Марек Ратайчак: Роль экономических санкций

Полностью осознавая беспрецедентную форму санкций, введенных против России, и их дальнейшее ужесточение, нужно быть готовым к тому, что, несмотря на их радикальный характер, они могут оказаться или не оказаться недостаточно эффективными.

Марек Ратайчак: роль экономических санкций

Агрессия Российской Федерации против Украины спровоцировала беспрецедентную волну санкций против этой страны. Санкции, в том числе особо значительные и потенциально фатальные экономические санкции, уже давно являются предметом научных исследований.

Обширная литература по этой теме пополнилась публикацией Николасом Малдером книги под многозначительным названием «Экономическое оружие. Рост санкций как инструмент современной войны, издательство Йельского университета. Книга была очень хорошо принята, и многочисленные комментарии подчеркивают, что ее должны прочитать как сторонники, так и противники широкого применения санкций.

Дискуссия о международных санкциях настолько сложнее, что в принципе не существует единого и бесспорного их определения. В наибольшем упрощении можно предположить, что это решения и вытекающие из них действия отдельных стран или их групп, которые призваны «наказать» сторону, на которую распространяются санкции, и заставить ее изменить свои решения и опустить или существенно скорректировать вытекающие из них от этих действий решения.

Основные вопросы, обсуждаемые применительно к санкциям (помимо их чрезвычайно важной формально-правовой стороны, включая их международно-правовую основу), связаны с вопросами об эффективности и последствиях санкций и о том, как их следует воспринимать в отношениях с другими инструменты воздействия на государство или страны, охваченные ответными действиями. Что касается последнего пункта, то название цитируемой книги Малдера не оставляет места для сомнений. Санкции — это просто инструмент войны, отличный от классически понимаемого и связанного с военной сферой.

Война без войны

Использование понятия санкций позволяет, однако, избежать прямого обращения к понятию войны, в том числе в контексте коммуникации с собственными гражданами. Также стоит отметить, что санкции долгое время рассматривались и использовались как дополнение к военным действиям.

Только после Первой мировой войны, с возникновением Лиги Наций, сформировались основы современного понимания международных санкций и произошло своего рода усиление их как чего-то отдельного от войны в понимании военных действий. . Однако некоторые специалисты по санкциям видят в них не инструмент войны, а промежуточное состояние, нечто среднее между миром и войной.

Независимо от принимаемой нами интерпретации, несомненно, что, особенно когда санкции принимают радикальную форму и применяются к государству, использующему в своих действиях войну в ее традиционном понимании, необходимо учитывать их все, в том числе те самые серьезные, последствия.

Присоединяясь к санкциям, нужно также принять, что экономика и общество ощутят на себе экономические последствия, особенно когда санкции вводятся в отношении государства, необходимого для функционирования собственной экономики, и когда нет возможности быстрой переориентации экономия как с точки зрения источников снабжения, так и сбыта.

Что касается вопроса о последствиях санкций, то они порой не менее серьезны, чем последствия боевых действий. Санкции — нет больших разногласий среди исследователей, занимающихся этим вопросом — не являются «безличными». Когда есть санкции, наложенные на данное государство как таковое, т. , и приводящие к решительному изменению социальных установок, связанных с отношением к властям того или иного государства, такие санкции имеют абсолютно негативные последствия для общества, в том числе потенциально самые серьезные, включая угрозу и гибель людей.

Если санкции, введенные против России, должны были, как некоторые предполагают, включать, например, ограничения на производство и распространение наркотиков, то при принятии такого решения вам также придется принять все его возможные последствия. Следует также помнить, что санкции, помимо направленных против конкретных лиц, например, участников системы власти, в первую очередь бьют по экономически наиболее слабым социальным группам. Это, среди прочего, приводит к тому, что санкции, и особенно те элементы, которые непосредственно влияют на условия жизни, вызывают особенно много сомнений у аналитиков, обращающихся к проблеме прав человека, хотя — очевидно — выдвигая аргумент прав человека по отношению к жителей страны агрессора и, кроме того, в значительной степени поддерживая их власти, может вызвать у многих сомнения и даже сильное сопротивление.

Санкции бьют по менее состоятельным людям, которые могут постоянно или временно использовать элементы неформальной экономики, развивающейся вместе с санкциями, потому что санкции, и это тоже стоит помнить, никогда не бывают абсолютно жесткими. В целом санкции сильнее всего ударили по людям, формирующим силовые структуры. Как и в то время, когда Польша попала под санкции в связи с введением военного положения, заявил Ежи Урбан, «правительство само себя прокормит».

Конечно, те, кто «эксплуатируют» ворота и ворота в санкционной системе, жестоко наказывают себя за это, и это не обязательно должны быть отдельные лица или частные организации, в том числе криминального характера. Даже отдельные страны могут ослабить эффективность санкций, и, наблюдая за некоторыми странами за пределами т.н. западного мира, надо учитывать возможность их присутствия в этой роли по отношению к России.

