Мазур-Зых, Стысял: Суд даст оценку действиям налоговой инспекции

Обстоятельства действий, предпринятых налоговиками, доказывают, что они все чаще используют безопасность только для приостановления срока исковой давности.

 Мазур-Зых, Стысял: Этот суд будет оценивать действия налоговая инспекция

Высший административный суд

Срок исковой давности до сих пор остается одной из самых интересных тем, связанных с налоговым разбирательством. На протяжении многих лет между налогоплательщиками и налоговыми органами ведутся споры о влиянии налогового исполнительного производства на течение срока исковой давности. Налоговые органы используют возможность возбуждения налоговых уголовных производств для продления сроков проверки налоговых расчетов.

Высший административный суд рассказал о влиянии фискальных уголовных производств на ограничение налоговых обязательств, вынеся постановление от 24 мая 2021 года (исх. № I ФПС 1/21). Он подтвердил, что обязанностью административного суда является проверка того, было ли возбуждено уголовное налоговое производство инструментально. В настоящее время споры касаются в основном критериев, по которым возбуждение налогово-уголовного производства можно считать инструментальным.

Кроме того, недавно также появилась информация о предлагаемых изменениях в налоговом постановлении. Согласно сообщениям, с 1 июня 2023 года возбуждение производства по делу о налоговом правонарушении или проступке не влечет за собой приостановления течения срока давности налоговой ответственности.

Между тем на практике налоговые органы ищут и другие способы избежать ограничения налоговых обязательств. Одним из них является обеспечение налогового обязательства, регулируемого ст. 33 § 1 налогового постановления. Это связано с тем, что согласно ст. 70 § 6 пункт 4 налогового постановления, срок исковой давности приостанавливается в день вручения обеспечительного приказа, выданного на основании обеспечительного решения.

-bFt_s-hk1l «>Предпосылкой применения обеспечения является «обоснованное опасение, что обязательство не будет исполнено», которое законодателем не определено.

В искусстве. 33 § 1 Постановления о налогах были упомянуты два случая expressis verbis, возникновение которых свидетельствует о наличии обоснованных опасений, что налоговое обязательство не будет выполнено. К ним относятся: постоянная неуплата обязательств публично-правового характера или осуществление деятельности, заключающейся в реализации имущества, что может затруднить или сорвать исполнение.

Этот каталог является открытым и определение наличия обоснованных опасений по дефолту требует анализа обстоятельств конкретного случая .

На практике можно увидеть, что некоторые решения о замораживании выносятся не для фактического обеспечения возможной налоговой задолженности, а для приостановления срока исковой давности. Обоснование таких решений разное. Налоговые органы стараются соблюдать видимость и указывают на широко понимаемые финансовые проблемы или прямо указывают, что ценная бумага используется только в связи с приближающимся сроком исковой давности.

С последним мы сталкивались во многих случаях.

Обстоятельства спора

Налоговый орган обеспечил обеспечение обязательства, прямо указав, что наступающий срок исковой давности вызывает обоснованные опасения, что налоговое обязательство не будет выполнено. Ни Губернский административный суд в Кракове (I SA/Kr 340/21), ни Высший административный суд (III FSK 367/22) не согласились с этим доводом.

В НСБ подчеркнули, что институт залога может быть использован только при соблюдении установленных законом условий. В числе оснований для применения обеспечения законодатель не указал предстоящий срок исковой давности. Более того, Высший административный суд констатировал, что характер предпосылок достижения института обеспечения предполагает наличие обоснованного опасения уже в момент принятия решения о предоставлении обеспечения, а наличие «опасения» неисполнения обязательств должно поддерживаться. по собранным по делу доказательствам. Важно отметить, что Высший административный суд заявил, что сам по себе размер предполагаемого налогового обязательства и истечение срока, в течение которого обязательство должно быть исполнено, не могут самостоятельно определять необходимость применения обеспечительного института.

В комментируемом случае налоговые органы исходили из предпосылки о приближающемся истечении срока исковой давности, используя аналогию с положением ст. 239b § 2 Налогового ордонанса, который регулирует принципы придания решению строгости немедленного исполнения.

Высший административный суд справедливо не согласился с такой аргументацией. Предпосылки применения обоих институтов — закрепление обязательства и придание строгости немедленной принудительной реализации — регламентировались законодателем независимо и по-разному. В случае немедленного исполнения законодатель прямо решил, что он может быть выдан органом власти в случае приближающегося срока исковой давности (статья 239b § 1 пункт 4 Налогового постановления). Однако такое условие не предусмотрено ст. 33 НК РФ, регламентирующей возможность применения обеспечения. Если бы законодатель хотел, чтобы обеспечение было использовано еще и в связи с приближающимся сроком исковой давности, он бы указал это прямо, как он это сделал в случае с режимом немедленного исполнения.

Последствия безопасности для активов

В описываемом деле суды обеих инстанций подчеркивали, что налоговый орган обязан действовать на основании норм законодательства. В случае безопасности это важно, так как неправомерные действия налоговых органов могут привести к серьезным трудностям для предпринимателей или даже к материальному ущербу.

Блокировка банковских счетов в результате обеспечения безопасности банковского счета может парализовать повседневную деятельность, в том числе сделать невозможным оплату заработной платы работникам или затруднить получение кредита. С другой стороны, если обеспечение происходит путем ареста дебиторской задолженности налогоплательщика, его контрагенты получают уведомление о налоговых проблемах, что может привести к потере доверия.

Решение об обеспечении в соответствии с законом подлежит немедленному исполнению. Это означает, что указанные ранее негативные эффекты проявляются практически одновременно с его приемом. Таким образом, они часто удивляют налогоплательщиков, к чему сами не готовы. В данном контексте тезисы обсуждаемого постановления имеют особое значение для защиты прав налогоплательщиков, что является четким сигналом налоговым органам о том, что они не могут использовать институт обеспечения исключительно для приостановления срока исковой давности по налоговым обязательствам, но в каждом случае они обязаны изучить и представить доказательства, свидетельствующие о том, что финансовое положение данного налогоплательщика может привести к неуплате налогов.

Как защищаться и стоит ли это того

Налогоплательщик имеет право обжаловать решение, а затем обратиться в административный суд. Суд, утверждая, что решение об обеспечении вынесено без законных оснований, устраняет формальную предпосылку для приостановления течения срока исковой давности по налоговому обязательству, как если бы решение никогда не выносилось. Кроме того, определение суда о незаконности ценной бумаги также является формальным основанием для обращения за компенсацией в гражданском иске.

Не в каждом случае мы будем иметь дело с такой вопиющей необоснованностью, как в комментируемом решении. В настоящее время мы можем ожидать от налоговых органов более точных обоснований обеспечительных решений или доказательств формального выполнения условия обоснованного беспокойства. Однако тогда встанет вопрос, может ли предоставленное органом обеспечение расцениваться как инструментальное, т.е. взятое только для достижения определенного эффекта, заключающегося в приостановлении срока исковой давности. На наш взгляд, обстоятельства действий, предпринятых налоговыми органами в последнее время, доказывают, что это так. Проверка административного суда будет заключаться в том, злоупотребляли ли власти положениями налогового законодательства в данном конкретном случае.

Александра Мазур-Зых — юридический консультант Deloitte Legal, а Александра Стысял — стажер юридического консультанта

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Мазур-Зых, Стысял: Суд даст оценку действиям налоговой инспекции
Глава МИД Германии раскритиковал Эрдогана за фото с Путиным