Михал Коланко: Почему оппозиции трудно

Кризис заставляет нас реагировать. И быть реактивным в политике — не лучшая позиция.

Михал Коланко: Почему оппозиция сложна

Лидеры нокаута, Дональд Туск, Борис Будка и Ян Грабец, направляются на встречу в понедельник в Канцелярии премьер-министра

Анализы влияния войны на Украине на политику в Польше и в мире будут подготовлены в ближайшие месяцы и годы. Но одно можно сказать наверняка: этот кризис — тяжелое время как для правительства, так и для оппозиции в Польше. По разным причинам. О том, что заниматься политикой в ​​данный момент непросто, говорят не только аналитики, но и — если прислушаться в кулуарах Сейма — политики всех мастей.

Кризис такого масштаба превращает все в реакцию. Так было после начала пандемии коронавируса, когда роль правительства на десятилетия сводилась к реагированию на другие аспекты кризиса. Это неудобная ситуация для правящей партии, потому что реактивность никогда не бывает хорошей стратегией в политике.

-Vb6EgWhOpm»>Но во время кризиса еще более очевидно, что правительство имеет инициативу и может действовать. ПиС, от первого антикризисного щита через антиинфляционный щит до антипутинского щита, показывает, что предпочитает действовать (это касается и Польской сделки, которая должна была стать ответом на вызовы для Польши после пандемии), а не бездействовать. Даже если эта «акция» окажется лучше или хуже, такова доктрина в Новогрудке и в Канцелярии премьер-министра. Однако для оппозиции в Сейме это особый вызов. Создание собственных тем — и это так сложно — становится еще более трудным или невозможным, тем более, что внимание средств массовой информации и общественности теперь переключается на что-то другое

Поэтому, например, митинг оппозиции под названием «Конференция о будущем Польши» перенесена с 21 марта на 4 июня. А сам сдвиг отмечен только на полях. Вряд ли это удивительно, конечно.

Суженное игровое поле

У оппозиции власти всегда есть только власть (помимо комментариев и счетов, конечно) создавать больше политических фактов, чем что-либо еще. Так было с 2015 года. Более или менее эффективные коалиции, как, например, в Жешуве, иногда преуспевали в том или ином голосовании, Марчин Виончек в качестве кандидата в омбудсмены, назначенный за зеленым столом PSL — это краткий список успехов.

Война могла навсегда сбросить приоритеты

Это более заметно в кризис. Партийно-коалиционная политика имеет меньшее значение, чем действия. В Сейме ПиС, поскольку правящее большинство представляет законопроекты, оппозиция может — как недавно к специальному закону о беженцах — успешно внести существенные поправки. Но инициатива принадлежит кому-то другому. Игровое поле узкое.

То же самое относится и к изменениям в конституции. Здесь дилемма оппозиции особенная, потому что, отвергая идею, она подвергает себя обвинениям в том, что не хочет оказывать поддержку в борьбе с Путиным. А помогая, ставит себя в неудобную роль, особенно для ПО. Вы можете увидеть эту двойственность в общении Платформы. Как и на прошлом съезде, когда «Гражданская платформа» представила свои идеи по безопасности, подчеркнув необходимость единства и критикуя власть более-менее прямыми аргументами «ад Путинум». Последнего ожидает партийная база, первого — единства — ждут люди вне партийного ядра в период кризиса. Политические партии и общественные движения также могут сосредоточиться на оказании помощи и других поддерживающих действиях. Как, например, Витольд Зембачинский и Адам Шлапка из Новочесны, которые едут на помощь раздираемой войной Украине, или другие политики, которые разными способами помогают Польше. Местным чиновникам, таким как мэр Варшавы Рафал Тшасковски, тоже есть что показать. Потому что у них много политического агентства в их городах и коммунах.

Ловушка тотальности

Хотя спор между политическими партиями уже медленно развивается, война, возможно, окончательно изменила приоритеты. В таких условиях в будущем предметный, серьезный подход к близким людям вопросам (экономика, цены, еда, энергетика) может иметь большее значение, чем политическая и бесплодная суета, ведущаяся в основном через твиттер и выступления в СМИ. Это касается политиков как в Сейме, так и за его пределами. Нет сомнений в том, что политика, в том числе электоральная политика, в конечном итоге вернется. Но он может быть совсем другим. Особенно, если кто-то хочет успешно заручиться поддержкой людей за пределами социальных сетей.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Михал Коланко: Почему оппозиции трудно
Кто Мария Мендиола и как умерла