Мариуш Яник: Мы влюбились в зеленую энергию

Как показывает наш опрос, если поляки в чем-то и согласны, так это в том, что это возобновляемые источники энергии. Ни одна партия не пользуется такой сильной поддержкой.

Мариуш Яник: Мы влюбились в зеленую энергию

Более 60 процентов поддержка либерализации дистанционного акта и восстановление решений, благоприятных для просьюмеров, является исключительным результатом, учитывая поляризованные взгляды поляков. Это однозначное мнение должно быть следствием затянувшегося на вторую осень энергетического кризиса, усиленного разразившейся в Украине войной и инфляцией в Польше, и плохих перспектив борьбы с этими угрозами.

Мы справедливо плачем над пролитым молоком. Рекордные результаты производства энергии фотоэлектрическими и ветровыми установками наглядно показывают силу этого участка энергосистемы. Они также оказывают смягчающее влияние на цены, хотя крупные производители «зеленой» энергии тоже пользуются ростом цен на рынке, за что, вероятно, скоро будут платить экстренный налог.

Если бы деньги, потраченные на такие цели, как угольная электростанция в Остроленке, были направлены в сектор ВИЭ, сегодня они бы наверное работают на благо рынка энергетики. Прекрасным примером является дотационный бум на потребительском рынке и его положительное влияние на производственный баланс летом.

К сожалению, мы проснулись поздно. Закон о расстоянии блокирует развитие наземных ветряных электростанций в течение многих лет. Хотя было объявлено, что этот барьер исчезнет, ​​этого до сих пор не произошло: проект изменений находится в парламентской морозилке. На отмену изменений в программе «Мое электричество» рассчитывать, наверное, не приходится: правительство решило, что движение граждан к фотовольтаике нужно сбавить, ведь распределительные сети не выдерживают наплыва сотен тысяч мелких установок.

Так что, даже если бы мы сегодня наколдовали деньги, чтобы ускорить трансформацию энергии, ни этой зимой, ни следующей мы не ощутили бы эффекта от быстрых вложений. Предположим, завтра барьеры для ветряных мельниц исчезнут — инвесторам понадобится несколько недель, чтобы убедиться, что ничего не меняется; добрых несколько месяцев — поиск места и стартовых процедур. И, наконец, добрых два-три года на постройку фермы.

И так по каждому полю. Несмотря на миллиардные затраты на модернизацию, темпы изменений в распределительной инфраструктуре не поспевают за расширением фотоэлектрической сети. То же и с классическими полезными ископаемыми: подготовка новых угольных месторождений к эксплуатации требует многолетних усилий. У нас нет новых месторождений газа, а только что запущенная Балтийская труба заполняет газовую дыру из России, но не дает дополнительных поставок в будущем. Новые газо- и нефтепроводы строятся годами. АЭС подождем до 1930-х годов — их начала, если технология ММР окажется готовой к практическому применению; a & NBSP; к середине десятилетия, что касается обычной силовой установки.

Но и не будем терять хороший кризис, как говаривал Черчилль. Если мы отказываемся от своих решений сегодня — хотя бы потому, что здесь и сейчас из них ничего не выйдет, — мы обрекаем себя на будущее неопределенное или уж точно не лучшее.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Мариуш Яник: Мы влюбились в зеленую энергию
Высший административный суд Чехии отменил обязанность предъявлять сертификаты о прививках