Михал Шулджински: Премьер-министр Матеуш Моравецкий или дядя на свадьбе?

Почему премьер-министр обращается к Норвегии? Почему он разыгрывает социальные обиды и упрекает ИТ-специалистов? Чему это должно служить и какую цель оно преследует? Или это просто разговор, как за столом причастия?

 Михал Шулджинский: Премьер-министр Матеуш Моравецкий или дядя в свадьба?

У каждого была в жизни ситуация, что на свадьбе или первом причастии родственницу усадили рядом с ранее неизвестным мужчиной, довольно симпатичным внешне, который с каждой рюмкой спиртного все настойчивее показывает свое видение мира. И этот человек выражает свои правильные взгляды на все тоном, не терпящим возражений, с большой небрежностью решая самые серьезные политические, экономические и социальные дилеммы. И все наверняка помнят смущение, которое нарастало, когда приходилось это слушать.

-X7ReE4oMqA «>Но каждая свадьба когда-нибудь заканчивается, как и вечеринка причастия. Хуже, когда у тебя возникает подобное впечатление, когда слушаешь невеселую болтовню на семейном празднике, а главу польского правительства, который подсел к молодежи и поделился своими наблюдениями о том, кто является элитой (и почему он сапожник, а не айтишник) или Обогатит страны косвенно за счет войны, которую Россия ведет на территории Украины. Поскольку вы все еще могли понять смущающего товарища по обеду, высказывание своих теорий — это способ появиться за столом. А в случае с премьер-министром польского правительства…

Вот тут и возникают вопросы: почему премьер-министр обращается к Норвегии? Ведь это страна, от которой зависит наша энергетическая безопасность, PGNiG имеет там часть своих месторождений, оттуда мы будем получать газ по трубопроводу, который Польша вот-вот построит. Кроме того, это страна, которая играет важную роль в НАТО и будет играть еще большую роль после того, как Швеция и Финляндия присоединятся к альянсу. Страна, которая тесно сотрудничает с нашим ключевым союзником — США. И что именно Моравецкий хотел предложить? Что у норвежцев руки в крови, потому что после начала войны 24 февраля цены на сырье выросли, и норвежцы заработали, по словам главы польского правительства, дополнительно 100 миллиардов евро? Что они должны разделить эти деньги? Предпринимал ли премьер какие-либо дипломатические шаги в этом направлении? Я не говорю, что наших союзников нельзя критиковать, но когда это делается, стоит спросить: с какой целью? Какова цель премьер-министра? Это просто разговоры, как за столом причастия?

Есть похожие вопросы о том, кто настоящая элита: ИТ-специалист или сапожник. Премьер мастерски разыграл свои обиды на социальное неравенство и упрекнул состоятельных, якобы эгоистичных ИТ-специалистов, которые думают только о высоких зарплатах и ​​заграничных отпусках, противопоставив их сапожнику, который большую часть своего свободного времени посвящает общественной деятельности по борьбе за общество. «А кто входит в элиту польского государства?» — риторически спросил премьер. Опять же, можно спросить: почему глава правительства говорит такие вещи во время встречи с молодежью в прямом эфире? К чему это? Это опять не дядиные рассказы на свадьбе?

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Михал Шулджински: Премьер-министр Матеуш Моравецкий или дядя на свадьбе?
Песков: слова Байдена о «геноциде» неверны и неприемлемы