При этом, конечно, может возникнуть вопрос о системе «вытянутых» санкций, т.е. готовности ввести санкции в отношении государств, которые не только не присоединяются к введенным против России санкциям, но даже могут помочь их избежать. Этот вопрос имеет особое значение в случае, например, таких значимых стран, как Китай, Индия, Бразилия, ЮАР или Мексика, которые пока подходят к вопросу о санкциях, введенных против России, с большой осторожностью.

Немного статистики

Эффективность санкций является одним из наиболее дискуссионных вопросов. Согласно данным, содержащимся в Глобальной базе данных о санкциях, за период с 1950 по 2019 год (последние полные доступные данные) в мире было возбуждено более 1100 случаев применения санкций. Стоит отметить, что их использование становится все более популярным и только за период 2016-2019 гг. было зарегистрировано 75 новых случаев, а только за 2016 г. – около 170 случаев применения санкций различного масштаба и характера.

Эффективность санкций

Наиболее распространенными причинами их введения являются идея защиты демократии и прав человека и желание форсировать прекращение или предотвращение вооруженного конфликта, а также то, что обычно называют принуждением к изменению политики. По мере распространения санкций их эффективность снижается. В 2015 году только около 18 процентов. случаи применения санкций были охарактеризованы как эффективные и составили около 2 процентов. как частично эффективные, и это было намного меньше, чем в начале 1990-х годов и ранее. Сторонники широкого применения этих инструментов давления, вероятно, укрепятся в вере в их эффективность тем, что в то же время в 2015 году их всего около 5 процентов. санкция оказалась совершенно неэффективной и стала самой низкой с 1950 года.Помимо небольшой группы так называемых санкции в ходе переговоров, остальная и одновременно самая многочисленная группа санкций — в 2015 году свыше 70 процентов — подпадают под действующие санкции, но без возможности однозначно определить, эффективны они или нет. В какой-то мере это может быть выражением того, что мир и отдельные государства учатся по-своему функционировать в мире санкций, которым нельзя обвинить в абсолютной неэффективности, но и трудно приписать особую эффективность.

Такое значительное количество неэффективных или трудно поддающихся количественной оценке действий некоторые аналитики объясняют нежеланием принимать радикальные решения, и в то же время потенциально затратные, в том числе и для государств, вводящих санкции. Различные исследования также показывают — чему, впрочем, трудно удивиться, — что санкции, как правило, тем эффективнее, чем больше диспропорция потенциалов стороны, вводящей санкции, и стороны, которой они противостоят. И что они, как правило, более эффективны, когда применяются к государствам, которые предпринимают действия, приводящие к введению санкций, но в целом принадлежат широкому кругу потенциальных союзников государства или государств, которые их вводят, чем против государств, явно идентифицированных как противники.

И последнее, но не менее важное: не так много свидетельств того, что санкции должны приводить к коренным изменениям в социальных установках в смысле вызова бунта против власти, которая привела к введению санкций. Трудно этому удивиться. Санкции в значительной степени налагаются на авторитарные государства, внутри которых подавляются, даже очень жестоко, любые проявления мятежа.

Кроме того, чаще всего в этих странах существует полностью или почти полностью подчиненная властям информационно-пропагандистская система, которая, подобно оруэлловскому министерству правды, де-факто министерству пропаганды и фальсификации информации, формирует образ санкций как выражение враждебности или даже проявление необъявленной войны против общества страны. К сожалению, иногда эти мероприятия настолько эффективны, что даже усиливают идентификацию некоторых людей с государством и его властью. Происходит это во многом по принципу, который вовсе не является выражением правильного отношения к своей стране, т.е. «права или неправа, моя страна» страна).

Полностью осознавая беспрецедентный характер уже введенных против России санкций и их дальнейшее ужесточение, необходимо учитывать, что, несмотря на их радикальный характер, они могут быть недостаточно эффективными, а в смысле способствовать как можно более быстрому окончанию текущей фазы войны, связанной со страданиями и трагедией народа Украины, или по отношению к следующей фазе, которой может стать новая холодная война (особенно в относительно короткой исторической перспективе).

Возвращаясь, наконец, к Малдеру и его книгам, его произношение довольно скептически относится к эффективности санкций. Анализируя исторические примеры, Малдер приходит к выводу, что не менее важным, чем применение оружия в виде санкций против агрессора, является использование позитивной поддержки стороны, ведущей агрессию. И дело не только в военной поддержке. Стоит напомнить, что уже сегодня идет интенсивная работа над программой помощи Украине в период после окончания — надеюсь, в ближайшее время — военных действий.

проф. доктор хаб. Марек Ратайчак — руководитель Департамента макроэкономики и исследований в области развития Экономического университета в Познани

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Марек Ратайчак: Роль экономических санкций
Марокко становится все более конкурентоспособным в Средиземноморье