячеслав Овсянников и как умер